«Властелин колец»: как это снято

0

Фильм «Властелин колец» впечатлил и зрителей, и мировую киноиндустрию. Первая часть кинотрилогии снималась 15 месяцев. Во время работы над кинокартиной использовали 19 тысяч костюмов, выпустили более 10 тысяч стрел и создали кольчугу из 12 с половиной миллионов пластиковых колечек.

Как создавали обитель хоббитов

Впервые Питер Джексон прочитал трилогию Джона Толкина «Властелин колец» в 18 лет. Вскоре, когда он увлекся кино, его мечтой стала экранизация романа. Однако серьезно к этой идее режиссер подошел, лишь приобретя достаточный опыт. В середине 90-х Джексон совместно с женой Фрэн Уолш написал черновой сценарий, уместив все произведение в 90 страниц. Затем он, совместно с Филиппой Бойенс, большим знатоком творчества Толкина, переделал его в два 140-страничных сценария двух фильмов. И работа над текстом не прекращалась — он продолжал меняться едва ли не до конца съемок.

Три сценария трех фильмов не совпадали с тремя частями книги. Авторы вольно обращались с хронологией событий, трактовкой некоторых образов, отбором эпизодов и репликами. Так, например, если сцена в книге не двигала сюжет, в сценарий она не попадала. В то же время авторы стремились в сжатой форме передать дух и суть романа Толкина. Неслучайно тома «Властелина колец» обязательно присутствовали на площадке вплоть до последнего съемочного дня, служа своего рода и справочником, и камертоном.

Съемки фильма начались в Новой Зеландии в октябре 1999 года и продолжались 15 месяцев. Подобные сроки впечатляют даже с учетом того, что одновременно создавалась вся трилогия. Снять необходимый объем материала одной группой было невозможно — по подсчетам Джексона, это заняло бы 6-7 лет. Поэтому параллельно работало 5-7 групп, и каждая из которых вела съемку минимум с двух камер. Одновременно шла работа над монтажом, Общая численность команды фильма составила около трех тысяч человек.

Локации для всего фильма нашлись на родине Питера Джексона — в Новой Зеландии. Всего группа работала в трех десятках различных мест. Безусловно, одна из самых примечательных локаций фильма — Хоббитон. Команда фильма нашла подходящий ландшафт на ферме возле новозеландского города Матамата. Это место идеально совпадало с представлениями авторов о поселении хоббитов. Были подготовлены его компьютерные и макетные модели. Далее в течение года здесь возводили декорации домов, холмы-жилища, сажали деревья, клали дорожки. К работе привлекали армию, сотни рабочих и десятки садоводов.

Что касается горных сцен, то часть из них действительно снималась в горах, куда группе приходилось добираться на вертолетах, а часть — в павильоне, где вместо снега лежал измельченный рис с солью. Иногда декорации из-за их размеров приходилось возводить в самых неожиданных местах. Например, съемки врат Мории проходили на автомобильной парковке, так как создать имитацию озера больше было негде.

Дублеры-карлики

Один из самых сложных аспектов визуального решения картины состоял в соблюдении относительных размеров объектов в кадре — хоббиты и гномы по своим пропорциям значительно отличаются от других героев. Большая часть времени на подготовке ушла как раз на поиски подходящих решений этой проблемы — через определенные углы, направления взгляда, свет, глубину резкости и так далее.

Ключевым методом создания иллюзии относительности размеров стала принудительная перспектива. Техника предполагает, что объект, который должен казаться меньше, отодвигается дальше от камеры. Необходимое расстояние удаления определялось следующим образом. Группа договорилась, что размер хоббитов составляет около 75 процентов от размера обычных героев. Для достижения такого пропорционального отношения актеры-хоббиты должны были отдаляться от других персонажей на одну треть расстояния от камеры. То есть, если между камерой и «нормальным» героем было 10 метров, то исполнитель роли хоббита в этом же кадре должен отойти еще на 3,3 метра. Яркий пример — телега Гэндальфа. Ее сделали так, что Элайджа Вуд (хоббит) сидел на удалении от Иэна МакКеллена (волшебника Гэндальфа). При определенном ракурсе создавалось ощущение, что актеры сидят рядом, но один меньше другого.

