Фрунзик Мкртчян не обрёл счастья ни с одной женщиной

0

У него всегда всё было чересчур – талант, обаяние, любовь зрителей и, наконец, чересчур большой нос. Последнее обстоятельство, говорят, мало огорчало Фрунзика Мкртчяна, которому 4 июля исполнилось бы 90 лет, и не мешало ему пользоваться любовью женщин.

Но, несмотря на то, что окружающие считали его абсолютным баловнем судьбы, на самом деле он был глубоко несчастен. Один из самых смешных актёров Фрунзик Мкртчян, мечтавший о трагической роли на сцене, в полной мере сыграл её в собственной жизни.

Светить всегда, светить везде

Актёром он мечтал стать с самого детства. Сначала разыгрывал мини-спектакли на лестничной площадке, потом записался в драмкружок. Через несколько лет после окончания школы отправился поступать в Ереванский театрально-художественный институт и уже на втором курсе получил приглашение в главный театр Еревана – театр имени Сандукяна. Здесь он очень быстро снискал уважение коллег и восхищение зрителей. Народ ходил в театр специально на Фрунзика. «Есть такие богом поцелованные натуры, которые сразу рождаются артистами. Тайны мастерства у них в крови», – делился впечатлениями от игры Мкртчяна в ту пору его знаменитый коллега Армен Джигарханян.

Обожающие Фрунзика зрители дали ему новое имя – Мгер, что в переводе означало «солнце». Так его стали называть и близкие друзья.

Очень скоро его популярность выплеснулась далеко за пределы Армении. Сразу после института Мкртчян начал сниматься. В одном из первых фильмов его увидел Ролан Быков, который искал актёров на роль разбойников: «этот нос, эти огромные грустные глаза» сразу же покорили режиссёра.

Ну, а потом восхищённый Быков рассказал о талантливом актёре, который может сыграть что угодно, Георгию Данелия. Тому как раз нужен был актёр на роль итальянского учёного в фильм «Тридцать три». Слава о Фрунзике разлетелась по всем киностудиям. Его начали приглашать именитые режиссёры. И хотя роли Фрунзику доставались, как правило, небольшие – например, дядя Нины в «Кавказской пленнице» – тем не менее, они приносили ему безоговорочную любовь зрителей.

Ну, а после премьеры «Мимино» Мкртчян и вовсе стал всенародным любимцем. Милиционеры отдавали честь, продавцы давали всё бесплатно, дети просто подходили пожать руку. В любом ресторане ему присылали в подарок бутылки: «Тот и этот стол вас уважают!» Однажды в Москве он спустился в метро. Переполненный вагон взорвался аплодисментами. Фрунзику стало неловко, и на следующей станции он вышел.

Сумасшедшая любовь

Женщины любили Мкртчяна не меньше, чем зрители. Как вспоминал один из друзей актёра, «женский пол всегда стелился у ног Фрунзика, девушки не давали ему прохода». «Что они во мне нашли, не знаешь?» – недоумевал Мкртчян, указывая на свой длинный нос. Однако, Мкртчяну так и не довелось в полной мере вкусить личного счастья.

Говорили, что ещё в Ленинакане он по уши влюбился в девушку по имени Джулия. Но их любовь не выдержала разлуки после того, как Фрунзик перебрался учиться в Ереван. Там он, то ли пытаясь заглушить боль от расставания с Джулией, то ли назло ей женился на девушке по имени Кнара. Но этот брак очень скоро развалился.

А вскоре на горизонте Мкртчяна появилась красавица Донара, которая была младше на 15 лет. Она также приехала из его родного Ленинакана поступать в театральный институт и попросила Фрунзика помочь ей подготовиться. Позже Донару взяли в труппу театра имени Сундукяна, где он работал. В первом же спектакле Донары «Дядя Багдасар» они играли влюблённых, которыми уже давно были не только на сцене.

По словам друзей Мкртчяна, Донара была талантливой актрисой, но всех в ней настораживал её импульсивный характер. То смех, то слёзы, то убежит куда-то… Они даже пытались отговорить Фрунзика от женитьбы на ней. Но тот был непоколебим.

Поначалу семейная жизнь складывалась счастливо. Когда Донара сообщила, что ждёт ребёнка, на радостях гулял весь театр. Узнав, что у него родится дочь, Фрунзик очень переживал, что девочка унаследует его фирменный нос. Однако маленькая Нунэ красотой пошла в маму.

Несчастье подкралось к их дому незаметно. Донара вдруг начала изводить домашних странными подозрениями: то ей казалось, что еда отравлена, то – что муж ей изменяет. Она закатывала сцены ревности на улице, устраивала истерики в театре. Дома била посуду, лезла драться, выгоняла мужа из дома. Фрунзик надеялся, что после рождения второго ребёнка Донара успокоится. Но этого не произошло.

Спустя два года после рождения сына Ваага Мкртчян отважился показать Донару врачам. Те вынесли неутешительный диагноз – шизофрения. Выходя из больницы после очередного обострения, Донара на какое-то время становилась нормальным человеком и даже возвращалась на сцену. Но спустя время всё повторялось. И с каждым разом обострения случались всё чаще и чаще.

Тоску и отчаяние Фрунзик заливал выпивкой, благо, желающих помочь ему в этом было хоть отбавляй. В Ереване все знали о несчастье в семье Мкртчяна, приглашали его к себе, предлагая выпить, отвлечься. Конечно, со временем это превратилось в серьёзную проблему. Мкртчян мог напиться во время съёмок и сорвать смену. На съёмках «Мимино» Данелия даже поставил перед актёром жёсткий ультиматум – либо выпивка, либо работа. Однако продержался Фрунзик недолго.

Солнечный закат

Единственной отрадой Фрунзика Мкртчяна был сын Вааг – старшая дочь вышла замуж и уехала жить в Аргентину. Но вскоре у мальчика тоже начались нервные срывы, проблемы с общением. Оказалось, что он унаследовал болезнь от матери, и безутешному отцу не оставалось ничего, кроме как ждать, когда страшный недуг завладеет сыном полностью.

Мкртчян был в полном отчаянии. Но всё же попытался предпринять очередную попытку обрести счастье и семью. Новая избранница актёра – дочь председателя Союза писателей Армении Тамара Оганесян – тоже была красавицей и значительно моложе. 52-летний Мкртчян познакомился с 28-летней Тамарой в театре. Правда, Тамара была замужем за актёром этого же театра, и у них подрастал сын. Но, увидев Мкртчяна в спектакле «Дядя Багдасар», с которого когда-то и началась его первая семейная жизнь, она влюбилась без памяти. «Тогда я словно поднялась вместе со стулом», – вспоминала Тамара… Ради Мкртчяна она развелась с мужем, ушла из театра и, несмотря на попытки друзей отговорить её, официально расписалась со знаменитым актёром. Однако, по словам самой Тамары, сказки не получилось. «Мгер был неухоженным, у него часто случались запои», – вспоминала она.

Друзья же актёра оправдывали пьющего Фрунзика и считали, что проблема была якобы в самой Тамаре, в её богемных замашках: готовить она не умела, заниматься хозяйством не желала. И, не находя дома тепла и уюта, Мкртчян снова заливал свою тоску. За несколько лет до смерти Мкртчяна они развелись и разъехались по разным квартирам.

…Декабрь 1993 года в Ереване выдался особенно тёмным и холодным – тепло и свет отключили из-за военного конфликта. Накануне умер друг и коллега Фрунзика Мкртчяна Азад Шеренец. Его кончину несколько дней и заливал вином Фрунзик, запершись в собственной квартире. Когда сломали дверь и вошли в квартиру, Мкртчян лежал на полу, обхватив руками мраморный постамент. Рядом безучастно сидел Вааг, даже не понимающий, что его 63-летнего отца больше нет.
Новый 1994 год в каждом доме Еревана начался с тоста, посвящённого памяти Фрунзика Мкртчяна. Траурная процессия растянулась через весь город. Ереван провожал своё Солнце.

Нелла Прибутковская, «Новое дело»

Share.

Comments are closed.