Мудрые истины Амвросия Оптинского

0

Простой иеромонах, всю жизнь боровшийся с тяжкими недугами, сумел стать одним из самых почитаемых старцев. Память преподобного Амвросия Оптинского православная церковь празднует 23 октября.

Оптина

«Мы должны жить на земле так, как колесо вертится, чуть одной точкой касается земли, а остальным стремится вверх; а мы, как заляжем, так и встать не можем», — такой совет, по легенде, Амвросий дал Льву Толстому. Писатель, выйдя от него, произнес: «Святой человек. Поговорил с ним, и как-то легко и отрадно стало у меня на душе. Вот когда с таким человеком говоришь, то чувствуешь близость бога».Преподобный Амвросий решил стать монахом, пережив серьезную болезнь. Недуг настиг его на последнем курсе Тамбовской духовной семинарии, куда юноша поступил, пойдя по стопам священника-деда. Он был шестым из восьмерых детей в семье и при крещении получил имя Александр — в честь князя Александра Невского. На дворе стоял 1835 год.

Позже старец вспоминал: он дал обет принять монашество, и болезнь — первая в череде тяжких недугов, которые будут преследовать его всю жизнь, – отступила. Но решение уйти в монахи он откладывал еще четыре года. По его словам, «не решался сразу покончить с миром — жался».

Все изменила поездка в Троице-Сергиеву лавру. Один из старцев обители сказал юноше: «Иди в Оптину. Ты там нужен, и тебя ждут».

Испытание

Он принял постриг с именем Амвросия в 1842 году. Молодого монаха поставили в ученики к оптинским старцам — Льву и Макарию. Преподобный Лев говорил про него: «Большой вырастет человек, великий», — хотя на людях не показывал своего расположения и порой намеренно гневался на Амвросия, приучая к смирению. Монастырским послушанием Амвросия была помощь повару, а позже его, выучившего в семинарии пять языков, привлекли к переводу и изданию книг.

В 1845 году Амвросий сильно простудился во время поездки в Калугу, где его рукоположили в иеромонахи (монах с саном священника). Болезнь протекала настолько тяжело, что спустя год по немощи его вывели за штат. От своего недуга он не смог избавиться до конца жизни: с трудом передвигался, страдал от болей, головокружений, из-за чего принимал многих людей, не вставая с кровати.

Одной деревенской бабе, пришедшей к нему за советом, он сказал: «Ты не тужи, у тебя не ременные гужи. Лыко да мочало оборвалось — связала и опять помчала». В этом совете преподобный передал свое отношение и к собственному недугу.

Распорядок

Нездоровье не помешало ему принимать ежедневно десятки людей. Распорядок старца, по воспоминаниям его современников, выглядел так: он поднимался в четыре-пять утра и вставал на молитву, длившуюся три-четыре часа. Затем следовало время приема: его старец вел у себя в келье, принимая сначала монахов, а затем мирян. В час дня или иногда позже ему приносили еду, затем следовал недолгий отдых — не более часа. После этого келейники помогали ему читать вечерню, а потом прием возобновлялся и длился допоздна, и, наконец, уже в районе полуночи читалось вечернее правило.

«Нужно жить нелицемерно и вести себя примерно, тогда наше дело будет верно, а иначе выйдет скверно, — говорил преподобный Амвросий. И прибавлял опять же рифмой: – Терпел Елисей, терпел Моисей, терпел Илия, потерплю и я».

Придуманные старцем крылатые выражения уходили в народ. Сам он признавался, что пробовал даже сочинять стихи, да не вышло: «Полагал я, что это легко. Выбрал хорошее местечко, где были долины и горы, и расположился там писать. Долго, долго сидел я и думал, что и как писать; да так ничего и не написал».

Чудеса

Федор Достоевский был настолько впечатлен разговором с Амвросием, что сделал его прообразом старца Зосимы в романе «Братья Карамазовы». Лев Толстой называл Амвросия святым человеком. А деревенский люд, который шел в келью к старцу, изумлялся: «Как просто и понятно говоришь ты, отче». На что Амвросий отвечал, что простоты этой просил у бога двадцать лет.

Очевидцы свидетельствовали о необыкновенной прозорливости старца. В житии преподобного есть рассказ резчика по дереву, который в Оптиной пустыни делал иконостас: по окончании работ ему дали крупную сумму денег, и он заторопился домой, перед отъездом решив зайти к Амвросию за благословением. Старец задержал его: «Здесь ночуй. А завтра приходи ко мне чай пить». Резчик заволновался: с утра к нему должны были приехать новые заказчики, но ослушаться старца не посмел, уехал из обители через день. Много лет спустя этот человек пришел проститься со своим тяжелобольным знакомым. Тот перед смертью повинился: в день, когда старец оставил резчика в обители, знакомый с дружками ждал его на дороге — знал, что резчик понесет с собой деньги, и хотел его убить.

