ВОЗ перестала считать садомазо болезнью

0

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) внесла изменения в международную классификацию болезней (МКБ). В 2022 году вступит в силу новое издание МКБ, в котором ВОЗ впервые официально признала игроманию болезнью, а фетишизм и садомазохизм, напротив, были исключены из списка психических заболеваний.

Цифровой героин

Новые технологии, ставшие неотъемлемой частью нашей жизни, наряду с новыми возможностями принесли и новые проблемы – такие как зависимость от компьютерных игр. Теперь, когда игромания официально признана психическим расстройством, появился особый термин – «цифровой героин» – в результате сравнения вызывающих зависимость компьютерных игр с одним из самых опасных наркотических веществ.

Изначально тревогу забили родители, дети которых проводят большую часть своего времени за видеоиграми и агрессивно реагируют на любые попытки отвлечь их от любимого занятия.
Но как отличить опасное заболевание от вполне безобидного увлечения компьютерными играми, с помощью которого многие развлекаются, расслабляются и снимают стресс? Ведь не стоит сразу признавать абсолютно все компьютерные игры априори опасными. Многие из них, при разумном использовании, развивают мышление, память, а некоторые даже могут оказаться полезными в изучении иностранного языка.

Согласно информации, опубликованной на сайте ВОЗ, игровое расстройство – это модель поведения, при которой игре отдаётся предпочтение перед другими увлечениями, хобби и повседневными занятиями и общением с близкими. Поведение игроманов отличает именно неспособность контролировать частоту и длительность времени, которое они проводят за видеоиграми. Помимо этого, впавшие в опасную зависимость от видеоигр, как правило, ведут себя крайне агрессивно, если кто-то из близких пытается их отвлечь. Потребность новых побед в игре становится для игромана важнее отношений с родными и их чувств, а также собственного образа в глазах близких, коллег и друзей.

При этом игромания может быть диагностирована исключительно в том случае, если у человека из-за пагубной зависимости от видеоигр в течение более года наблюдаются проблемы в личной, семейной, социальной и иных сферах жизни. Психотерапевты рекомендуют родным и близким чрезмерно увлечённого компьютерными играми человека задуматься в том случае, если у геймера игры отнимают всё больше времени, и при этом он всё меньше времени посвящает работе и отдыху, общению и саморазвитию, перестаёт думать о будущем, не строит планов, не уделяет времени и внимания близким, а погружается в игру сразу же, как появляется дома или в любом другом месте, где можно включить игру. Упомянутые симптомы действительно напоминают алкогольный и наркотический абстинентный синдром.

«Это пример поведения, когда нарушается контроль над игровыми процессами. Масштабы игромании всё растут, несмотря на возникающие негативные последствия. Именно поэтому игровое расстройство внесено в новое издание пересмотренной 11-й версии МКБ», – так описывает новый недуг пресс-секретарь ВОЗ.

В настоящее время психотерапевты расходятся во мнениях, как именно лечить это психическое заболевание, ведь причины возникновения и проявления болезни у каждого индивидуальны.

Эксперты также отмечают, что всепоглощающее увлечение компьютерными играми является одним из проявлений эскапизма – бегства от реальности. Соответственно, чтобы избавиться от пагубной зависимости, прежде всего, необходимо разобраться, почему человеку в игре интереснее, чем в жизни. Важной частью терапии может стать поиск альтернативного и более безопасного досуга, обретение иной вдохновляющей и захватывающей цели в жизни, которой при этом не сопутствовал бы страх неудачи, ведь именно он зачастую толкает людей на бегство от действительности, повергая их в пучину вредных привычек и увлечений.

Садомазо – теперь не болезнь

После вступления в силу новой редакции МКБ поклонники садомазохизма больше не будут считаться людьми с психическими отклонениями. Теперь садомазохисты могут считаться разве что людьми с особыми взглядами на психологию и философию своих любовных, сексуальных отношений. Однако не стоит путать садомазохизм как субкультуру и любовную философию, в рамках которой участники используют различные практики по собственному желанию и согласованно друг с другом, с действительно опасным явлением – клиническим садизмом, действиями маньяков и преступников и жестоким обращением с животными.

Если в случае с игроманией грань, отделяющая безобидное увлечение и способ расслабиться от болезни довольно тонкая, то в случае с исключённым из списка болезней садомазохизмом и опасным клиническим садизмом все гораздо понятнее.

Исключённый из списка психических расстройств садомазохизм – явление психосексуальное, все проявления которого согласуются с каждым участником практик. В данном случае садомазохизм представляет собой особую, не всем близкую и не всем понятную философию и психологию отношений, а используемые практики – более многогранная палитра способов выражения чувств, реализуют стремление к более острым ощущениям. В то время как клинический садизм, который иногда ассоциируется с садомазохизмом в целом, представляет собой непосредственное стремление к совершению насилия без взаимного согласия.

Маньяка-садиста от поклонника психосексуальной субкультуры БДСМ (от английского «Бондаж-Доминирование-Садизм-Мазохизм»), в первую очередь, отличает именно насилие и несогласованность, отсутствие принципа добровольности и безразличие к чувствам, здоровью и судьбе своей жертвы.

Садомазохистские практики в рамках БДСМ от различных уголовно наказуемых деяний, являющихся следствием клинического садизма (включающего и намеренно жестокое обращение с животными), отличают три принципа: отсутствие членовредительства и вреда здоровью, здравомыслие и согласованность. Именно согласованное применение подобных практик теперь, согласно МКБ-11, не является признаком психических отклонений.

Не относят к садомазохизму и получение наслаждения от самой по себе физической боли. Мазохист получает физическое и психологическое удовольствие от подчинения и от боли, причиняемой ему/ей с помощью различных практик, а не от любой боли самой по себе. Когда любая боль сама по себе становится источником сексуального удовольствия, речь идёт уже об ином явлении – алголагнии.

Елизавета Горбачёва, РГ/РБ

Share.

Comments are closed.