Как христианин стал героем Кореи

0

Репортаж из необычного музея, посвящённого поэту Юн Дон Чжу.

Удивительный музей встретился мне во время недавней поездки в Сеул. Он посвящён поэту Юн Дон Чжу (1917-1945), которого корейцы считают своим национальным героем. Творчество Юна необычайно популярно и сегодня, особенно среди молодёжи. Поэт вырос в христианской семье и воспринятая с детства вера стала одним из источников его творчества.

Отец — староста, дядя — священник

Внутри музея запрещено фотографировать, поэтому корейцы, убрав в карманы телефоны, от руки переписывают строки из дневников поэта, внимательно всматриваясь в пожелтевшие листки. Задерживаюсь перед чёрно-белой фотографией с краткой подписью на английском: «Родители поэта были христианами». Семья Юна жила в северной части Маньчжурии (современная провинция Цзилинь, Китай), в корейской деревне с традиционным укладом.

— Его отец был старостой церковной общины, мать преподавала в христианской школе, дядя был священнослужителем, — рассказывают в музее.

Корейцы издавна переселялись в регионы соседнего Китая. Неудивительно и существование здесь христианских общин: в Китае несколько веков активно проповедовали миссионеры из Европы.

Только стихи

В небольшом музейном зале нет личных вещей поэта — только стихи. Рукописные тетради за стеклом. И стеллаж, до потолка уставленный сборниками стихов на разных языках, изданных уже после его смерти.

Корейские исследователи называют лирику Юна христианской. Его ранние стихи о цветах, ветре, звёздах — проникновенные, задумчивые, наполнены любовью ко всему живому. В них постоянно присутствует образ неба, куда он обращает внутренний взгляд. Совсем мальчиком он написал стихотворение «Крест» — о стремлении к духовной высоте, которая задана Спасителем.

Жизнь в оккупации

Важная деталь: он пишет стихи только на корейском языке. Хотя его школьные и студенческие годы выпали на тяжёлое время — Корея и часть Китая в 30-40-е годы находились под властью Японии. Местным жителям запрещалось пользоваться родным языком, корейцев и китайцев заставляли менять имена и фамилии на японские. Учебным учреждениям приказали преподавать на японском языке. В случае отказа школы закрывали.

Однако известно, что корейцы-христиане в Маньчжурии принципиально сохраняли свою культуру и язык. Корейские христианские школы в Маньчжурии оказались неподвластны японскому империализму. В них педагоги открыто говорили с учениками о необходимости бороться за свободу родины.

Врач или поэт

Отец Юна не поощрял поэтических увлечений и настаивал, чтобы сын выучился на врача, получил «настоящую» профессию. Однако тихий по характеру юноша оказался непреклонен и против воли родителя поступил на филологический факультет христианского (основанного миссионерами) университета в Сеуле.

Такое неподчинение означало разрыв с семьёй. Вынужденная разлука с родителями стала постоянной болью поэта.

— Он так и не увидел их до своей гибели в тюрьме, но всегда тосковал по дому, особенно по матери, посвятил им несколько стихотворений, — говорит экскурсовод.

Камера пыток

Второй зал музея — это пустой бункер. Проходим к нему через крошечный замкнутый дворик. Внутри голые стены, под ногами щебень, посередине в три ряда — металлические стулья. За нами закрывают дверь. Темно, тихо, гулко. Мы выходим через пару минут, щурясь на солнце.

— Это символический образ тюремной камеры, где он провёл около двух лет, — объясняют нам.
Юна арестовали, обвинив в сопротивлении японской власти. Его рукописные стихи, полные переживаний за судьбу родины, следователи подшили к уголовному делу как доказательство преступных замыслов. В тюрьме он, как и другие заключённые, подвергался бесчеловечным медицинским экспериментам: на них испытывали отравляющие препараты. После инъекций многие люди мучительно умирали.

27-летний поэт погиб в феврале 1945 года, за шесть месяцев до освобождения Кореи от японской оккупации. Вскоре была издана первая книга его стихов.

Прислушивался к своей душе

Почему же сегодня творчество Юн Дон Чжу так популярно среди молодёжи? Что находят корейские студенты в стихах задумчивого романтика, жившего много лет назад?

Ответ, наверное, в том, что Юн писал, чутко прислушиваясь к своей христианской душе, которая безошибочно подсказывала ему, как прожить жизнь «без стыда». Так, как сказано в одном из его студенческих стихотворений: «Я хотел бы всю жизнь поднимать глаза к небу без капли стыда,/ И на том ветерке, что колышет листву, я страдал./ Поющим о звёздах сердцем/ Я буду любить всё, что смертно».

Татьяна Щербакова, «Крестовский мост»

Поделиться.

Комментарии закрыты