Топ-100

Как на ковид-вакцинах спекулируют фармкомпании 

0
Стоимость контрактов на прививки от коронавируса в разных странах – коммерческая тайна
Колоссальный дефицит вакцин от коронавируса терзает даже богатые страны. Население беднейших государств и вовсе получит вакцины неизвестно когда. Почему не удается распределить вакцины по всему миру быстро, справедливо и массово – и как с этим связаны тайные обстоятельства работы глобальных фармацевтических концернов?
 Вакцины для богатых и бедных
По данным портала Ourworldindata, на начало апреля наиболее значительные успехи в вакцинации в относительных к численности населения показателях были достигнуты в Израиле – как минимум одну дозу вакцины от коронавируса получили более 60 процентов населения страны. Второе место занимает Великобритания, здесь вакцинирована уже почти половина граждан. Далее расположились Чили, США и Бахрейн, где уровень вакцинации находится в диапазоне 30–40 процентов, а в Сербии, Венгрии и Уругвае он уже превысил 20 процентов.
Однако во многих странах вакцинация по-прежнему не набрала серьезный размах. В Китае, к примеру, на 2 апреля было привито 133,8 млн. человек – менее 10 процентов населения страны. Куда хуже обстоит дело в Индии, занимающей третье место в глобальной коронавирусной статистике (около 12,6 млн. выявленных случаев) – здесь на начало апреля вакцинировано 79 млн. человек, или порядка пяти процентов населения.
На совсем мизерном уровне вакцинация находится в таких странах, как Иран или Колумбия, где сейчас фиксируется большой ежедневный прирост заболеваемости. В большинстве стран Африки вакцинация вообще толком и не начиналась. В итоге среднемировой показатель вакцинации сейчас составляет порядка четырех процентов, хотя еще несколько месяцев назад казалось, что процесс можно будет развернуть быстро.
Одна из главных причин заключается в огромных диспропорциях в распределении доступных объемов вакцин между разными странами, в связи чем уже вошло в оборот словосочетание «вакцинный национализм». Именно так охарактеризовал текущую картину вакцинации в вышедшем 5 апреля заявлении министр иностранных дел Китая Ван И. По его словам, богатые страны, на которые приходится 16 процентов населения мира, приобрели 60 процентов вакцин, причем некоторые заказали такие объемы, которые превышают их собственное население в два-три раза. Ранее на эту же тему высказывался глава Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Тедрос Адханом Гебрейесус, приводя такую статистику: 76 процентов доступных доз для вакцинации от коронавируса приходятся всего на 10 стран мира.
Продавец диктует условия
Но и такая позиция требует уточнения, поскольку некоторые страны – лидеры мировой экономики – тоже не блещут особыми успехами в вакцинации. Например, в Германии ее уровень сейчас лишь немногим выше 10 процентов.
Не относятся к передовикам вакцинации и другие страны Евросоюза. ЕС решил закупать вакцины централизованно и затем распределять их в соответствии с потребностями своих членов, причем в ряде стран были установлены приоритетные возрастные и профессиональные группы для вакцинации. Однако механизм централизованных закупок и распределения эффективно не заработал. Выяснилось, что вакцин не хватает. Поэтому отдельные страны ЕС заявили о готовности принимать самостоятельные решения по закупке вакцин, которые были исключены из европейской закупки по политико-идеологическим мотивам.
Дефицит вакцин во многих странах позволяет утверждать, что перед нами классический рынок продавца, диктующего свои условия покупателям. Еще весной прошлого года, в самом начале пандемии коронавируса, правительства многих богатых стран, в первую очередь США, выделили ведущим фармацевтическим компаниям – так называемой «большой фарме» (Big Pharma) – льготное финансирование в огромных масштабах на исследования и разработки вакцин от коронавируса. В подавляющем большинстве стран вакцины предоставляются гражданам бесплатно. А текущий спрос на вакцины предъявляют целые государства, которые тратят на это бюджетные средства.
Примерные цены на вакцины известны: 37 долларов за одну дозу Moderna (США), 30 долларов за дозу Sinovac (Китай), 20 долларов для Pfizer and BioNtech (США/Германия), 10 долларов для «Спутника V» (Россия). Так же оценивается одна доза вакцины Johnson and Johnson (США). А самой дешевой считается вакцина AstraZeneca/Oxford (Великобритания/Швеция) – четыре доллара за дозу. Но это, скорее, справочные цены, а насколько высока «политическая надбавка» к ним, остается только догадываться. Стоимость твердых контрактов на будущие поставки вакцин в разные страны представляет собой коммерческую тайну.
О том, что ставки в игре постоянно растут, свидетельствуют различные оценки емкости рынка. Например, еще в прошлом ноябре аналитики инвестбанка Morgan Stanley оценивали гипотетическую выручку фармацевтических компаний стран «золотого миллиарда» от продажи вакцин как минимум в 10 млрд. долларов, указывая, что себестоимость их производства составляет 5–10 долларов за дозу, а отпускная цена – в среднем 20 долларов.
Но уже в начале этого года крупнейший производитель вакцин – американская корпорация Pfizer – заявила, что ее выручка от их продажи составит около 15 млрд. долларов, а в целом доходы компании вырастут в текущем году примерно на 40 процентов, до уровня около 60 млрд. долларов. Если же добавить сюда других производителей, то общий потенциальный объем рынка составляет десятки миллиардов долларов. Для игры на повышение у «большой фармы» давно существует универсальное обоснование. Лидеры отрасли заявляют, что их цены на препараты определяются той ценностью, которую они приносят обществу.
«Политики должны обсуждать не цену лекарств, а их ценность» – так называлась нашумевшая в свое время статья бывшего вице-президента Pfizer Джона ЛаМаттины, опубликованная в 2014 году в Forbes. В качестве одного из примеров такого подхода он приводил препарат Soliris для лечения редких форм анемии и расстройства почек, который стоил баснословные 440 тыс. долларов в год для одного пациента. Однако и частные страховщики, и государственное здравоохранение европейских стран соглашаются платить такую цену, добавлял ЛаМаттина, поскольку в противном случае им придется потратить на уход за пациентами еще больше.
Правда, после начала пандемии глобальные лидеры фарминдустрии не раз давали понять, что на сей раз все будет совсем по-другому. Та же компания Pfizer утверждает, что ее опубликованная цена коронавирусной вакцины отражает специфику экстраординарной ситуации. «Это не та цена, которую мы обычно просим за вакцину – 150, 175 долларов за дозу. Это пандемическое ценообразование», – заявил финансовый директор Pfizer Фрэнк Д’Амелио. Кроме того, по его словам, компания платит за расходные материалы, рабочую силу, накладные расходы, доставку, дистрибуцию и т. д.
Это высказывание прозвучало в ответ на публикацию одной из главных газет Германии Suddeutsche Zeitung, где говорилось, что Pfizer и ее немецкий партнер Biontech первоначально предложили свою вакцину Евросоюзу по «сомнительной» цене, тем более что Biontech получала государственные субсидии. Летом прошлого года глава этой компании Угур Сахин заверял, что ни одна фармацевтическая компания не озолотится на коронавирусной вакцине. Однако, утверждает Suddeutsche Zeitung, всего через несколько дней Еврокомиссия получила от Pfizer и Biontech «строго конфиденциальное предложение» по вакцинам, где предлагался давно знакомый принцип ценообразования – исходя из потенциальных издержек для экономики.
Как выяснила Suddeutsche Zeitung, Евросоюзу было предложено приобрести вакцину за 54 евро за дозу (то есть? почти втрое дороже «опубликованной» цены) при покупке 500 млн. доз. Иными словами, Pfizer и Biontech захотели выручить 27 млрд. евро за объем вакцины, которой хватило бы с запасом на половину населения Евросоюза, добавив, что эта цена уже включает самую большую скидку, какую только можно предложить. «Я считаю, что цена сомнительна, и рассматриваю ее как погоню за прибылью, которая никоим образом не оправдана в нынешней ситуации пандемии», – цитирует издание слова председателя комиссии по лекарствам Немецкой ассоциации врачей Вольфа Дитера Людвига.
Угур Шахин оставил без ответа вопрос Suddeutsche Zeitung о завышенном ценовом предложении – в комментарии Biontech было лишь сказано, что цена вакцины «зависит от различных факторов» и находится «в определенном диапазоне для стран с более высокими доходами». В свою очередь Pfizer в ответ на обращение немецкого издания заявила: «Наши переговоры с правительствами и все последующие соглашения являются конфиденциальными».
Дефицит и посредники
Сигналы о напряженной ситуации с закупками вакцин в Евросоюзе поступают и из Италии, где граждане уже больше года наблюдают за бесплодными попытками властей справиться с коронавирусом. В конце февраля местная газета Il Messaggero сообщила, что главы нескольких провинций страны получали от неких посредников предложения о закупке вакцин разных производителей по цене в два-три раза выше согласованной между Еврокомиссией и поставщиками. В частности, утверждалось, что один из этих посредников, находившихся в Болгарии, предлагал закупку 50 млн. доз вакцины, что стало поводом для расследования прокуратуры Рима.
Что говорить о беднейших государствах планеты, для которых перспективы вакцинации выглядят куда более мрачно. Собственных средств для массовой закупки вакцин в условиях дефицита у них нет, тем более что правительствам этих стран и так пришлось увеличивать долги для борьбы с пандемией. Единственная их надежда – международная благотворительная инициатива COVAX, которой совместно руководят Альянс по вакцинам GAVI, ВОЗ и Коалиция по инновациям в области обеспечения готовности к эпидемиям (CEPI) в партнерстве с ЮНИСЕФ, Всемирным банком и т. д. Первые меры в рамках этого проекта уже приняты – например, в конце февраля в Аккру – столицу Ганы, относительно благополучной африканской страны, – были направлены 600 тыс. доз вакцины AstraZeneca/Oxford из Института сывороток Индии. Однако, это капля в море по сравнению с населением Африки, которое превышает миллиард человек. Вполне возможно, в рамках заявленной инициативы для глобальной периферии будут осуществляться коррупционные схемы, как это часто бывает, когда спрос на товар превышает предложение.
Однако первоочередная проблема заключается в другом. Главное – это недостаток производства вакцин. Даже богатые страны сталкиваются с острой нехваткой вакцин, и вряд ли стоит ожидать, что они уступят свою очередь бедным странам Африки и Азии. На рынке вакцин доминируют крупные государственные контракты на будущие поставки, спрос многократно превышает предложение, поскольку правительства многих стран будут и в дальнейшем снабжать своих граждан бесплатными вакцинами, стремясь как можно скорее достичь экономического оживления, восстановления рабочих мест, а соответственно – и налогов, и социальной стабильности.
Михаил Кувырко http://vz.ru
Share.

Comments are closed.