Больные после посещения преподобного выздоравливали. При этом старец старался сделать так, чтобы эти исцеления не бросались в глаза: стукнет кого-нибудь шутливо по голове, а у того проходит боль, исчезает недуг. Посетители, которые бывали у старца, часто просили: «Уж ты побей меня, батюшка Амвросий!»

Правила жизни

Афоризмы старца рассыпаны в его письмах и устных наставлениях. Их употребляют во множестве и сегодня, даже не подозревая, что автор этих крылатых строк — преподобный Амвросий, иеромонах Оптиной пустыни.

О простоте

«Жить проще — лучше всего. Голову не ломай. Молись богу. Господь все устроит, только живи проще. Не мучь себя, обдумывая, как и что сделать. Пусть будет, как случится, — это и есть жить проще. Нужно жить, не тужить, никого не обижать, никому не досаждать, и всем мое почтение».

Об отрадной жизни

«Постоянно отрадная жизнь приводит к неотрадным весьма последствиям. И в природе видим: не всегда приятная весна и плодородное лето, а бывает и дождливая осень, и холодная снежная зима, и половодье, и разные ветры, и бури, и, сверх того, неурожай и голод, и разные смятения, и болезни, и иные многие беды. Все это потребно, чтобы человек научился благоразумию, терпению и смирению. Так как в благополучии большей частью он забывается, а в различных скорбях делается более внимательным к своему спасению».

О горе

«Слышу о тебе, начальственная мать, что ты не перестаешь унывать… Знай, что горе — как море: чем более человек в него входит, тем более погружается».

О грехе

«Отчего люди грешат? Или оттого, что не знают, что должно делать и чего избегать, или если знают, то забывают, если же не забывают, то ленятся и унывают. Мы должны жить на земле так, как колесо вертится, чуть одной точкой касается земли, а остальным стремится вверх; а мы, как заляжем, так и встать не можем».

«Телесное и видимое благоприличие может приводить нас к благому устроению внутренних помыслов. Как господь прежде создал из земли тело человека, а потом уже вдохнул в оное бессмертную душу, так и внешнее обучение и видимое благоприличие предшествует душевному благоустроению; начинается же с сохранения очей и ушей и особенно с удержания языка».

О лени

«Скука — унынию внука, а лени — дочь. Чтобы прогнать ее прочь, в деле потрудись, в молитве не ленись; тогда и скука пройдет, и усердие придет. А если к сему терпение и смирение прибавишь, то от многих зол себя избавишь».

О лицемерии

«Лицемерие хуже неверия».

О скорбях

«Пока христианин живет на земле, спасение его, по слову преподобного Петра Дамаскина, находится между страхом и надеждой; а ты все еще ищешь полного удовлетворения на земле, и притом от места и от людей, тогда как сам господь глаголет во Евангелии: в мире скорбны будете. Слова эти ясно показывают, что в каком бы месте христианин ни жил, без какой-либо скорби быть не может. Где просто, там ангелов со сто, а где мудрено — там ни одного».

«Если же что-либо или кто-либо нас соблазняет или смущает, то явно показывается, что мы не вполне правильно относимся к закону заповедей божиих, из которых главная заповедь — никого не судить и не осуждать. Судить других нам и право не дано, да и весьма часто мы судим ошибочно и неправильно».

О зле

«Зло всегда забегало вперед, но не одолевало, разве только где попускал господь, и попустит к пользе нашей душевной и к испытанию христианского терпения».

О гордости

«Когда нападает гордость, скажи себе: чудачка ходит. Когда чувствуешь, что преисполняешься гордостью, то знай, что это похвалы других тебя надмевают. Горделивость и на небе жившим не помогла, а лишила благодати божией и низвергла долу, — почему нам, хотящим взыти горе, потребно смирится зело».

О награде

«Если делаешь доброе, то должно его делать лишь для бога. Почему на неблагодарность людей и не должно обращать никакого внимания. Награду ожидай не здесь, а от господа на небесах; а если здесь ждешь, то напрасно и лишение терпишь».

Прославление

Старец скончался 23 октября 1893 года. Спустя почти сто лет, в 1988 году церковь прославила его в лике святых. Мощи преподобного находятся во Введенском соборе Оптиной пустыни — обитель и сегодня остается одним из крупнейших духовных центров.

Михаил Боков,
rusplt.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты