Сказки были реальностью

0
Что значит «сивка-бурка», как князь стал Тугарином Змеем и где находится лукоморье

В детстве, слушая сказки и былины, мы узнали о существовании множества необычных вещей и персонажей, которые не существуют в реальной жизни. Тогда мало кто задумывался об этом, но сейчас пришло время узнать, что из себя представляют Калинов мост, меч-кладенец, Сивка-бурка и Тугарин Змеевич.

Битва над рекой Смерть

Эта подборка былинно-сказочных терминов не претендует на полноту, так как полный справочник наверняка может выглядеть как увесистый том. Остановимся лишь на самых распространенных фразах и словах, вызывающих у многих вопросы.

Например, что такое меч-кладенец? Это холодное оружие со странным названием чаще всего упоминается в сказках и былинах. Кто-то ошибочно считает, что меч называют кладенцом, так как он наповал кладет врагов. На самом деле меч-кладенец зовется так потому, что взят из клада. То есть, это оружие, взятое из потаенного, хорошо замаскированного места.

А при упоминании Калинова моста, проложенного через реку Смородина, многим представляется хитроумное инженерное сооружение, плетеное из хилых веточек калины. Или, на худой конец, мост из добротного дуба, въезды на который густо обрамляют калиновые кусты. Название реки, на которой стоит мост, где любят биться насмерть богатыри, не вызывает вопросов вообще — таких топонимов и сегодня полно. Но в истории с мостом через реку оказывается всё не так просто. Река Смородина получила свое название вовсе не из-за смородины, а из-за сморода, то есть, смрада, который издавали ее воды. А Калиновый мост имеет очень отдаленное отношение к калине, так как он каленый, то есть, раскаленный. Впрочем, сама калина получила свое название по этой же причине — ее спелые ягоды выглядят горячими. Поэтому в сюжете с битвой богатыря и многоголового змея на раскаленном мосту над смрадной рекой обыгрывается типичная для многих народов история о реке Смерти, отделяющей наш мир от загробного царства, и чудовище, которое охраняет этот переход.

А что можно сказать о славном Финисте Ясном соколе? Финистом сокол стал далеко не сразу. Сказка о волшебном женихе появилась у славян гораздо раньше, чем из греческого языка пришло вместе с книжными премудростями слово «финист», а говоря проще — феникс. Птица, сгорающая в огне, а затем снова возрождающаяся из пепла, поразила в самое сердце впечатлительных сказочников, и ее вплели в сюжет с превращениями в птиц. Что касается обитающей в раю птицы Сирин, поющей прекрасные, разгоняющие печаль, песни, то ее тоже позаимствовали у греков. Вторая человекоподобная райская птица, Алконост, поющая печальные песни, появилась благодаря греческому мифу об Алкионе, превращенным Зевсом в зимородка.

Тайный язык грабителей

Былинный соперник богатыря Алеши Поповича – Тугарин Змееевич – имеет реального прототипа. В конце XI столетия князю Святополку сильно досаждал набегами половецкий князь Тугоркан. Закончилось все тем, что Святополку пришлось жениться на дочке своего врага, чтобы наступил мир. Но Тугоркан не угомонился, и зятю пришлось его всё же убить. В народном творчестве труднопроизносимый Тугоркан быстро трансформировался в Тугарина. Отчество Змеевич этот персонаж получил за свое недостойное поведение. Да, этот персонаж имеет множество названий в фольклоре: Тугарин Змей, Змей Тугаретин, Змеище Тугарище.

Но наиболее известный отрицательный персонаж былин, вне всякого сомнения, — это Соловей-разбойник. Промышлял этот злодей на дорогах, подстерегая путников и целые дружины. Этот персонаж пришел в народный эпос также из реальной жизни. Оказывается, прототипов у Соловья-разбойника было несколько, и жили они в разное время. Речь идет о трех предводителях разбойничьих шаек по имени Соловей, орудовавших с XIII по XVI столетие. Засаду разбойники, как правило, устраивали в кустах или на деревьях, а тайные команды подавали друг другу, мастерски имитируя птичьи крики. Наиболее известным из этих трех атаманов был мордовский разбойник Соловей, которого поймала в XV веке новгородская дружина. Его вместе с собратьями по разбою и сыновьями-подельниками судили и, согласно вынесенному приговору, казнили на главной площади.

К слову, победитель Соловья-разбойника – Илья Муромец – одолел еще одного мифического недруга – Идолище Поганое. Подразумевается сокрушение богатырем изображения языческого божества. Идол — это статуя некоего дохристианского бога, а прилагательное латинского происхождения «поганый» издавна было принято прикреплять ко всему, что относится к язычеству. Ну, а то, что Идолище ело, пило и ругало богатыря — это уже вымысел, призванный сделать историю более захватывающей.

Черномор: повелитель чумы

Многие думают, что дядьку Черномора придумал А.С. Пушкин в своих поэмах. У гения русской словесности этот герой встречается дважды — один раз как предводитель 33 богатырей, выходящих из морской пучины в «Сказке о царе Салтане», а второй раз в поэме «Руслан и Людмила» в качестве злобного бородатого карлика-колдуна. Кажется, что имя этого противоречивого героя непосредственно связано с Черным морем, но это не так. Нужно признаться, что Пушкин не сам придумал Черномора, а позаимствовал его из поэмы своего современника Н.М. Карамзина «Илья Муромец». У Карамзина Черномор не был связан с морями вообще, а повелевал черным мором, то есть, чумой.

Пушкин же упоминает и лукоморье. Так в старину называли морской залив, бухту или просто ярко выраженный изгиб береговой линии. Позднее название перешло в фольклор и стало обозначать отдаленную сказочную местность, населенную мифическими существами. Иногда Лукоморьем называли древнее Северное царство, где люди впадают в зимнюю спячку, чтобы проснуться к возвращению весеннего солнца — такая трактовка зафиксирована в исследованиях Н. М. Карамзина, А. Н. Афанасьева и А. А. Коринфского.

Слово lukomoria встречается на некоторых морских картах XVII века, где им обозначают заливы северных морей, например, Карского или Белого. Кроме этого, некоторые этнографы считают, что лукоморьем могло быть реальное место, существовавшее в XV–XVII веках. Предполагается, что это был длинный залив Карского моря возле устья реки Обь.

А вот волшебная скатерть-самобранка в реальности существовать точно не могла. Но вот сам этот термин существовал уже многие столетия назад и относился к вполне реальному предмету. Скатертью-самобранкой в русских княжествах называли дорогие, обильно украшенные орнаментами скатерти, изготовленные не на ткацких станках, а вручную.

Вспоминая старинные сказки, нельзя не упомянуть повествование о волшебном коне, который переносит хозяина по воздуху на огромные расстояния. Но вот что интересно, в молодецком кличе «Сивка-бурка, вещая каурка!», обращенном к коню, содержатся серьезные противоречия. Дело в том, что сивая, бурая и каурая масти — это совсем не одно и то же. Объединяет их одно — все три считались признаками беспородных, дешевых лошадей. Поэтому, называя таким образом животное, хозяин выражал к нему пренебрежение. Но зачем так? Похоже, что здесь вмешались суеверия, связанные со сглазом. Хороших коней было принято вслух ругать, чтобы не вызывать ни у кого зависть. Отсюда и «ласковое» обращение к коню «волчья сыть, травяной мешок». Можно сказать, что, обзывая своего скакуна сивкой-буркой, его хозяин заботится о нем и иносказательно сообщает, что очень им дорожит.

Источник – bigpicture.ru

Share.

Comments are closed.