Эрвин Шредингер: «Терпеть не могу, когда меня донимают политикой»

0
У знаменитого физика была интересная жизнь

Выдающийся физик-теоретик Эрвин Шредингер стал автором ряда работ по теории относительности, космологии, термодинамике и другим научным дисциплинам, которые связаны с передовыми гипотезами о строении вселенной.

Интерес к наукам

Эрвин Рудольф Йозеф Александр Шредингер родился 12 августа 1887 года в Вене в семье солидного венского фабриканта Рудольфа Шредингера и дочери профессора-химика Георгины Эмилии Бренды Бауэр. Родители исповедовали разные религиозные взгляды, но одинаково интересовались образованием и наукой.

Отец, владевший предприятием по производству полиэтиленовых материалов, был ученым-любителем, который окончил высшую школу техники и председательствовал в ботанико-зоологическом обществе австро-венгерской столицы. Мать, предки которой жили в Британии, владела английским языком и получила воспитание, позволявшее участвовать в беседах с выпускниками крупнейших европейских вузов. Это способствовало разностороннему развитию единственного сына, который с ранних лет увлекался чтением и изучал общеобразовательные предметы под руководством лучших гувернеров. Когда мальчику исполнилось 11 лет, он без труда поступил в старейшую Академическую гимназию и стал лучшим учеником класса по гуманитарным дисциплинам, включавшим изучение иностранных языков.

Взгляды Эрвина сформировались под влиянием театра, где регулярно шли постановки драматурга Франца Грильпарцера и других австрийских и зарубежных авторов. Вскоре предпочтения будущего ученого изменились, и, окончив школу, он решил изучать точные науки на физико-математических курсах Венского университета. Именно этот период стал ключевым в ранней биографии Шредингера, попавшего под влияние одного из членов знаменитой семьи Экснеров и познакомившегося с работами теоретика Фридриха Хазенёрля.

Овладев основами классической физики и теорией математических моделей явлений, Эрвин занялся экспериментами, впоследствии представленными в выпускной диссертации. Проект, посвященный изучению воздействия влажности на свойства электроизоляционных материалов, позволил молодому человеку успешно окончить обучение и в 1910 году получить докторскую степень по философии.

Женитьба на Аннемари

По тогдашним австрийским законам выпускник университета Эрвин Шредингер должен был год отслужить в армии. После этого он получил место ассистента физического практикума во Втором физическом институте Венского университета. Круг его интересов был весьма широк: радиоактивность в ее связи с атмосферным электричеством (за эти годы работы он был удостоен премии, учрежденной Австрийской академией наук), электротехника, акустика и оптика, в особенности, теория цветов. Тогда же он впервые заинтересовался квантовой физикой.

Успешная работа молодого преподавателя была замечена, и 9 января 1914 он был утвержден министерством в звании доцента, что давало ему право читать лекции. Однако, приват-доцентура не оплачивалась, так что материальное положение Шредингера не изменилось, и он по-прежнему жил с родителями в Вене и залезал к ним в карман ввиду скудности университетской заработной платы. Попытки изменить это положение были прерваны: началась война, и Эрвин Шредингер был мобилизован. Но ему еще повезло: его часть находилась на сравнительно тихом участке, так что, можно было даже иногда выкроить время для чтения физической литературы. Именно тогда Шредингер познакомился с только что появившимися работами Альберта Эйнштейна по основам общей теории относительности.

С окончанием войны в 1918 году распалась Австро-Венгерская империя, и вернувшемуся в науку Шредингеру профессорской должности на родине не нашлось, обещанное ему место в Черновицком университете оказалось в другом государстве. В Германии, проигравшей войну, тоже свирепствовала инфляция, но положение было всё же лучше, чем в Австрии.

