«Союз спасения»: как создавались костюмы для декабристов

0

Как воссоздать форменную одежду для русских императоров и участников восстания на Сенатской площади, а также справиться со съемками большой кинокартины, рассказывает художник по костюмам фильма «Союз спасения» Екатерина Шапкайц.

— Как вы попали на этот проект?
— Меня пригласил продюсер Максимов, это уже третья наша совместная картина, первая была «Высоцкий. Спасибо, что живой», потом «Викинг», после нее он пригласил меня на «Союз спасения». Я согласилась с большим энтузиазмом, потому что не отдавала себе отчет, насколько сложным по военной форме будет фильм.

Конечно, нам помогали специалисты. Сначала нас консультировал Владимир Георгиевич Данченко (старший научный сотрудник Государственного музея Эрмитаж, кандидат исторических наук. — Прим. tvkinoradio.ru). Потом появились чудесные консультанты Сергей Попов и Олег Леонов, который вместе с Александром Кибовским написал большую книгу про армию («Русский военный костюм. Армия Александра I. Кавалерия». — Прим. tvkinoradio.ru). Они замечательные люди, всегда готовы помочь — им можно было позвонить в любое время и уточнить детали.

Все равно нам было нелегко — в фильме много формы по количеству и ее разнообразию: гвардейская, армейская и так далее. К тому же, в 1814 году был один военный костюм, а в 1825 году, после реформы, другой.

Мы старались быть очень точными в реконструкции. Начинали с того, что в запасниках Царского Села обмеряли настоящие костюмы. Осталось много информации: портретов, подлинных мундиров, платьев. Их можно посмотреть, изучить.

Конечно, сейчас есть много людей, которые интересуются этой эпохой и знают форменный костюм. Они наверняка будут нас критиковать. Я к этому готова. Это нормально, ведь любая историческая картина всегда вызывает интерес с точки зрения — а правильно ли там все сделано? Возможно, у нас и будут какие-то неточности: разные консультанты, историки про одну вещь давали нам разную информацию.

— У вас снимались реконструкторы?
— Снимались, но их было мало, и они все были в наших костюмах. Только в одном эпизоде «русские войска в Париже в 1814 году» было где-то человек двадцать французов в своих костюмах. Поскольку это был один съемочный день, разумнее было позвать реконструкторов, которые имеют и умеют носить свой костюм, чем брать каких-то людей и шить форму. А все остальное было наше.

— Поскольку фильм рассказывает про декабристов и их восстание на Сенатской площади, думаю, что многие зрители неизбежно будут вспоминать знаменитую кинокартину «Звезда пленительного счастья».
— Я, как и все, знаю этот фильм с детства. Тем более, что он был снят на «Ленфильме», и на нем работала известный, очень хороший художник по костюмам Наташа Васильева. На «Ленфильме» еще сохранились костюмы из этой картины, в основном офицерские и генеральские.

За последний год я пересматривала «Звезду пленительного счастья» 6 раз: сначала чтобы оживить в памяти то время, потом уже с практической точки зрения — а как они это делали?

Но в «Звезде пленительного счастья» больше внимания уделено лирическим историям главных героев. Это нежные, акварельные новеллы, рассказывающие о героизме, любви, верности. Сколько я его не смотрела, на меня всегда большое впечатление производила история Анненкова и француженки. Она такая поэтичная, спонтанная, живая и трогает до сих пор. Чудесная картина.

В нашем фильме больше политики и масштабных действий. Декабристов играют молодые актеры, которые близки по возрасту к своим персонажам, в отличие от «Звезды пленительного счастья». Хотя там прекрасные актерские работы.

— Как актеры реагировали на костюм? Он помогал им входить в роль?
— Они сначала жаловались, что им неудобно носить очень высокие воротники. Но они все-таки актеры, поэтому довольно быстро ко всему привыкли. У меня так бывает на всех проектах. Например, сначала говорят — тяжелые доспехи, а потом никто их даже не замечает.

Несколько костюмов шил прекрасный московский исторический закройщик Павел Алехин (художник, реконструктор и педагог Школы-студии МХАТ. — Прим. tvkinoradio.ru). Например, он сделал для Максима Матвеева (в фильме князь Сергей Трубецкой. — Прим. tvkinoradio.ru) просто замечательную форму.

Конечно, это важно — получать ощущение от костюма, к тому же, он придает фигуре правильную осанку. Вначале мы даже хотели всех героев одеть в корсеты (в XIX веке военные часто носили корсет, особенно, кавалеристы. — Прим. tvkinoradio.ru), но потом отказались от этой мысли. Но некоторые артисты все-таки захотели носить корсет, например, Ваня Янковский (в фильме Михаил Бестужев-Рюмин. — Прим. tvkinoradio.ru). На самом деле, костюм был таким плотным по материалам и по его прилеганию к телу, что сам был как корсет.

В военном костюме того времени нужно уметь двигаться, правильно носить оружие, тяжелую шинель. Это целый труд. Этому и многому другому актеров учили наши консультанты.

— Были же и гражданские персонажи?
— Да, Мордвинов (актер Сергей Колтаков. — Прим. tvkinoradio.ru) и Рылеев (актер Антон Шагин. — Прим. tvkinoradio.ru). Герой Шагина — молодой человек, немножко франт, одет по моде. Поскольку он был правителем канцелярии Российско-американской компании и интересовался Штатами, то мы ему придумали шапку из волка с хвостом, как у Зверобоя Фенимора Купера.

Мордвинов был барин, в чем-то похожий на кота: сам черный, лапки белые. Он носил эффектное пальто с воротником из росомахи, у которой рыжий мех имеет пушистый подшерсток, что еще больше подчеркивало его кошачесть.

Еще у нас гражданскую одежду носит Каховский (актер Сергей Агафонов. — Прим. tvkinoradio.ru). Это был человек с маниакальными наклонностями, авантюрист, убийца, поэтому я хотела приблизить его по стилю к эпохе Достоевского, сделать похожим на тень. Он у меня в сюртуке, а не во фраке.

Если Рылеев — светлый, потому что он гуманитарий и прогрессивный человек, то Каховский — темный, поскольку он персонаж демонический, словно сошел со страниц «Бесов».

Что касается женских костюмов, например, костюма Анны (актриса Софья Эрнст. — Прим. tvkinoradio.ru), то во время подготовки я уточняла у режиссера Андрея Кравчука: что костюм в данной сцене должен нам сообщать?

Ее мамы, которую играла Дапкунайте, сначала в сценарии не было, поэтому мы шили платья без примерки. Дапкунайте такая молодец — роль небольшая, но она в свои несколько фраз смогла вложить целую судьбу.

— Как вы решали образы императоров и Милорадовича?
— Что касается императоров, то мы брали их портреты и делали по ним костюмы. Николай I (в фильме его играет Иван Колесников. — Прим. tvkinoradio.ru) в то время любил носить мундир измайловского полка с генеральскими эполетами, а Александр I (актер Виталий Кищенко. — Прим. tvkinoradio.ru) у нас был в обще-генеральском мундире. Его ордена были скрупулезно восстановлены, в этом нам помогали консультанты.

Милорадовича (актер Александр Домогаров. — Прим. tvkinoradio.ru) мы сделали мягким, немного домашним.

— Как проходил процесс изготовления костюмов?
— Мы начинали с того, что брали по офицерскому мундиру из каждого полка и отшивали по образцу. Пробы проводили уже в своих мундирах, заодно смотрели, какие нужно внести коррективы. Когда выяснялось количество персонажей и массовки, то мы эти образцы тиражировали.

Вышивку у нас делали чудеснейшие художницы Надя Васильева и Леля Михайлова из питерского ателье «Пчела и шнип». Свое производство они открыли во время подготовки к фильму «Матильда», потому что поняли — при таком масштабе разумнее закупить оборудование и обучить своих людей, чем заказывать на стороне. В итоге, они достигли в этом деле больших высот.

Все наши вышитые ордена делались вручную. Они ничем не отличались от подлинников, разве что были новее. Этишкеты плела одна мастерица, ручные вышивки делала другая, эполеты тоже собирали несколько человек.

А еще у нас была девушка, которая вручную плела офицерские оранжево-черные пояса из металлизированной нити с гарусом.

Вот так мы все это заказывали в нескольких местах, а потом собирали костюм.

— Расскажите, пожалуйста, про сцену на Сенатской площади.
— Мы ее снимали довольно долго: около трех недель на натурной площадке в парке «Патриот» и 10 дней в павильоне. Там прекрасные огромные, по 2000 квадратных метров, павильоны, где у нас разместились костюмерные. Тут же недалеко была натурная площадка — большой кусок поля, огороженного синим забором (хромакеем).

Во время съемок в павильоне с искусственным снегом у нас были бесконечные переодевания: из гренадеров в гвардейский экипаж или в преображенцев. Мои девушки переделывали одни и те же шинели в разные полка, меняя на них воротники.

— У вас было много помощников?
— Их количество варьировалось в зависимости от объектов. Основное ядро моей команды состояло из 10 человек: я, мои ассистенты, ассистенты, ведущие площадку, технолог по изготовлению.

На съемки набирались одевальщики. У нас постоянно снималась большая массовка, например, на Дворцовой и на Сенатской площади было не менее 400 человек каждый день. И гражданских, и военных, но больше военных. В уличных сценах тоже всегда присутствовала массовка. Если снималась, скажем, набережная Фонтанки или Мойки, то там было рассеяно 100 человек — возчики, чухонки, господа и прочие.

Одевальщики работали по принципу конвейера: один стоял на штанах, другой на рубахах и так далее. Поэтому получалось довольно быстро. Две девушки вели площадку и одевали артистов, они не работали с массовкой.

На площадке было много костюмеров, которые «снежили», поправляли костюмы, утепляли актеров и тому подобное. Постоянно присутствовали специалисты, которые фактурили костюмы.

Поскольку было много переодеваний каскадеров и эпизодников, которых приводили к нам за день до съемок, то у нас была небольшая мастерская, в которой подгоняли костюмы. У меня так было заведено на всех моих картинах — обязательно в команде есть шьющие люди, поскольку всегда нужно что-то по ходу переделывать и доделывать.

— Слышала, что вам часто не везло с погодой.
— Это да. В первые дни мы снимали в Петербурге, на Дворцовой площади. 17 артистов в мундирах, без шинелей, на улице минус 20 градусов и ветер. У нас такой зимы давно не было!

В Белгороде, когда снималась армия, тоже вдруг температура упала до минус 15 градусов, а они все в киверах, с открытыми ушами. Это тоже был очень тяжелый день.

Конечно, актерам поддевали термобелье, в обувь клали термостельки, в руки давали грелки, утепляли их в перерывах между кадрами. Что же делать, зимой на натуре снимать всегда сложно.

Ирина Жигмунд, tvkinoradio.ru

Share.

Comments are closed.