«Ребенок родился меньше буханки хлеба»

0
Мамы рассказали, как врачи выходили недоношенных детей

Мамы рассказали о нелегком пути в борьбе за жизнь и здоровье своих недоношенных детей. А также выражают благодарность роддомам и медицинским сотрудникам, спасшим жизнь их дочек и сыновей, рожденных раньше срока.

«Врач сказала, что живем одним днем»

Маленькая Аня родилась у Ксении Ипполитовой на 27 неделе беременности. На тот момент у женщины уже была семилетняя дочь. Сначала вторая беременность протекала хорошо, но после 20-й недели у Ксении отказала почка. Это случилось из-за развивающегося плода, который начал оказывать давление на другие органы. Ситуация с отказом почки повторилась трижды, организм уже не справлялся, и в итоге начались преждевременные роды. «Уже отошли воды, и надо было срочно принимать решение об экстренном кесареве. Мне дали подумать две минуты. В голове была только одна мысль, чтобы спасли ребенка. О себе я в этот момент не думала», – говорит Ксения.
Девочка родилась весом 980 граммов при росте 36 сантиметров. Ксения вспоминает, что «увидела только маленькие ножки, которые болтались в трех метрах» от нее, и очень удивилась, что дочь запищала. Врачи сразу принялись реанимировать новорожденную.

«Когда я увидела ее на следующий день, ощущения были ужасные, – говорит Ксения. – У меня подкосились ноги, стало очень плохо от вида моего ребенка в таком состоянии. Она была вся в трубочках, памперс до ушей – мало приятного. Врачи никаких прогнозов не давали. Ночью ко мне пришла реаниматолог и сухо рассказала, что живем одним днем, готовимся к худшему. Врачи действительно не вправе говорить, что все будет хорошо. К сожалению, других случаев очень много».

Неонатолог Олег Ионов рассказал, что эффективность выхаживания глубоко недоношенных детей зависит от целого комплекса технологий. Среди них особенно выделяются следующие:

– антенатальная профилактика стероидами, когда женщине при угрозе преждевременных родов проводят курс гормонов, который способствует созреванию у ребенка целого ряда органов и систем, включая легкие;

– максимально возможное пролонгирование беременности c использованием специальной терапии;

– технологии, направленные на стабилизацию жизненно важных систем (дыхательной системы, системы кровообращения, профилактика и лечение инфекции, антибактериальная терапия и другое);

– правильно подобранная технология вскармливания малышей, у которых желудочно-кишечный тракт еще не созрел и не готов полноценно принимать материнское молоко;

– технология теплосбережения (температуру тела глубоко недоношенных детей нужно поддерживать в диапазоне 36,5–37,5 градусов. Если даже меньше чем на градус выйти из этого диапазона, смертность увеличивается на 20 процентов).

Ксения не теряла надежду на чудо, хотя с каждым днем проблемы только прибавлялись. Врожденная пневмония, внутрижелудочное кровоизлияние второй степени (ВЖК 2), ретинопатия (поражение сетчатки глаза), открытый артериальный проток и куча других диагнозов, которые могли повлечь за собой необратимые последствия, включая инвалидность.

Пока дочь находилась в реанимации, Ксении позволяли видеть ее только по одному часу в день. И она с большим нетерпением ждала этого часа, чтобы взглянуть на маленькую Аню, погладить ее пальцы длиной с ширину взрослого мизинца и голову размером с женский кулачок. Однажды в реанимации прямо на глазах Ксении ее дочь стала меняться в цвете: сначала синеть, потом краснеть, затем белеть. Показатели падали, и пришлось срочно бежать в коридор за врачом, девочку интубировали для того, чтобы она смогла задышать. «Тогда я поняла, насколько близка грань. Опять трубка в горле, опять на ИВЛ… Я села и впервые сильно расплакалась прямо в коридоре. Это очень тяжело, когда ты каждый день приходишь и думаешь: ну, все, сейчас мы раздышимся и уедем счастливые домой, а видишь обратную картину».

Иногда молодая мама даже ругалась на дочь, говорила, что хватит лежать в больнице, где все мешает и пищит, что дома у нее чудесная кроватка, там ее любят и ждут. Удивительно, но после таких «разговоров» у Ани наступали улучшения.

В итоге малышка провела в больнице 76 дней, а после выписки еще был долгий период восстановления, три курса реабилитации и лечение на дому. Мама немного успокоилась только после того, как Аня сделала первые шаги в год и четыре месяца. В 2,5 года она уже пошла в обычный детский сад и в свои 4,5 сегодня ничем не отличается от сверстников.

