Ядовитые млекопитающие

0

Если у рептилий или рыб ядовитость встречается нередко, то среди млекопитающих она распространена мало. Чтобы завладеть добычей или защититься от врага, они обычно полагаются на свои зубы и когти или на быстроту ног. Тем не менее, и среди млекопитающих встречаются виды, использующие яд, причем возникли они независимо в разных группах.

Условимся считать ядовитыми те виды, которые имеют особую железу, выделяющую токсичный секрет, и наделены каким-либо приспособлением для введения этого яда жертве (или нападающему), например, зубами с особым каналом.

Утконосы

Начнем с наиболее архаичных млекопитающих – утконосов. На задних лапках утконоса имеются особые шпоры. С момента вылупления из яйца они есть как у самцов, так и у самок, но по мере взросления у самок шпоры исчезают, а у самцов остаются. Шпоры связаны с ядовитой железой, расположенной в области крестца. Секреция яда происходит в этих железах только во время брачного периода. Предполагается, что самцы утконосов используют свои шпоры в качестве оружия против соперников в борьбе за самку. Помогают они и для защиты от нападающих. В XIX веке, когда европейские поселенцы добывали утконосов ради шкурок, случаи отравления среди людей были нередки.

Утконос наносит мощный удар задней лапой, так что шпора вонзается в тело врага, и порой утконос не может сразу высвободить свою шпору. Яд довольно силен. По некоторым сообщениям, собаку динго могут даже убить несколько миллилитров яда, выделяемых при ударе. Человек от яда утконоса не погибнет, но боль будет весьма сильной. Вокруг раны быстро распространяется отек, который охватывает всю пораженную конечность. Впоследствии может возникнуть повышенная чувствительность к боли, которая сохраняется в течение нескольких дней или даже месяцев.

В 1991 году бывший австралийский военнослужащий решил помочь оказавшемуся на берегу утконосу вернуться в воду и получил удар шпорой по руке. По словам мужчины, он испытал боль сильнее, чем при ранении шрапнелью. И даже спустя больше 10 лет после этого случая пострадавший отмечал затруднения в движениях этой рукой при физических нагрузках.
Яд утконоса представляет собой смесь, по меньшей мере, 19 белков, а также небелковых компонентов. Среди составляющих яда есть белки из группы дефензинов.

Эти белки вырабатываются в организмах многих животных (у человека их несколько), обычно используются в иммунной системе. Они прикрепляются к мембранам патогенных бактерий и некоторых вирусов и разрушают их. Видимо, у утконоса некоторые дефензины стали выполнять и функцию оружия против внешнего врага. Необычной особенностью яда утконосов является то, что в нем присутствуют D-аминокислоты, тогда как за редким исключением в живых организмах аминокислоты представлены в форме L-изомера. Кстати, у ехидн – ближайших родственников утконоса – шпоры на задних ногах тоже имеются, но ядовитых желез нет.
Добавим, что в 2016 году было предложено использовать компоненты яда утконоса для лечения диабета. В кишечнике человека и животных выделяется так называемый глюкагоноподобный пептид-1 (GLP-1) – гормон, который, в частности, стимулирует секрецию инсулина поджелудочной железой, что важно для регуляции уровня глюкозы в крови. Его можно было бы использовать для лечения диабета второго типа, но в организме GLP-1 очень быстро, за несколько минут, распадается. И вот австралийские ученые из Университета Аделаиды и Университета Флиндерса обнаружили, что в яде утконосов тоже имеется GLP-1, но в модифицированной, более устойчивой форме.

Гаитянский щелезуб

Эти очень редкие в наши дни животные внешне напоминают землероек, только значительно крупнее. Гаитянский щелезуб (Solenodon paradoxus) может быть длиной до 32 см (и еще до 25 см составляет его хвост) и весить до килограмма, кубинский щелезуб (Solenodon cubanus) чуть крупнее – длиной до 39 см, а вес может даже превышать килограмм. Днем щелезубы прячутся в норах, а ночью выходят на поиски пропитания. Они разыскивают в лесной подстилке насекомых, пауков, червей, улиток, лягушек или ящериц, также едят плоды и листья растений. Щелезубов включают в отряд насекомоядных.

