Смешные истории

0

«Привет, сынок!»
Навещал ребёнка в лагере, гуляли по территории, нашли телефон. Лежит себе на тропинке, тёплый ещё, наверняка только что выпал из кармана какого-нибудь оболтуса. Сперва хотели отнести на охрану, но по дороге решили, что можем и сами позвонить по какому-нибудь номеру, выяснить имя владельца и вернуть ему телефон. Так даже приятнее.
В телефонной книге было только два контакта под названиями «Мама» и «Папа». Секунду помешкав, я выбрал «Папу».
– Привет, сынок! – раздался в трубке густой приятный баритон.
– Простите, это не сынок, – сказал я. – Мы нашли телефон, хотим вернуть владельцу. Ведь это номер телефона вашего сына?
– Да, сына, – слегка растерянно ответил собеседник. – А как он у вас оказался?
– Говорю же, нашли. Гуляли, смотрим, телефон лежит. Наверное, из кармана выпал. Он у вас в каком отряде?
– Кто?
Мужик откровенно тупил. «Надо было мамаше звонить», – подумал я. С другой стороны, мне легко было понять растерянность отца, когда с номера ребёнка звонит какой-то незнакомый человек. Поэтому я терпеливо повторил:
– Сын ваш. В каком он отряде, вы знаете?
– Он ни в каком не в отряде…
– Он что, вожатый?
– Какой вожатый?! Вы где вообще этот телефон нашли?!
– Тут, на территории.
– На какой территории?!
– На территории лагеря.
– Какого лагеря? Это что, розыгрыш?
– Знаете, мне не до розыгрышей. Я приехал в лагерь навестить своего ребёнка, мы нашли телефон. Лагерь «Дружба». Вы что, не знаете, где ваш ребёнок находится?
– Я отлично знаю, где находится мой ребёнок! Ни к какому лагерю это отношения не имеет. Вы или издеваетесь, или тут какая-то ошибка!
– А это мы сейчас легко выясним, – сказал я.
Мы как раз подходили к домику охраны.
– Назовите фамилию ребёнка и возраст, – попросил я недоумевающего отца.
И пока один из охранников шуршал листами со списком детей, мой собеседник сопел в трубку, осмысливая происходящее. Я специально держал телефон поближе к охраннику, чтобы папаша мог слышать ответ из первых уст.
– Есть такой! – наконец сказал охранник, повторив фамилию и имя ребёнка. – Пятый отряд. Корпус три.
– Слышали? – спросил я в трубку. – Сейчас мы отнесём ребёнку телефон, и вы уж там дальше сами разбирайтесь, ваш это ребёнок или не ваш.
– Хорошо, – ответил собеседник изрядно подсевшим голосом. – Спасибо. А где, вы говорите, этот лагерь находится?
– В Костино. Это по Ярославке.
– Вот черт! – неожиданно выругался баритон.
– Что? – спросил я. – Что-то не так?
– Да нет, всё так. Извините, – сказал баритон.
И секунду помолчав, вдруг зло процедил сквозь зубы:
– Всё так! Просто интересно, если ребёнок в лагере, то с кем эта сука в Египет улетела?!

«Хорошо, что не в стакан…»
Рассказали одну историю. Мама и ее взрослая дочь возвращаются с дачи, к электричке. Маме захотелось пописать, она ищет подходящее место. Кустики есть, но только редкие какие-то. Женщина лезет в них задом, а дочь ее корректирует, обе при этом кричат.
— Видно?
— Да, да, видно, еще дальше.
Мама, женщина, кстати, необычайно дородная, с приятными, хоть и огромными формами, пятится дальше в кусты.
— Видно?
— Да, да, давай еще!
Она еще пятится, и еще, и еще. Наконец, дочь ей делает отмашку, дескать, начинай! Мама садится и справляет нужду. Когда она уже встала, облегченно натягивая трусы, сзади раздался голос:
— Хорошо, что не в стакан…
Она обернулась в небывалом смущении, и перед ней предстала картина: три мужика, расположившись на травке, со стаканами в руках, в ужасе наблюдали, как на их скатерть-самобранку из кустов неумолимо, как бульдозер, руководимый далеким бригадиром, надвигается необъятная женская задница.

К чему снятся поросята?
Анечке снились поросята. «К неприятностям», – нахмурилась мама. «Снятся они к свинству», – авторитетно заявила бабушка. Анечка пригорюнилась. Перспективы вырисовывались нерадостные. Хотя поросята вторую ночь ей снились презабавные: хвостики крючком, в черных пятнышках, а пятачки розовые-розовые. Очаровательные поросята, прямо затискала бы!
А утром, по дороге на работу зацепила колготки, стрелка поползла аж от щиколотки до колена. Пришлось забежать в магазин и купить новые, потом впопыхах, в туалете, их надевать. На работу Анечка опоздала. За что получила неодобрительный взгляд от шефа и зловредные ухмылки особо вредных коллег. Домой вернулась огорченная. Вот они, неприятности! Не подвела народная мудрость-то…
А ночью опять! Веселые розовые поросята с огромными ушами весело скакали по зеленой лужайке. Один подбежал во сне к Анечке и тыкался теплым пятачком ей в щиколотку. Не удержавшись, она погладила мягкую-премягкую шёрстку и проснулась. Родным решила ничего не говорить, чтоб не огорчать понапрасну. На работу собиралась, как на войну. Запасные колготки даже в сумочку положила, пластырь, бинт, запас таблеток. Выдохнув и расправив плечи, Анечка вышла из дома.
И сотни метров пройти не успела, как раздался неприятный хруст и её левая нога подвернулась. Боль пронзила щиколотку. Анечка пошатнулась, холодея от ужаса: «Нога? Я сломала ногу? Уф, нет, всего лишь каблук». Но было всё равно больно, видимо, потянула связку, когда каблук сломался. Страдальчески морщась и прихрамывая, она поковыляла к ближайшей скамейке. Если честно, то она собиралась присесть и вдоволь наплакаться. Ну что за свинство-то, действительно, творится?!
Но до скамейки было далековато, а хромала она всё сильней. Когда Анечка решила уже плакать стоя, её за локоть вдруг поддержали уверенной рукой. «Давайте помогу. Ну что же вы так неудачно…» – пробормотал приятный мужской голос. Рядом стоял мужчина, на вид чуть постарше Анечки, с пшенично-русой шевелюрой и синими-пресиними глазами. Анечка онемела и покорно дала довести себя до скамейки. А уж там дар речи к ней вернулся и они познакомились.
С тех пор Анечка с Сергеем стали неразлучны, на протяжении двух недель виделись каждый день, расставались только вечером, когда расходились по домам. И говорили-говорили, обо всём на свете, и никак не могли наговориться… А ещё через неделю Сергей сделал ей предложение. Но почему-то слегка замялся, услышав радостное «да» в ответ. «Ты только не смейся, – пробормотал он, покраснев так, что уши стали пунцовыми, – у меня фамилия ужасная – Хрюшин. Если ты передумаешь, я пойму…» А Анечка и, правда, чуть не расхохоталась. Так вот на что ей намекала сама судьба!

Полсобаки
Однажды моему приятелю подарили щенка. До этого у него собак никогда не было. Куры, утки, свиньи, кошки были, и даже корова, а собаки не было. И вот появилась. Особенно радовались дети. Щенок был милый и забавный, пушистый и игривый, его назвали Белкой. Те, кто подарил щенка, говорили, что это помесь лайки и пуделя. Скорее всего, так и было. А может, нет, я не уверен. Все щенки, как дети, похожи один на другого. Потом они вырастают и приобретают индивидуальные черты. Иногда приятные, иногда не очень.
Когда щенок Белка вырос, он тоже приобрёл одну интересную особенность. Честно говоря, я таких собак в жизни никогда не встречал, ни до, ни после. Как бы вам понятнее объяснить, в чем заключалась эта необычность… Представьте себе собаку средних размеров. Теперь визуально поделите её ровно пополам по линии груди. И представьте, что одна её половина, там, где голова, гладкая, как у лайки, а другая, со стороны хвоста, – лохматая и кучерявая, как у пуделя. Ну или у болонки. Причем без всяких переходов. Резко – раз, и всё. При этом одна половина белая-белая, как снег, а другая черная, будто питомца изваляли в угольном порошке
У каждого, кто видел эту собаку впервые, возникала одна и та же реакция: человек начинал незаметно оглядываться, в поисках ещё одной такой же собаки, только с обратными пропорциями. Настолько сильна была иллюзия, что это две половинки разных собак, состыкованные каким-то невероятным способом, и где-то тут непременно должна бегать ещё одна такая же, составленная из других половинок.
В результате со временем официальная кличка Белка у собаки осталась, но в доме иначе как Полсобаки её никто не называл. А на Белку она даже не откликалась.
Один мой знакомый, который занимается веб-дизайном, впервые увидев этого пса, долго и задумчиво на него смотрел, а потом спросил у хозяина:
– Вы его в фотошопе, что ли, делали?!

«Ой, мужик идет!»
Эта история случилась, когда я училась в сельскохозяйственной академии. На третьем курсе у нас была практика. Вывезли студентов на учебное поле, где были высажены опытные посевы, надо было следить за урожаем, анализировать увиденные изменения и полоть грядки. Мы, четыре девчонки, сделали, что нам велели, потом нашли тенистое местечко и уселись отдыхать. И тут Светлане, моей однокурснице, стало совсем жарко, и она сняла майку. Сидела в спортивных штанах и чёрном бюстгальтере.
Вскоре к нам подошёл аспирант Володя проверить работу. Что-то ему не понравилось, и он к Светке прицепился. Слово за слово, и у них разгорелся нешуточный спор. Долго спорили, уже вышли за рамки сельскохозяйственной темы.
– Да мне эти грядки вообще не нужны! – кричит на Володю Светка.
– А для чего ты тогда в сельхозакадемию поступала? – спрашивает гневно наш аспирант. – На лекции зачем ходишь, для чего тебе всё это надо?
Света с умным видом отвечает:
– Как для чего? Известно для чего!
– Ну и?
– Общаться! Общение – это очень важно в жизни!
Долго они пререкались друг с другом – сидевшая на траве Света в чёрном лифчике и стоявший перед ней аспирант Володя. И наверняка спорили бы дальше, если бы не послышалось тарахтение – это вдалеке проезжал трактор. Остановился, из кабины выскочил тракторист и бодро направился к нам.
Все дружно посмотрели в его сторону. Молча ждём, когда подойдёт. И тут Светка произносит фразу:
– Ой! Надо одеться. А то вон мужик идёт, нехорошо как-то…
Надо было видеть, как посмотрел на неё аспирант Володя! Между прочим, очень привлекательный молодой мужчина.
– Мужик идёт! Видите ли, застеснялась она! А я кто тогда? Целый час со мной лясы точила в раздетом виде.
Долго потом смеялись.

Источник: «Антология позитива» ( http://raketchik.livejournal.com ), http://anekdotov.net , « http://Психея », http://pressa.tv

Поделиться.

Комментарии закрыты