Удивительно, но Аня очень любит врачей и различные медицинские манипуляции с собой. Спокойно лечит зубы, с интересом бежит сдавать кровь и обожает ездить в реанимацию в гости. Мама Ксения, пройдя нелегкий опыт, стала волонтером и теперь помогает другим мамам недоношенных детей преодолеть подобные ситуации.

Двойня Степановых

В семье Степановых растут здоровые мальчики-двойняшки, хотя еще год назад их жизни были под угрозой. Зачатие у Юлии произошло после второй попытки ЭКО, когда прижились два эмбриона. Но уже со второй недели беременности начались госпитализации: были отслойки хорионов (оболочка, которая возникает вокруг плода в очень ранние периоды его развития) и угрозы выкидышей. Почти весь период беременности Юлия провела на сохранении, с перерывами в две недели ее госпитализировали шесть раз.

Причиной преждевременных родов стало ИЦН (истмико-цервикальная недостаточность – резкое укорочение шейки матки). На 25-й неделе Юлию на «скорой» увезли в роддом. Под капельницами удалось сохранить плод еще на две недели, после чего с помощью экстренного кесарева на свет появились мальчики весом 900 и 990 граммов. «У меня был такой стресс, я даже не услышала, как они запищали. Звук был такой, как будто мышь пищит, так тихо. Было очень страшно, они такие маленькие, синие».

С каждым новорожденным работали по 3-4 неонатолога, мальчиков показали маме издалека и сразу забрали в реанимацию. Юлия увидела своих детей в кувезе на следующий день. «Я поковыляла на другой этаж со швом после кесарева, все болело. Пришла туда, и мне запретили плакать. В реанимации возле кувезов всем мамам запрещают плакать, потому что дети все чувствуют», – вспоминает женщина.

Имена парням дали на третий день. Врачи уже подгоняли: «Ну как это, Степанов первый, Степанов второй? А имена все никак не дадите». В итоге старшего (который родился с большим весом) назвали Ромой, а младшего – Женей.

Первые 10 дней прогнозов никто не давал: многое зависело от того, как прошли роды, как сработали врачи в первые минуты после рождения малышей и какие диагнозы проявятся после рождения. Целый месяц двойняшки пролежали в реанимации в отдельных боксах, Юле нельзя было их трогать. Как только один из малышей держался за мамин палец, у него сразу падал уровень насыщения крови кислородом, становилось тяжелее дышать. Впервые Юле разрешили подержать на руках сыновей спустя месяц. «Когда первый раз я взяла старшего на руки, эмоции переполняли, и я разрыдалась от счастья. Только в тот момент я поняла, что я – мама».

Врачи постоянно держали Юлю в курсе того, что происходит с ребенком, для наглядности даже рисовали схемы. А Юля старалась согреть детей своей любовью: читала им сказки, пела песни, рассказывала, что дома их ждет серая кошка Мурка и уже куплены кроватки с игрушками. Через какое-то время мальчики через зонд стали пить грудное молоко, а бабушка связала внукам шапочки, носки и игрушки-осьминоги.

«Все выхаживание у нас было как на горках, – рассказывает Юля. – Только ты порадуешься, что все хорошо, и опять случается какая-то ерунда: то дышит хуже, то новая инфекция, второй ребенок вообще перенес две пневмонии. У обоих были операции на глаза и низкий гемоглобин. На следующий день после операции младший у меня на руках перестал дышать и посинел. Тогда мне показалось, что все, мир рухнул».

В итоге дыхание возобновилось меньше чем через минуту, врачи оперативно сделали переливание крови. Юлия признается, что после таких ситуаций стала очень мнительной и даже после выписки бегала к врачу при каждом подозрении на невралгию или другие проблемы у ребенка. В общей сложности старший Рома пролежал в больнице 2,5 месяца, а младший Женя – 3,5 месяца.
Сегодня парням уже исполнился год, по развитию они практически догнали своих ровесников.

День рождения мы отмечаем, когда они родились. А если смотрим на какие-то показатели, например, когда пошел, заговорил или начали прикорм, то вычитаем месяцы. Где-то по возрасту уже догнали, где-то на месяц отстают, хотя имеют право отставать на 3,5 месяца», – отмечает Юля.
Сегодня их лечащие врачи сами удивляются хорошим результатам, а родители двойняшек Ромы и Жени даже не верят, что дети родились недоношенными. Кошка Мурка уже смотрит на них с опаской, потому что, видя активность братьев, понимает, какая веселая жизнь ее ждет.

