«Мы из джаза»: фильм из хитов

0

Музыкальная комедия «Мы из джаза» вышла на экраны 6 июня 1983 года. В центре сюжета – приключения молодых музыкантов из Одессы, которые решают организовать джаз-бэнд и отправляются покорять Москву. Впереди их, конечно же, ожидают опасности, любовь и долгожданное признание.

Кстати, о признании: именно эта картина прославила Карена Шахназарова (тогда еще начинающего режиссера), в послужном списке которого до этого значились лишь две небольших работы. И, конечно, фильм сыграл значимую роль в карьере таких замечательных артистов, как Игорь Скляр, Александр Панкратов-Черный и Николай Аверюшкин.

«Мы из джаза» – фильм о музыке и людях, для которых она оказалась смыслом жизни. В картине звучат замечательные песни, которые после выхода фильма на экраны стали настоящими хитами, и каждый музыкальный номер – это маленький шедевр. Но, как это всегда бывает, масса интересных деталей и сложностей, с которыми пришлось столкнуться съемочной группе, осталась за кадром. К примеру, вместо исполнителя одной из главных ролей все песни исполнял оператор, а режиссер Карен Шахназаров был вынужден каждый день ездить в роддом, забирая оттуда беременную Ларису Долину, лежавшую на сохранении. Хотите узнать и другие любопытные факты о культовой комедии?

Поющий оператор

Многие актеры в фильме сами озвучивают своих героев, в том числе в музыкальных номерах. Так, в картине можно услышать голоса Игоря Скляра и Ларисы Долиной. Тем временем вместо Елены Цыплаковой в песне «Старый рояль» женскую партию исполняет профессиональная певица Ольга Пирагс. А вот за Александра Панкратова-Черного, исполнившего роль Степана Грушко, в фильме поет оператор картины!

Композитор Анатолий Кролл, написавший музыку к фильму, настаивал на том, чтобы Панкратов-Черный сам пел за своего героя. Но Карен Шахназаров был категорически против: он еще в студенческие годы слышал, как «воет» Панкратов. Однажды вечером после съемок актер, будучи слегка подшофе, взял микрофон и продемонстрировал свои вокальные таланты перед коллегами. «Ну, я же говорил!» – воскликнул Шахназаров, и на этом спор с Кроллом был закончен. В итоге свой голос герою Панкратова-Черного подарил оператор-постановщик Владимир Швецик. В фильме он исполнил хорошо известные песни: «А ну-ка, убери свой чемоданчик» и «Прости-прощай, Одесса-мама».

Интересное положение и тонны грима

Многим в фильме запомнилась яркая роль Ларисы Долиной: она сыграла кубинскую джазовую певицу Клементину Фернандес. Для того чтобы перевоплотиться в темпераментную чернокожую красотку, Долина каждый день проводила по шесть часов в гримерной. На кожу актрисы ежедневно наносили 12 разных оттенков грима, но сама она в итоге осталась недовольна своим макияжем. «Я говорила Карену, что очень неудачный здесь макияж, – признавалась артистка в интервью, вспоминая сцену прибытия своей героини на вокзал. – Во-первых, цвет не очень хороший, во-вторых, он пятнами. Возможно, я сама себя критикую, потому что всегда это делаю». Сам Шахназаров впоследствии объяснял такой эффект неудачным освещением. Так или иначе, Долина до сих пор считает эту роль настоящей находкой и говорит, что съемки доставили ей большое удовольствие.

Но сложный грим был не единственной трудностью актрисы на съемочной площадке. Дело в том, что в фильме «Мы из джаза» она снималась, будучи на шестом месяце беременности. «Мне было очень тяжело играть, потому что я ходила беременной своей дочерью. Меня Карен сам забирал под расписку из роддома на съемки и сам лично привозил», – рассказывала Долина. Каждый день за ней приезжал специальный мосфильмовский автобус, а в конце съемочного дня на нем же актрису исправно доставляли обратно в роддом. И без личной подписи главного режиссера будущую мать на съемки не отпускали.