После женитьбы в 1920 году на Аннемари Бертель Шредингер поработал короткое время в университете Йены ассистентом Макса Вина, двоюродного брата профессора Вильгельма Вина из Мюнхена, затем получил должность экстраординарного профессора в Штутгарте и, наконец, ординарного профессора в Бреслау. Летом 1921 года поступило очень заманчивое предложение из Цюриха занять кафедру теоретической физики, первым экстраординарным профессором которой в 1909 году стал Эйнштейн. Эрвин оказался третьим профессором теоретической физики в этом университете, вторым был Макс фон Лауэ.

«Балы – это сомнительное удовольствие»

Назначение в Цюрих было для семьи Шредингеров подарком судьбы. Вокруг возвышались любимые Эрвином горы, воздух был целебен для его больных лёгких, а оклад швейцарского профессора не шёл ни в какое сравнение с заработками немецких или австрийских коллег. Тем не менее, богачом Эрвин себя не считал. Дух времени хорошо ощущается в его письме Арнольду Зоммерфельду, написанном 7 марта 1925 года: «Сердечный привет от моей жены. Она сегодня на балу. Звучит это немного анахронично, но это её первый бал, так как время её юности пало на военные годы, а после войны было не до балов. Честно сказать, я и сейчас считаю их чушью и предпочитаю студенческую вечеринку в немецком или австрийском стиле «утончённому» цюрихскому балу, где местные денежные аристократы красуются в ложах за 300 франков, а человек вроде простого профессора для них бедняк и плебс. Поэтому я позволил ей идти одной под крылышком Майера, Бера и Шерера — кроме того, входной билет за 25 франков, помноженных на два, — это слишком дорого для такого сомнительного удовольствия».

В целом Цюрих оказался подходящим местом для этой австрийской пары. Немаловажным для Эрвина было и научное окружение. Особенно близкие отношения сложились у физика Шредингера с математиком Германом Вейлем. Аннемари Шредингер вспоминала впоследствии: «Мы все вместе были хорошими друзьями, и, конечно, Вейль очень интересовался работами моего мужа. Эрвин был очень, очень рад, что Вейль ему так много помогал и что он мог с ним говорить в любое время».
После ухода в почетную отставку Макса Планка кафедра теоретической физики в Берлинском университете оказалась незанятой, и вопрос должна была решить специально созданная комиссия. Она предложила список кандидатов, в котором на втором месте (после Арнольда Зоммерфельда) значилась фамилия Шредингера. Зоммерфельд отказался переезжать в Берлин, и возможность занять весьма престижное место открылась перед Шредингером.

Он колебался и, может быть, не покинул бы прекрасный Цюрих, если бы не узнал, что Планк «был бы рад» видеть его преемником.

Это решило дело, и в конце лета 1927 года Эрвин Шредингер переселился в Берлин. Тепло принятый новыми коллегами, он быстро освоился на новом месте, и годы жизни и продуктивной работы в Берлине он потом вспоминал как «прекрасные». На следующий год после переезда из Цюриха Шредингер был единогласно (что бывало чрезвычайно редко!) избран членом Берлинской академии наук. Но основным полем деятельности оставался университет. Хотя Шредингер был типичным одиночкой и не создал школы, его научный и нравственный авторитет играл важную роль.

Годы странствий

Все рухнуло в 1933 году. Началось массовое бегство из нацистской Германии лучших ученых. Даже отсутствия «гарантии, что человек безоговорочно примет национал-социалистический режим» было достаточно, чтобы подвергнуться преследованию. Шредингер также решил покинуть Германию. «Я терпеть не могу, когда меня донимают политикой» — это его слова. Под предлогом творческого отпуска он уехал в Южный Тироль, а оттуда в октябре 1933 года вместе с женой перебрался в Оксфорд. Вскоре Эрвин Шредингер получил известие, что он удостоен Нобелевской премии по физике за 1933 год.

Три года проработал Шредингер в Оксфорде исследователем-стипендиатом. Тоскуя по родине, он вернулся в Австрию; с октября 1936 года Шредингер — ординарный профессор теоретической физики университета в Граце. Но в марте 1938 года после аншлюса (Австрия вошла в состав Германии) немецкие порядки распространились и на Австрию, и 31 марта Эрвин Шредингер из-за политической неблагонадежности вычеркнут из всех университетских списков Германии и Австрии.
Через Италию, Швейцарию и Бельгию Шредингер в 1939 году опять вернулся в Англию, где был защищен от непосредственной угрозы. В это время глава правительства Ирландии занимался организацией в Дублине института, подобного Принстонскому, и Шредингер стал его главой. Здесь он проработал 17 лет, активно занимаясь не только физикой, но и философией, поэзией и даже биологией.

В 1944 году вышла его известная книга «Что такое жизнь?», в 1949 году — сборник стихов, а в 1954 — книга «Природа и греки». Как физик Эрвин Шредингер в эти годы много работал в области теории гравитации и, подобно Эйнштейну, прилагал большие усилия для построения единой теории поля.

«Жизнь в колледжах была организована, как в монастыре»

Личная жизнь Шредигера, несмотря на брак, была полна приключений. Минимум две его любовницы были несовершеннолетними. Имея много запутанных связей, он вел дневник, куда скрупулезно все записывал, придумав специальный шифр.

Нельзя сказать, что жена, Аннемари Бертель, сносила все увлечения мужа со скорбным терпением монашки. Ее любовная жизнь была не менее бурна, среди любовников имелись и коллеги мужа по науке. Детей у Аннемари не было. Зато Эрвин оставил после себя несколько внебрачных. Одна из самых известных любовниц, Хильде, была женой его давнего друга, австрийского физика Артура Марха. Причем, как известно, на первых порах Хильде отвергала все притязания Шредингера, но потом не устояла и родила от него дочь, названную Рут. Аннемари стала для девочки второй матерью, впрочем, до 17 лет Рут не подозревала, что Марх не ее родной отец.

В то время Шредингер работал в Оксфорде. Нравы местной академической среды Эрвину не очень подходили. Позже он писал: «Мужчины чувствовали смущение в присутствии женщин. Жизнь в колледжах была организована, как в монастыре. Хороший стол, хорошие напитки предназначались для мужчин. Если какой-либо коллега был женат, его жену не принимали». Ну, разве это жизнь для любвеобильного сердцееда? Шредингер не прилагал особых усилий для сокрытия особенностей своей личной жизни. По Оксфорду распространились слухи, что он живет с двумя женами, на него косо смотрели и старались не общаться по ненаучным темам.

Биографы и современники не раз отмечали разносторонность интересов Шредингера, его глубокие познания в философии и истории. Он владел шестью иностранными языками (помимо «гимназических» древнегреческого и латыни, это английский, французский, испанский и итальянский), читал классические произведения в оригинале и занимался их переводом, писал стихи (Стефан Цвейг как-то сказал: «Надеюсь, его физика лучше, чем его поэзия»), увлекался скульптурой.

После окончания Второй мировой войны Шредингер неоднократно получал предложения переехать в Австрию, он отклонял эти приглашения, не желая покидать насиженное место. Только после вывода из страны войск союзников он дал согласие вернуться на родину. В начале 1956 года президент Австрии утвердил постановление о предоставлении ученому персональной должности профессора теоретической физики Венского университета. В апреле того же года Шредингер вернулся в Вену и торжественно вступил в должность, прочитав лекцию в присутствии ряда знаменитостей, в том числе президента республики. Он был благодарен австрийскому правительству, которое организовало его возвращение туда, где начиналась его карьера.

Спустя два года часто болевший ученый окончательно покинул университет, уйдя в отставку. Последние годы жизни он провел в основном в тирольской деревне Альпбах. Шредингер умер от обострения туберкулеза в одной из венских больниц 4 января 1961 года и был похоронен в Альпбахе. Последние слова Шредингера были такими: «Аннемари, любовь моя, останься со мной, пока я не умру».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Nkj.ru, Calcsbox.com, 24smi.org

Share.

Comments are closed.