Еще одним методом стало дублирование декораций и реквизита в разных размерах. Например, декорация жилища Бильбо Бэггинса была построена в двух вариантах — большого размера, чтобы подчеркнуть рост хоббитов, и маленького, чтобы Гэндальф казался громадным. Тот же принцип работал в таверне «Гарцующий пони», для которой изготовили мебель больших размеров, чтобы актеры, играющие хоббитов, в сравнении с ней казались меньше.

Другой способ решения проблемы относительных размеров — создание больших костюмов. Актеры вставали на ходули, надевали гигантских размеров костюмы и искусственные кисти рук. Рядом с ними исполнители ролей хоббитов казались низкорослыми. Именно таким образом решена сцена на улице ночного Бри. Наконец, последний метод — привлечение дублеров-карликов. С их участием снимались кадры, в которых не было видно лиц героев. Тем не менее, на всякий случай для каждого дублера изготовили парики и латексные маски актеров.

Кольчуга из шланга

Над большинством костюмов в картине работала художник Найла Диксон. Для ее команды на новозеландской студии Stone Street оборудовали пошивочный цех. За несколько месяцев 40 швей изготовили 19 тысяч костюмов. Такая впечатляющая цифра обусловлена тем, что многие костюмы изготавливались в нескольких вариантах: для актера, для дублера, для «мини-дублера» и для каскадера. В числе идей Диксон — сделать костюмы хоббитов в духе моды английской деревни XVIII века; укоротить штаны, чтобы они сочетались с их большими ступнями; выделить Фродо из всей компании героев с помощью материалов из бархата; выбрать для костюма Арагорна темно-зеленый цвет.

Разработкой боевых костюмов, вроде доспехов, шлемов и кольчуги, занималась студия Weta. Несмотря на то, что они выглядят металлическими, металл при их производстве почти не использовался. Основными материалами служили пластик и уретан. Кроме того, на студии придумали собственный метод изготовления пластиковой кольчуги — ее создавали из нарезанного колечками шланга необходимого диаметра. Всего было нарезано 12,5 миллионов колечек.
Разработка дизайна началась еще на ранних стадиях написания сценария. Здесь помогло детальное описание мира в романах Толкина. В общей сложности в художественном департаменте было задействовано около 300 человек. Этот коллектив занимался дизайном и производством декораций и реквизита, частью персонажей (например, орками), миниатюрами, пластическим гримом и некоторыми практическими эффектами. Всего работники мастерской Weta сделали более 45 тысяч предметов.

Каждая раса и культура должна была иметь свои характерные и моментально узнаваемые черты. Например, исходная точка дизайна пространств гномов — квадрат, тогда как у эльфов — плавная волнообразная линия. Подобные установки задавали тон всему оформлению, связанному с той или иной расой.

Латексные ноги хоббитов

В плане реквизита существовали следующие сложности. Во-первых, весь реквизит необходимо было изготовить самостоятельно с нуля. В пространстве фильма не существовало элементов, которые можно было бы откуда-либо взять. Для создания предметов привлекли десятки мастеров: стеклодувов, резчиков по дереву, ювелиров и так далее. Вторая особенность — значительную часть реквизита из-за особенностей съемок необходимо было изготовить в двух экземплярах: размером побольше и поменьше. Что касается колец всевластия, то их было сделано и вовсе 15 штук.
Отдельная разновидность реквизита — оружие. На Weta изготовили более 100 мечей: в зависимости от требований сцены они могли быть из пружинной стали для крупных планов, из алюминия — для сцен боев и из резины — для безопасности. На съемках использовали более 10 тысяч стрел, которые также были разных видов. Кстати, чтобы научиться управляться с оружием, актерам пришлось специально заниматься по 6-8 недель.

Отдельной частью работы Weta стали персонажи: орки, тролли и прочая нечисть. Жуткий дизайн большинства из них не позволял использовать обычный грим. Вместо него актеры носили латексные протезы и маски. Всего студия сделала более 10 тысяч масок и 1800 костюмов тел из латекса и кожи. Такое огромное количество связано с тем, что лицевые накладки можно использовать лишь один день, а костюм — только шесть дней. Но, пожалуй, самый сложный пластический грим был у Джона Рис-Дэвиса, игравшего гнома Гимли. Процесс грима включал бритье, нанесение латексных накладок (лоб, нос, уши, щеки), силикона и волос. Процедура ежедневно занимала четыре с половиной часа.