Полсрока – мама, вторую половину – врачи

Кристина Горбунова лежала на сохранении в больнице четыре недели, и когда уже пора было выписываться, у женщины открылось кровотечение и начались схватки. Через два дня Кристина самостоятельно родила дочь Василису. Девочка весом 850 граммов увидела этот мир на 23-й неделе развития.

«Мы только забегаем в родильное отделение, и врач начинает кричать: «Экстренные роды, 23 недели, все сюда». Я только с кушетки перелезла, передо мной уже стоял консилиум врачей из 20 человек».

В течение трех дней, когда шли схватки, врачи объясняли Кристине, что ребенок родится недоношенным и могут возникнуть проблемы. Кристина уже видела опыт соседки по палате и примерно понимала, что ее ждет. А дома в то время за нее переживали муж и старший 2,5-годовалый сын.

«Когда ее вытащили и положили на стол, я повернула голову и закричала: «Василиса, дыши!» Я понимала, что на сроке 23 недели такие дети практически не выживают. Для ее срока 850 граммов – это огромный вес, это и спасло Василису, – рассказывает Кристина, которая все равно не поверила своим глазам, когда впервые увидела дочь. – Медсестра подняла одеяло, и я вижу перед собой нечто. У меня тогда был ступор, ребенок помещался у меня в ладони. Это даже не буханка хлеба».
В родильном доме новорожденная находилась 10 дней, потом ее перевели в детскую больницу. Врач сообщила, что предстоит долгий путь восстановления, но надо бороться. Перед предстоящей операцией врач сказала Кристине: «Если она переживет эту операцию, мы с вами здесь надолго. Если нет, мы с вами очень быстро попрощаемся». Для молодой мамы эти слова прозвучали как гром, она вышла из кабинета в слезах.

После операции началась реальная борьба за жизнь Василисы. У нее были все возможные и невозможные для недоношенного ребенка диагнозы, включая ретинопатию, ВЖК второй степени, поражения головного мозга, проблемы с легкими, паховые и пупочные грыжи. «Мне сразу сказали готовиться к тому, что это будет овощ. Никто никакие шансы давать не мог, срок вынашивания очень маленький, таких детей один на миллион», – вспоминает Кристина.

Перенести тяжелые переживания Кристине помог муж, пообещав, что сделает все возможное, чтобы ребенок был здоров. Он приезжал в больницу по три раза в день, при этом успевая водить старшего сына в детский сад. После долгого нахождения на ИВЛ, на 40-й неделе Василиса начала вырывать изо рта трубки и дышать самостоятельно. На удивление быстро она начала и сосать мамину грудь, хотя у многих недоношенных детей этот рефлекс не развит. Помогал выздоровлению и старший брат Василисы Максим. Еще будучи в мамином животе, девочка реагировала толчками исключительно на брата, а после ее рождения голос Максима помог ей восстановиться.

Брата допустили к кувезу, и когда он заговорил с Василисой, у нее начали улучшаться все показатели. Тогда врачи попросили записать голос Максима на диктофон, чтобы можно было включать запись Василисе.

Когда Василису выписывали из больницы, она весила 2470 граммов. В возрасте девяти месяцев семье впервые сказали, что у девочки подозрение на ДЦП. В два с небольшим года этот диагноз подтвердился. Тем не менее, многие другие диагнозы были сняты, и в свои пять с половиной лет Василиса продолжает проходить реабилитацию и делать успехи.

Девочка ходит в обычный детский сад, сама кушает, разговаривает и полностью адаптирована к социуму. Конечно, разница с детьми ее возраста немного заметна: Василиса чуть медленнее бегает, у нее особенная координация, речь чуть ниже уровня пятилетнего ребенка, но специалисты говорят, что нужно время.

Сама Кристина также помогает другим мамам недоношенных детей, консультирует их, подсказывает, к каким врачам можно обратиться, где получить психологическую и юридическую помощь. И с огромной благодарностью относится к врачам, которые помогли спасти жизнь ее дочери: «Я все время Василисе говорю, что у тебя есть вторая мама, которая тебе дала жизнь. Мы с заведующей смеемся, что я полсрока выносила ребенка, а она – оставшиеся полсрока».

Наталья Лоскутникова, m24.ru

Share.

Comments are closed.