Одним из первых исследователей щелезубов стал русский зоолог, академик Императорской академии наук Федор (Иоганн Фридрих) Брандт (1802–1879). Получив в 1833 году с Гаити экземпляр животного, он обратил внимание на необычные глубокие борозды на втором резце нижней челюсти. Именно из-за них Брандт дал животному название Solenodon (от греческих корней «щель» и «зуб»), или «щелезуб».

Именно через эти щели на резцах и выделяется яд щелезубов, вырабатываемой измененной слюнной железой в нижней челюсти. Действие его похоже на нейротоксические яды некоторых змей. Симптомы укуса щелезуба включают общую вялость, затрудненное дыхание, паралич и судороги. Но опасен этот яд лишь для мелких животных и… для самих щелезубов. Исследователи сообщают, что у гаитянских щелезубов нет устойчивости к собственному яду, поэтому, получив укус сородича, они рискуют погибнуть.

Землеройки

Помимо щелезубов, еще ряд представителей отряда насекомоядных наделен ядовитыми железами, образовавшимися из слюнных желез нижней челюсти. Они относятся к семейству землеройковых. Среди них обыкновенная кутора, она же водяная землеройка (Neomys fodiens), малая кутора (Neomys anomalus), кутора Шелковникова (Neomys schelkovnikovi), обыкновенная короткохвостая бурозубка (Blarina brevicauda), южная короткохвостая бурозубка (Blarina carolinensis), короткохвостая бурозубка Элиота (Blarina hylophaga), короткохвостая бурозубка Эверглэйда (Blarina peninsulae). Короткохвостые бурозубки обитают в Северной Америке, куторы – в Европе и Западной Азии.

Все они очень мелкие животные, вес самых крупных из них – обыкновенной куторы и обыкновенной короткохвостой бурозубки – не превышает 20-30 грамм. Поэтому, как любые мелкие теплокровные животные, они испытывают повышенную необходимость в пище. Масса съеденного ими за сутки должна превосходить массу самого зверька, а будучи лишенными пищи, они быстро погибают (кутора держится до трех суток, но это рекорд). Яд позволяет этим землеройкам парализовать свою добычу и создавать в своих подземных ходах кратковременный запас из живых дождевых червей, насекомых и улиток, чтобы была возможность подкрепиться позднее. Сообщают, что укушенные куторой беспозвоночные остаются неподвижными в течение нескольких суток. Специальных каналов доставки яда, как у щелезубов, у землероек нет. Но форма резцов отчасти приспособлена к сбору слюны из протоков желез в нижней челюсти.

Известно также, что в слюне европейского крота, а, возможно, и некоторых других видов кротов, имеются токсины, которые, возможно, тоже нужны, чтобы парализовать дождевых червей и съесть их не сразу, а немного погодя.

Толстые лори

Толстые лори, представители отряда приматов, живут в тропических лесах северо-восточной Индии, Бангладеш, Индокитая, Индонезии, Филиппин и китайской провинции Юннань. Обычно выделяют пять видов этих животных: бенгальский лори (Nycticebus bengalensis), медленный лори (Nycticebus coucang), яванский лори (Nycticebus javanicus), калимантанский лори (Nycticebus menagensis) и малый лори (Nycticebus pygmaeus). Несколько лет назад после генетического исследования из калимантанского лори выделили еще три самостоятельных вида: Nycticebus kayan, Nycticebus bancanus и Nycticebus borneanus.

Ведущие ночной образ жизни, толстые лори неторопливо перемещаются по ветвям деревьев, разыскивая пищу: насекомых или плоды. На внутренней стороне предплечья у толстых лори находятся особые железы, выделения которых, смешиваясь со слюной лори, становятся ядовитыми. Если лори полижет свои руки, укус его становится ядовитым. Неудивительно, что, готовясь к обороне, толстые лори поднимают руки и сцепляют их над головой – это обеспечивает быстрый доступ к ядовитым железам.