Особенно тяжело Долиной далась сцена со знаменитой проходкой по лестнице. Шахназаров поставил актрисе четкую задачу: не отводить глаз от камеры. «Все происходило на каблуках, а я тяжелая, шестой месяц. Этот поход для меня длился лет десять просто. Он был таким длинным и сложным – и мы снимали не один дубль», – признавалась певица.

19 мая 1983 года у Ларисы Долиной родилась дочь. Девочку назвали Ангелиной.

Неудача Харатьяна и ложь барабанщика

Игорь Скляр идеально вжился в образ молодого энтузиаста Кости Иванова. В этой роли сегодня трудно представить кого-то еще, но изначально главным претендентом на нее был другой известный актер – Дмитрий Харатьян. «На пробах я был в ударе, работал со всеми душа в душу!» – рассказывал он одному из изданий. Но худсовет отклонил кандидатуру Харатьяна, о чем Дмитрий впоследствии жалел. Своего Костю Шахназаров в итоге нашел в соседнем павильоне: однажды в коридоре он чуть не врезался в Игоря Скляра. У артиста уже был опыт съемок в музыкальных фильмах – Шахназаров хорошо помнил его искрометную игру в картине «Только в мюзик-холле». Режиссер пригласил Скляра на пробы, и вскоре актера утвердили.

На роль Степана Грушко пробовались сразу несколько артистов: Николай Еременко и Леонид Ярмольник. Однако Шахназаров решил отдать роль малоизвестному, но подающему большие надежды Александру Панкратову-Черному. Как видно, не прогадал: несмотря на полное отсутствие слуха и голоса, актер мастерски исполнил роль неунывающего джазмена, чей образ запомнился и полюбился зрителям.

Третьего участника джаз-бэнда в фильме сыграл Николай Аверюшкин. Причем сначала актер пробовался на роль руководителя Ассоциации пролетарских музыкантов, но Шахназаров увидел в нем барабанщика Жору. Чтобы получить роль, Аверюшкин пошел на хитрость: он соврал режиссеру, что прекрасно играет на ударных. Конечно, во время съемок его обман моментально вскрылся, но к Аверюшкину приставили настоящего джазового барабанщика, и вскоре актер освоил это нелегкое мастерство.

«Первый рыцарь» джаза и другие прототипы

Картина Шахназарова изобилует колоритными персонажами, каждый из которых придает фильму особый шарм. В то время как многие герои – это собирательные образы, отразившие настроения эпохи, у некоторых персонажей есть реальные прототипы. Причем их судьбы не менее захватывающие, чем у героев киноверсии.

Так, образ главного героя, Кости Иванова, списан с музыканта, композитора, дирижера Александра Варламова. Это поистине легендарная фигура: Варламов в 1940-х годах поочередно руководил джаз-оркестром МВТУ им. Н. Баумана, Государственным джаз-оркестром, затем возглавил симфоджаз при Всесоюзной студии эстрадного искусства. Шахназаров так вспоминал о своей первой встрече с легендарным дирижером: «Когда мы пришли к Варламову домой, к нам навстречу вышел разбитый, дряхлый старик с трясущимися руками. Мы подумали, зря потревожили старика. Но, сев за рояль, Александр Владимирович преобразился. Пять часов с редким юмором он рассказывал нам потрясающие истории, приключившиеся с джазменами в 1920–30-е годы».

В итоге именно воспоминания Варламова, а также знания, которые режиссер почерпнул из общения с другими современниками своей эпохи, создали основу для сценария.

Героиня Ларисы Долиной тоже не была вымышленной. «Прототипом этого персонажа была чернокожая американская певица, которая училась в московской консерватории и пела джаз. Из американской певицы я превратилась в кубинскую. Мою героиню звали Клементина Фернандес», – рассказывает актриса. В жизни же существовала американка по имени Коретта Альфред. В 1903 году она вместе со своей женской труппой отправилась на гастроли в Россию. Здесь она познакомилась с пианистом Борисом Тицем, у них начался роман и вскоре влюбленные поженились. Певица сменила имя на Коретти Арле-Тиц и осталась жить в России: она совершенствовала свое вокальное мастерство, обучаясь у именитых педагогов, выступала с различными джазовыми оркестрами, пела в опере и даже снималась в кино.

Еще один реально существовавший человек – музыкальный теоретик Сергей Адамович Колбасьев. Он был морским офицером, служил на Балтийском и Азовском морях, а еще обожал джаз. Колбасьев коллекционировал пластинки, вел передачи о джазе и был консультантом молодежного джаз-оркестра. В его квартире любили собираться музыканты, певцы и композиторы. Еще один интересный факт: в фильме «Мы из джаза» капитана Колбасьева сыграл не профессиональный актер, а мультипликатор Виталий Бобров.

Учиться и еще раз учиться

Героям картины приходилось много петь, танцевать и играть на музыкальных инструментах. Однако, как уже отмечалось выше, далеко не все обладали музыкальными талантами. Поэтому Шахназаров нанял актерам профессиональных репетиторов. Игре на ударных Николая Аверюшкина учил опытный джазовый барабанщик, с Панкратовым-Черным занимался гитарист-виртуоз. Игорь Скляр немного обошел своих товарищей: он уже умел играть на фортепиано. Но для картины ему требовался более высокий уровень, поэтому к нему приставили профессора Одесской консерватории. Сложнее всего пришлось Панкратову-Черному, у которого напрочь отсутствовали музыкальный слух и чувство ритма. В итоге игру на банджо актер только имитировал, а вот бить чечетку действительно научился. Впоследствии этот навык пригодился ему на съемках фильма «Зимний вечер в Гаграх». Вместе с ним учились чечетке Игорь Скляр и Елена Цыплакова. Искусству танцевать степ их обучал известнейший танцор-чечеточник Владимир Кирсанов.

Артисты настолько старались и вжились в своих героев, что в какой-то момент стало непонятно: это актеры, которые играют музыкантов, или наоборот? Саксофонист, роль которого исполнил Петр Щербаков, и вовсе привлек внимание нью-орлеанского джазового музея, который впоследствии купил фильм. Сотрудники музея пытались выяснить, кто этот превосходный музыкант.

Несостоявшийся сиквел

Долгое время планировали выпустить продолжение знаменитой картины. Сценарий картины вновь написал Александр Бородянский, Карен Шахназаров выступил в роли продюсера, место режиссера занял Кирилл Папакуль. Главным героем сиквела должен был стать внук Кости Иванова из первого фильма. Согласно сценарию, отец юноши в свое время эмигрировал в США, где женился на американке и завел свой бизнес. Его сын вырос за границей и не знает ни слова по-русски. Но однажды молодой человек вместе с отцом приезжает на пару дней в Киев погостить у родственников. Там он влюбляется в местный джазовый ансамбль и, к ужасу родителей, которые уже определили будущее своего отпрыска, решает остаться в Киеве и играть джаз.

Фильму был уготован яркий актерский состав: Юрий Стоянов, Ирина Мирошниченко, Александр Пороховщиков, Игорь Скляр, Александр Панкратов-Черный. Однако картину так и не сняли.

Золотая коллекция джаза

Музыку к фильму «Мы из джаза» написал известный джазовый музыкант и композитор, руководитель оркестра «Современник» Анатолий Кролл. Интересная деталь: именно в его оркестре начинала свою карьеру певица Лариса Долина. «Музыканты многие музыкальные картины вообще не воспринимали, а здесь они приняли фильм как свой. Потому что всё, что там рассказывается, они пережили в своей личной жизни. Я один из них», – вспоминал Анатолий Кролл после выхода картины.

Помимо композиций, написанных Кроллом, в саундтрек к фильму вошли архивные записи выдающихся джазовых коллективов 1920-х годов. Многие песни, прозвучавшие в картине, стали хитами. За композиции «Старый рояль», «Спасибо, музыка» стоит благодарить композитора Марка Минкова, а за прекрасные стихи – поэта Дмитрия Иванова.

Екатерина Соловьева
Mir24.tv

Поделиться.

Комментарии закрыты