Кто делает обувь для кино

0

Могла ли носить Золушка обувь от Ferragamo, а Мария-Антуанетта от Manolo Blahnik? Вполне, если речь идет о киноперсонажах. Где изготавливается обувь для культовых кинофильмов? 7 декабря 2467

Обычно тщательнее всего прорабатывается та часть костюма, которая находится ближе к лицу, поскольку большая часть актерских планов — портреты. Но нельзя недооценивать роль обуви в кинокостюме. Даже если зритель ее не видит, она все равно работает на восприятие персонажа, позволяя актеру лучше вжиться в роль и получить правильную осанку.

Сбитые огромные башмаки Чаплина, кокетливые туфли на шпильке Мэрилин Монро, балетки Одри Хепберн — не только стали знаковой обувью в кинематографе, но и подарили узнаваемую пластику движения этим актерам.

Вот как вспоминает о рождении образа Бродяги Чаплин: «По пути в костюмерную я решил надеть широченные штаны, которые сидели бы на мне мешком, непомерно большие башмаки и котелок, а в руки взять тросточку. Мне хотелось, чтобы в моем костюме все было противоречиво: мешковатые штаны и слишком узкая визитка, котелок, который был мне маловат, и огромные башмаки. Одеваясь, я еще не думал, какой характер должен скрываться за этой внешностью, но как только я был готов, костюм и грим подсказали мне образ. Я его почувствовал. А когда вернулся в павильон, мой персонаж уже родился. Я уже был этим человеком и, подойдя к Сеннету, принялся расхаживать с гордым видом, небрежно помахивая тросточкой. В моем мозгу уже роились всевозможные трюки и комедийные ситуации».

При разработке кинокостюма обувь очень важна. В любой момент режиссер может захотеть снять ее крупный план, как, например, Скорсезе в фильме «Эпоха невинности» (1993). Или даже расставить с помощью обуви различные социальные маркеры, как это делал Эйзенштейн в «Октябре» (1927). Обувь может стать и важной частью киноповествования — вспомним хрустальные башмачки Золушки.
Где же берут обувь для съемок? Все просто: если бюджет небольшой, а картина современная — покупают в магазинах. Если обувь нужна на массовку — берут в аренду на складах костюма. Но если проект исторический — тут без пошива в специальных обувных мастерских не обойтись. Некоторые из них по праву считают успех художника по костюмам фильма, получившего «Оскар», и своей заслугой.

Фараон, обутый Сальваторе Феррагамо

История успеха известного бренда и его основателя Сальватора Феррагамо напрямую связана с Голливудом.

В 1914 году, покинув Неаполь в возрасте 16 лет, Сальваторе отправился в Америку. Его работа в кинематографе начиналась с починки ковбойских сапог для актеров вестернов. Говорят, что когда Сесил ДеМилль увидел результат восстановления этой разбитой обуви, что воскликнул: «Запад был бы завоеван раньше, если бы они носили такие сапоги!» Столь высокая оценка влиятельного режиссера подняла статус юного обувщика в глазах окружающих и привела к нему множество клиентов, в том числе, актеров.

Режиссер Д.У. Гриффит предложил Сальваторе Феррагамо провести конкурс красоты среди лучших ног и лодыжек в Голливуде. Первым призом был шестимесячный контракт с Гриффитом, а вторым и третьим призом — обувь от Феррагамо. Первое место заняла Марджори Ховард, но Феррагамо лично выбрал девушку с красивыми ногами, изо всех сил пытающуюся пробиться в кино, тогда еще неизвестную Джоан Кроуфорд. С этого началась пожизненная дружба звезды с Сальваторе Феррагамо.

В 1924 году, в возрасте 26 лет, на волне успеха, он открыл магазин в Лос-Анжелесе на Голливудском бульваре напротив Египетского театра Граумана. Как он позже вспоминал в автобиографии: «Я захватил практически всю театральную торговлю, мои туфли украшали ножки самых сказочных кинозвезд, а также ноги танцовщиц, актрис, режиссеров и продюсеров».

Он создавал обувь для известных режиссеров Дэвида Уорка Гриффита, Сесиля Б. ДеМилля, звезд кино Рудольфо Валентино (который был его другом), Мэри Пикфорд, Полы Негри, Джоан Кроуфорд, Лилиан Гиш, Марлен Дитрих, Греты Гарбо.

Актеры носили его обувь на экране и в жизни. Рассказывают, что икона стиля того времени, актриса Пола Негри заказывала у Феррагамо сразу дюжину лодочек белого цвета. Перед вечеринкой, она отсылала вместе с платьем, которое собиралась надеть, одну из пар обратно в мастерскую для того, чтобы туфли покрасили в цвет наряда.

Известно, что Лилиан Гиш снималась в обуви от Феррагамо в фильмах «Ромола» (1924) и «Путь на Восток» (1920), а Дуглас Фербенкс щеголял в сандалиях от итальянского обувщика в «Багдадском воре» (1924). У Феррагамо заказывали обувь и для огромного количества статистов, снимавшихся в фильмах Сесиля ДеМилля «Десять заповедей» (1923) и «Царь царей» (1927).