Недавно исследователи предположили, у лори есть еще одно средство обороны. Глядя на возможного врага своими большими круглыми глазами, раскачиваясь на задних ногах из стороны в сторону и шипя, лори становится похожим на кобру. Первым обратил внимание на такое поведение толстых лори еще в 1905 году натуралист Джон Стилл, живший на Шри-Ланке. Услышав характерное шипение, он подумал, что кобра напала на лори, которого ученый держал в своей комнате. Но, когда Джон Стилл поспешил на помощь, он обнаружил, что это лори, раскачиваясь и шипя, пугает приблизившуюся к нему кошку.

Обмазываются ядом

Формально под выбранное нами определение ядовитых млекопитающих попадают летучие мыши из подсемейства вампировых (Desmodontinae), живущие в Центральной и Южной Америке, но вещества, выделяемые их слюнными железами, не предназначены, чтобы убить жертву или вызвать у нее боль, поэтому называть ли их ядом – спорный вопрос. Напомним, что питаются они исключительно свежей кровью млекопитающих и птиц. Они охотятся по ночам, прокусывая кожу спящих животных. Благодаря веществам, содержащимся в слюне этих летучих мышей, их укус безболезнен и их жертвы не пробуждаются.

Предполагают, что есть млекопитающие, которые не вырабатывают яд в своем организме, но пользуются им, взяв ядовитое вещество из внешнего источника. В частности, зоологи отмечают, что обыкновенный еж, убив жабу, прокусывает ядовитые железы на ее коже и размазывает содержимое по своим иголкам. Подобное поведение замечено и у тенреков (Tenrecidae) – мадагаскарских животных, внешне похожих на ежей, но относящихся к другому отряду.

У живущего в Африке косматого хомяка (Lophiomys imhausi) иголок нет, но вдоль спины имеется щетинистая грива, придающая ему сходство с дикобразом. При нападении хомяк вздыбливает эту гриву. На боках хомяка растет более мягкая шерсть, но это не делает его уязвимым. Как в 2011 году установили зоологи, косматые хомяки отдирают и жуют кусочки коры дерева акокантеры абиссинской (Acokanthera schimperi), знаменитой тем, что местные жители добывают из нее яд для стрел. Затем хомяк натирает своей слюной шерсть на боках. Структура волос благоприятствует впитыванию токсина, поэтому если сверху косматый хомяк лишь немного колючий, то с боков он становится ядовитым.

Для полноты картины добавим в наш перечень животных, выделяющих при самообороне из специальных желез вещества с резким запахом. Иногда такие вещества оказывают раздражающее воздействие на кожу и слизистые оболочки, так что их можно причислить к ядам. Помимо знаменитых скунсов, к таким млекопитающим относится менее известный, но ничуть не менее зловонный африканский хорек, или зорилла (Ictonyx striatus). Имеется эта способность также у панголинов и броненосцев.

Дела минувших дней

Палеонтологи полагают, что на заре существования млекопитающих ядовитость была среди них куда более распространенной, чем сегодня. Вспомним ядовитые шпоры утконоса. У его древних родственников, судя по окаменелостям, такие шпоры были широко распространены. Например, гобиконодон (Gobiconodon), живший 139–100 млн. лет назад, имел ядовитые шпоры.

Известны и древние виды с ядовитыми зубами. Характерные бороздки были обнаружены на клыках Bisonalveus browni – похожего внешне на землеройку существа из полностью вымершего отряда цимолестов (Cimolesta). Правда, не все исследователи согласны с такой гипотезой. Оппоненты указывают, что похожие бороздки имеются на зубах и некоторых неядовитых млекопитающих, и предлагают другие объяснения их наличия.

Максим Руссо
Рolit.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты