Топ-100

Анна Ардова: «Капризы отнимают у меня силы!»

0

Актриса рассказала о работе, суевериях и воспитании своих детей.

– Анна, как вы считаете, вы комфортная актриса на съемках?
– Капризничать я уж точно не люблю. Считаю, что это маразм и только отнимает у всех силы. У меня – в первую очередь. Но потребовать чего-то я могу – например, профессионализма в работе. Я не люблю, когда люди плохо делают свою работу. На съемочной площадке все должно быть слаженно, и когда это не так, я сильно раздражаюсь. Не люблю опозданий, халтуры, пьянства на рабочем месте. Я сама не прочь выпить красного вина, люблю готовить, накрывать столы, приглашать гостей. Но это дома и в праздник. А если уж ты выпиваешь на работе, это ни в коем случае не должно мешать процессу. Я против пьянства, но не против выпивания. И если алкоголь мешает работе, его нужно исключать.

– Есть роли, на которые вы не согласились бы ни за какие деньги? Может быть, не стали бы в гроб ложиться.
– В гробу лежать мне еще не приходилось, но в фильме меня как-то убивали зеркалом. Мне тогда сказали коллеги: «Не переживай по этому поводу, раз убили – долго жить будешь!»

– А вообще вы суеверная?
– Ой, жутко! Самые суеверные люди – это врачи, моряки и артисты. Вы не представляете, как я боюсь пустого ведра – особенно в театре. Незнакомые бабушки, идущие мне навстречу с пустыми ведрами, очень пугаются, когда я кричу: «Стойте!» – и начинаю в них плевать.

– Вы как-то рассказывали в одном интервью, что работа для вас важнее личных отношений, а близость с мужчиной вполне заменима йогой.
– Как и все люди творческих профессий, я трудоголик. Без съемок и спектаклей не могу, мне становится плохо. Хотя и без любви бывает порой тяжело и грустно… Нельзя без любви. А про йогу – чистая правда. Мозг она точно успокаивает в отсутствие любви. Я йогой действительно занимаюсь уже не одно десятилетие. Причем ежедневно.

– Когда медитируете, не отвлекаетесь на посторонний шум?
– Скорее, нет. Например, мои кошки меня уже давно не трогают. Вторую, кстати, завела в карантин от нечего делать. Мне всегда казалось, что, когда я уезжаю на гастроли или на съемки, моя кошка очень скучает. И завела ей друга. Правда, впоследствии оказалось, что это тоже девочка. Они у меня обе лысые, поэтому ухаживать за ними несложно – только мыть иногда. Одна – канадская, такая бархатная на ощупь. А вторая – донская, гладкая. Поначалу, кстати, они не очень поладили. Моя кошка постоянно орала на нового малыша. А сейчас уже ничего, свыклись. Когда я на гастролях, за ними присматривает моя помощница Валя.

– Вы неоднократно рассказывали, что в детстве и подростковом возрасте были сложным ребенком и вас нередко ругали и пороли. Мама вообще говорила, что ваше будущее – пить водку в подвалах с водопроводчиками. А каких методов воспитания придерживались вы со своими детьми?
– Я хотела, чтобы они были максимально свободными. Старалась ничего не запрещать детям, чем-то их заинтересовывать. Без крика, конечно, не обошлось – я ведь псих. Но я думаю, что все женщины кричат – как без этого? Но сейчас я очень переживаю, что орала на детей и иногда шлепала их по ноге. Сейчас, в зрелом возрасте, я бы уже, наверное, меньше кричала бы. Конечно, я их била не ремнем, как меня в детстве бабушка Зоя, а ладошкой. Но все равно сейчас из-за этого очень переживаю.

– Зато внуков, наверное, будете баловать.
– Ну, вообще, я строгая. Считаю, что детей нужно воспитывать, чтобы они понимали, что хорошо, а что плохо, что прилично и неприлично. Их нужно учить уважать личные границы, все это нужно объяснять и иногда быть строгой.

– Вы сами четыре года подряд пытались поступить в театральный, и вам никто не помогал. А вы своим детям в этом вопросе оказывали какую-то поддержку?
– Нет. Соня поначалу пыталась со мной заниматься. Помню, дочь пришла и сказала: «Сейчас я тебе прочитаю свою программу для поступления!» А затем отвернулась к стене и стала читать, сказав, что стесняется. В общем, у нас с ней ничего не получилось, и я ей нашла педагога.

Сама я поступила с пятого раза. Отчим тоже пытался со мной заниматься, но не сложилось. Помню, мне помогла бабушкина знакомая чтица – она так со мной позанималась, что мне стало понятно, что от меня требуется. Да и пять лет прошло, опыт накопился. Дети в меня пошли – такие же целеустремленные. Добиваются всего, чего хотят. Они, кстати, очень самостоятельные. Я с 18 лет перестала давить на них, что-либо запрещать. Сейчас они взрослые люди – дочери 24 года, сыну – 20. Я уже не имею права вмешиваться в их жизнь и не имею права давать советов. Могу только помочь, поддержать.

Марина Хоружая
«Берег»

Share.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.