В «Кобургском мавре» усмотрели расизм

0

Со времён Средневековья герб баварского города Кобург украшает изображение святого Маврикия – профиль чернокожего курчавого мужчины с толстыми губами и серьгой в ухе. «Это расистское изображение!» – заявляют немецкие борцы за права меньшинств.

С 1430 года гербом города Кобурга, что на севере Баварии (Германия), является изображение христианского мученика святого Маврикия. В 290 году н. э. он, будучи предводителем Фивейского легиона, целиком состоявшего из христиан, был казнён по приказу римского императора Максимиана Геркулия за отказ принять участие в наказании единоверцев. В искусстве святого Маврикия традиционно изображают чернокожим, хотя в первоисточниках ничего не сказано о его расовой принадлежности. Что же касается изображения на гербе Кобурга именно мавра, то, по одной из версий историков, причиной этому могло стать желание тогдашнего магистрата отличить свой город от других городов Франконии, чьи гербы украшал майсенский лев.

Профиль «Кобургского мавра» («Coburger Mohr» или «Mohrenkopf») здесь можно встретить сегодня повсюду – на фасадах зданий, на чугунных люках водостоков и, конечно же, на сувенирах для туристов. О нём повествует и раздел на официальном сайте Кобурга. Так бы Святой Маврикий – по легенде, один из хранителей Копья Судьбы – и впредь охранял покой горожан, если бы не две студентки из Берлина, усмотревшие в его африканском профиле расизм.

Как написала DW, по мнению родившейся в Верхней Франконии берлинской студентки Юлианы Ройтер и её подруги Алиши Арчи, «гипертрофированные черты – пухлые губы, курчавые волосы и огромная креольская серьга в ухе – создают стереотипный образ, заставляя выходцев с африканского континента чувствовать себя ущемлёнными». Активистки запустили онлайн-петицию с требованием удалить изображение св. Маврикия с гeрба Кобурга на том основании, что «он напоминает многие изображения чернокожих людей времён колониализма и рабства».
Активистки выражают своё недовольство и самим термином Mohr (мавр): «Слово Mohr воспринимается чернокожими как аналог N-слова («N-Wort», – этим эвфемизмом часто заменяют слово «негр»). Оно обладает дискриминационным, травмирующим и унижающим эффектом. Слово Mohr никогда не было нейтральным: по-гречески «морос» означает «неразумный, неумный или глупый», а «мавр» на латыни означает «африканец», «чёрный» или «тёмный».

Петиция Ройтер и Арчи набрала около 3850 подписей, однако не вызвала понимания у городских властей. Как заявил второй бургомистр Кобурга, член ХСС Ханс Герберт-Хартан, он «вообще не улавливает смысл» претензии. «Напротив: если темнокожий человек является покровителем города, то это честь, а не дискриминация. Я считаю, что аргументы авторов петиции совершенно бессмысленны», – заявил Герберт-Хартан.

Ещё определённее высказался бывший глава городского попечительского совета, культуролог Хубертус Хабель. «Тема не новая, её снова и снова поднимают представители специфических групп – особенно из студенческой среды, – цитирует его Bayerische Staatszeitung. – Исходя из своего понимания антирасизма, они хотят удалить изображения святого Маврикия. В этом же контексте работает и онлайн-петиция берлинских студенток Ройтер и Арчи. Для них и им подобных любой, кто использует термин Mohr, немедленно попадает в расисты».

«Антирасистская» инициатива Ройтер и Арчи вызвала ответную реакцию жителей Кобурга. Они запустили свою контрпетицию, озаглавив её «Кобургский мавр должен остаться. Спасём патрона Кобурга на гербе». Её подписали более 5000 человек, и не только из Кобурга.

«Начиная со Средневековья, «Кобургский мавр», изображающий святого Маврикия, в честь которого названа даже главная церковь Кобурга, является частью герба нашего города. За одним исключением: в 1934 году некоторые сограждане, возглавляемые тогдашним обер-бургомистром Шведом, ставшего первым в Германии бургомистром от НСДАП, добились удаления с герба изображения мавра, заменив его мечом со свастикой. Эта та традиция, к которой призывают авторы петиции?» – говорится в одном из комментариев. «С расизмом нужно бороться через просвещение», – призывают в другом.

Убийство Джорджа Флойда в США привело к возникновению движения BLM (Black Lives Matter – «Жизни чёрных важны»). Но разворачивающаяся под этим лозунгом борьба с расизмом принимает подчас совершенно карикатурные формы. В Германии это видно на примере не только Кобурга, но и Штутгарта, где есть район Mohringen, по поводу названия которого запущена петиция, аналогичная кобургской.

В Берлине обсуждается вопрос о переименовании станции метро и улицы Mohrenstrase (Мавританская улица). На фоне протестов берлинская транспортная компания BVG объявила о переименовании станции Mohrenstrase линии U2 в Glinkastrase, по имени находящейся недалеко от станции улицы имени Михаила Ивановича Глинки, русского композитора XIX века, который в 1857 году скончался в Берлине. Процесс переименования станции займёт несколько недель, но, как сообщило информагентство Deutsche Presse-Agentur, должен завершиться ещё в этом году. Местные власти рассматривают и переименование улицы, но не называют сроки и не раскрывают предполагаемого нового названия.

Фармацевты многих городов оправдываются за использование слова Mohr в названиях своих аптек («Mohren Apotheke»). А ещё в Германии больше нет конфет «Negerkusse» («Негритянский поцелуй») и пирожных «Mohrenkopfe» («Негритянские головы»). А теперь вот очередь дошла до святого Маврикия.

P.S. Как сообщила 29 июля датская газета Kristeligt Dagblad, выставка «Эскимосы и Гренландия», открывшаяся в Национальном музее Копенгагена ещё в 1992 году, меняет название, поскольку, по словам директора музея Мартина Аппельта, слово «эскимос» является уничижительным и не может использоваться в названии постоянной экспозиции. «Нет никаких сомнений, что здесь, в Национальном музее, мы должны прекратить употреблять слово «эскимос», поскольку жителями районов, откуда происходят многие из собранных в музее экспонатов, оно воспринимается как уничижительное», – заявил он в интервью.

В датских словарях слово «эскимосы» значится как «название людей, принадлежащих к коренным азиатским народам, населяющим арктическую часть Гренландии». Там также говорится о его уничижительном характере и рекомендуется использовать вместо него слово «инуиты». Дискуссия по поводу слова «эскимос» началась в королевстве после того, как датский производитель мороженого Hansens Ic решил сменить название своего популярного продукта «Kempe Eskimo» («Гигантский эскимос»).

Аналогичная тенденция и в Швеции. Согласно заключению шведского Агентства по надзору за соблюдением закона о дискриминации, «слово «эскимос» может восприниматься как оскорбление», но наряду с тем подчёркивается, что «гренландцы и инуиты по-разному относятся к этому вопросу». Словари Шведской академии тоже рекомендует использовать вместо слова «эскимос» слово «инуит».

Сергей Дебрер, РГ/РБ

Share.

Comments are closed.