Даже когда дизайнер переехал жить и работать в Италию, во Флоренцию, звезды не ленились пересекать океан, чтобы заказать у него обувь, которую по-прежнему носили в кино и в жизни.

После смерти маэстро фирма Salvatore Ferragamo продолжает сотрудничать с кинематографом. Например, в 1996 году для Мадонны, игравшей Перон в фильме «Эвита», было изготовлено 16 пар туфель — многие из них по архивным образцам, которые сохранились с тех пор, как первая леди Аргентины заказывала их у Феррагамо. В 1998 году для фильма «История вечной любви» в Salvatore Ferragamo создали хрустальные туфельки Золушки для Дрю Бэрримор, а в 2008 году — обувь для Николь Кидман в фильме «Австралия».
В музее Феррагамо во Флоренции хранят колодки обуви для практически всех звезд мирового кинематографа и часто устраивают тематические выставки, посвященные актерам кино.

Клеопатра в сандалиях от «Помпеи»

История обувных мастерских «Помпеи» началась в Риме в 1932 году, когда кузены Эрнесто и Луиджи Помпеи (родом из Фермо) решили основать обувную фабрику, чтобы обеспечивать театры столицы обувью. Открытие киностудии Cinecitta в апреле 1937 года стало поворотным моментом в жизни этой компании.

В 1950-е годы Cinecitta облюбовали американские кинематографисты, поэтому студию в шутку стали называть «Голливуд на Тибре». Из-за того, что американцы снимали много фильмов жанра пеплум (среди них «Камо грядеши?» (1951), «Бен-Гур» (1959) и «Клеопатра» (1963)) с большим количеством статистов, «Помпеи» были завалены заказами и стали специалистами в области производства античных сандалий.
Подъем итальянского кинематографа также положительно отразился на количестве и качестве выпускаемой «Помпеями» обуви и предоставил им возможность гордиться участием в проектах, ставших классикой кинематографа: «Сладкая жизнь» (1960), «Казанова Феллини» (1976), «Ромео и Джульетта» (1968) Дзеффирелли.

В 1974 году компания перешла в руки детей основателей «Помпеи», которые открыли офисы в Лондоне и Париже. Это привело к сотрудничеству с европейскими художниками по костюмам театра и кино. У них заказывали обувь для фильмов художники по костюмам: Габриэлла Пескуччи («Эпоха невинности», 1993), Джеймс Ачесон («Последний император», 1987), Дебора Л. Скотт («Титаник», 1997), Сэнди Пауэлл («Влюбленный Шекспир», 1998, и «Молодая Виктория», 2009), Дженти Йейтс («Гладиатор», 2000), Коллин Этвуд («Чикаго», 2002, и «Алиса в стране чудес 2», 2010), Милена Канонеро («Мария-Антуанетта», 2006, и «Отель Гранд-Будапешт», 2014), Александра Бирн («Елизавета: Золотой век», 2007), Жаклин Дюрран («Анна Каренина», 2012) и другие.

Сегодня «Помпеи» участвуют в производстве более 50 фильмов в год, а также изготавливают обувь для крупных международных телевизионных проектов, таких как «Игра престолов» (HBO, костюмы Мишель Клэптон) и «Борджиа» (Showtime, костюмы Габриэллы Пескуччи). Фирма давно и хорошо себя зарекомендовала среди художников по костюмам, каждым новым фильмом подтверждая свой статус среди мастерских по производству обуви.

Мечта Маноло Бланика

«Берите кошелек, кольца, только не трогайте туфли от Маноло!» — закричала в ужасе Кэрри Брэдшоу, героиня Сары-Джессики Паркер в сериале «Секс в большом городе», когда на нее напал вор. И можно ее понять — ведь сегодня для модницы туфли от Маноло Бланик — это не просто обувь, это объект обожания и поклонения.

Маноло с детства любил кино и мечтал стать художником по костюмам, чтобы создавать такие же наряды, как в его любимых фильмах Висконти «Чувство» (1954) и «Леопард» (1963). Пусть этой мечте не было суждено сбыться, но он все равно принял участие в создании костюмов к фильму — режиссер София Коппола заказала ему для фильма «Мария-Антуанетта» (2005) несколько пар обуви в стиле рококо. С их помощью она сделала акцент на нервном состоянии королевы, топящей свое эмоциональное одиночество в сладостях, шампанском, примерке красивых платьев и дорогих туфель.

«Бланики» рядом с кедами «Конверс» уничтожили границы между обреченной королевой XVIII века и нашими современницами.

Конечно, продюсеры прекрасно понимают, что участие Маноло Бланика и фирмы Salvatore Ferragamo в создании обуви для фильма делает ему отличную рекламу. Пусть так, главное, чтобы эта обувь была естественным продолжением костюма и помогала актеру в его работе над созданием характера персонажа.

Ирина Жигмунд, tvkinoradio.ru

Share.

Comments are closed.