И еще один важный момент — ноги хоббитов. По словам Тейлора, это была одна из самых сложных деталей во всем фильме. На ее разработку ушло больше года. Их особенность состояла в том, что латексные ноги должны были быть одновременно жесткими, гибкими и незаметными на ступне. Только для четырех главных хоббитов изготовили 1800 пар ног. Ежедневно процесс надевания протезов занимал 1-1,5 часа: они должны были хорошо приклеиться к ноге, а также требовалось время на нанесение краски и волосков.

Модель сказочного мира

Джексон хотел по максимуму избежать применения визуальных эффектов, предпочитая им макеты. Всего для картины изготовили 58 миниатюр различных объектов. Впрочем, слово «миниатюра» тут подходит с долей условности, потому как половина этих конструкций была столь велика, что они едва помещались в павильоне. Одна из ключевых, наиболее продуманных и детальных миниатюр — Ривенделл. Она создавалась по рисункам Алана Ли и Джона Хоу в соотношении 1:24.
Самой сложной авторы называют миниатюру Лотлориэна. Одной из ее частей были восемь 8-метровых полистироловых деревьев диаметром по 1,5 метра. На деревьях располагались архитектурные постройки в стилистике ар-нуво, позволявшей подчеркнуть утонченность и одухотворенность культуры эльфов.

Самой большой по размеру была миниатюра Кхазад-дума гномов. Для брутального вида ее создавали из твердой смолы. Еще одна впечатляющая миниатюра — крепость Изенгард. Башня основывалась на рисунке Алана Ли и состояла из микрокристаллического парафина, создававшего ощущение обсидиана. Высота конструкции составляла около четырех метров, а весь макет был выполнен в соотношении 1:35. На съемках башню окружала миниатюра в форме кольца диаметром около 20 метров.

Общая особенность всех миниатюр фильма — детальность проработки. Как замечает Джексон, группа нарушила главное правило съемки миниатюр — снимать короткими кадрами на общих планах, чтобы зритель не заметил подвоха. На «Властелине колец», наоборот, много достаточно длинных кадров со средними и даже крупными планами — миниатюры выдерживают их за счет скрупулезной проработки.

Сложности с демоном

Большую часть визуальных эффектов фильма делала студия Weta Digital. Прежде всего, студия занималась всеми пейзажными сценами. Например, на общем плане был продолжен город Бри, добавлялись горные хребты, менялось небо и так далее. Но самые яркие визуальные эффекты в картине — монстры: водный страж, демон Балрог и пещерный тролль. В случае первого главными сложностями были щупальца и брызги воды. С Балрогом трудность состояла в моделировании огня и дыма. Сначала элементы огня снимались на пленку, а затем в цифровом варианте прикреплялись к «системе частиц», имитировавших движение огня.

Тролля же изначально выполнили в качестве модели, а она, в свою очередь, послужила основой для цифровой 3D-версии. Для получения убедительного движения студия разработала систему виртуального скелета и мышц. Оживить монстра помогла технология motion capture, при которой виртуальная модель точно повторяла все движения человека, покрытого датчиками (во втором и третьем фильме эта технология помогла создать образ Голлума). Для более точной проработки сцены с троллем ее пространство сконструировали виртуально, а «попасть» туда можно было с помощью специальных очков.

Жуткий мир призраков, в который попадает герой, надевший кольцо, создавался с помощью разработанной Weta техники «оптический поток». Она предполагала искажение изображения с помощью его совмещения с другими отснятыми движущимися изображениями. После различных проб авторы решили остановиться на наложении отснятого огня.

Важный этап создания «Властелина колец» — цифровая цветокоррекция. Пленка оцифровывалась, материал в цифровом виде обрабатывался и затем снова печатался на 35-мм пленку. Примерно 70 процентов фильма прошло цветокоррекцию. С ее помощью Джексон хотел придать новозеландским пейзажам и героям ощущение сказочности. В некоторых случаях цветокоррекция задавала атмосферу сцены: например, Хоббитон за счет теплой зелени похож на открытку, а мрачный мир погибшей цивилизации Мория отличается монохроматичностью. Кроме того, цветокоррекция позволила придать коже эльфийки Галадриэль особое перламутровое свечение.

Павел Орлов, tvkinoradio.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты