Где искать Леваневского?

0
Легендарный летчик бесследно исчез в августе 1937 года

Из Москвы в сторону Северного полюса, по направлению к городу Фэрбенксу (Аляска), 12 августа 1937 г. стартовал четырехмоторный самолет с шестью членами экипажа на борту под командованием 35-летнего Сигизмунда Александровича Леваневского. На следующий день радиосвязь с экипажем прервалась. Навсегда…

Большую часть полета летчики прошли хорошо. Гибельные сложности начались на последней трети пути. Главной из них, скорее всего, стало обледенение корпуса самолета. «Уже на высоте 3 км резко понижается температура воздуха, – объясняет Юрий Сальников, руководитель экспедиции по поиску самолета Леваневского. – Летчики не раз протыкались сквозь облака. А это влага. И самолет обледенел до белого фарфора. Это не кусочки льда, а слитый лед. Он тяжелый, и тянет самолет вниз».

Поиски у Аляски

Юрий Сальников рассказывает о двух возможных причинах трагедии. От Леваневского ждали триумфа, ведь экипажи Валерия Чкалова и Михаила Громова, которые удачно долетели до Америки через Северный полюс летом того же 1937 г., преодолели большее расстояние. «Чкалов и Громов были по профессии летчиками-испытателями. При полете они, возможно, лучше чувствовали свои самолеты, начинали маневрировать, спускаться-подниматься, чтобы солнце наверху, над облаками, растопило лед и не случилось обледенения… Леваневский же был опытным полярным летчиком, но летчиком-испытателем не был, – говорит Сальников. – Кроме того, нужно учитывать слишком короткие сроки усовершенствования самолета Леваневского. Лететь должны были на самолете ДБ-А конструкции Болховитинова.

Это был бомбардировщик очень высокого класса. Но было принято решение сделать его самолетом полярной авиации. Официально на модернизацию дали три месяца. Но наступала полярная зима, полярная ночь, и Михаил Каганович, высокопоставленное лицо в авиационной промышленности, брат Лазаря Кагановича, ратовал за то, чтобы завершить все переделки за 1,5-2 месяца. Конструкторы, рабочие и экипаж переехали жить на аэродром, и в результате уложились в полтора месяца. Отныне самолет назывался Н-209».

Сразу после того как 13-го числа связь с Н-209 прервалась, на поиски экипажа Леваневского бросили все силы. Начальник Главсевморпути, известнейший исследователь Арктики, Отто Шмидт заявлял журналистам, что в этих поисках участвуют 15 отечественных и 7 американских самолетов. От мыса Шмидта в Арктике в сторону мыса Барроу на Аляске вышел ледокол «Красин». Рассматривались все версии того, где приземлился или где упал самолет Н-209: побережье Аляски (США), приполярные острова Канады, Чукотка, Якутия… Основные поиски предполагались в 200 милях восточнее мыса Барроу, у мыса Оликток, где эскимосы именно в те дни видели падение «большого самолета».

Юрий Сальников убежден в том, что трагедия или, возможно, на первых порах драма с экипажем Леваневского произошла в районе мыса Барроу. Его версия такова: «Полярники сошлись во мнении, что лагерь Леваневского мог расположиться на дрейфующем льду, где-то ближе к Аляске. Но «Красин» оказался бессильным против паковых льдов, забивших бухту плоского мыса Барроу. Радиоинженер Смирнов к перелёту смонтировал и привёл в действие радиолокатор в Фэрбенксе для контроля полёта Н-209 после полюса. Но сведений о его работе не сохранилось. Радиостанция «Красина» стала служить радиоприводом для поисковых полётов со стороны Аляски. Самолёт У-2 выгрузили на лёд с ледокола, и лётчик Котюхов попытался взлететь с соседней льдины, но наткнулся на торос и сломал винт.

Восточный ветер нагнал в бухту лёд. Гидросамолет летчика Задкова пришвартовался к большому ледяному полю. Поднялся сильный ветер. Льды пришли в движение, и члены экипажа Задкова стали баграми отпихивать льдины. Поднять самолёт на ледокол оказалось невозможно, и льды раздавили «летающую лодку». Активно наступали зимние морозы. «Красину» пришлось возвращаться на Чукотку. Летчик Грацианский прилетел в Барроу, совершил несколько поисковых полётов. Местные жители рассказали ему, что видели огни в океане и в прибрежных горах, но специалисты объяснили, что это был свет Юпитера».
Если обледенение самолёта привело к вынужденной посадке или машина ушла под воду – это трагический финал перелёта. Но в конце аварийной радиограммы с борта самолета Леваневского была осторожная фраза: «Предполагаем совершить посадку…»

Экипаж Леваневского принял решение сначала лететь до лагеря полярников, расположенного на дрейфующей льдине, под руководством Ивана Папанина. До папанинцев нужно было лететь 250-300 км при сильном попутном ветре. Четверка полярников несколько дней очищала полосу от торосов и рисовала посадочные знаки. Из всех вариантов поворотов к Гренландии, острову Элсмир (600-700 км), побережью Аляски (1500-1700 км) папанинская льдина – наиболее предпочтительная точка посадки 13 августа 1937 г. Почему-то экипаж не использовал такую возможность. Эту странность никогда не обсуждали.

«Записка» доктора Келлемса

Многие энтузиасты не теряли надежды отыскать самолет Леваневского и обнаружили интересные факты. Так, в 1980-гг. научный сотрудник научно-исследовательского института Арктики и Антарктики Куперов изучил материалы наблюдений в августе 1937 г. и установил, что приборы полярной станции в бухте Тихая (Земля Франца-Иосифа) и Гринвичской обсерватории зафиксировали вспышку на Солнце 12 августа 1937 г. Она привела приполюсной район ионосферы к возмущению и к ограниченному прохождению радиоволн.
Но самая интересная находка – в Архиве внешней политики МИДа: «Записка» доктора Келлемса, священника и путешественника, приплывшего на собственной шхуне «Пандора» на мыс Барроу осенью 1938 года.

От трёх местных жителей Келлемс узнал, что 15 августа 1937 г. они услышали громкий шум моторов и увидели «летательный аппарат», который быстро летел между островками Тэтис и Спай в море Бофорта. Неожиданно он упал в воду, вызвав большой всплеск. Был дождь и небольшой шторм, который стих к утру. Охотники подплыли на каяках и увидели большое масляное пятно, захлестнувшееся на Тэтис. Несколько суток Келлемс с инуитами (эскимосами) искал место катастрофы. Но начиналась зима, и шхуна вернулась в Калифорнию – домой. Келлемс написал «Записку» в советское посольство и был уверен, что Москва пригласит его участвовать в поисках на следующий год, но началась Вторая Мировая война…

Только в 1989 г. доктор Дэвид Стоун – директор Института геофизики при университете Фэрбенкса (Аляска) – провёл поисковую экспедицию со своими аспирантами и добровольцами. В 1990 г. они обнаружили более 20 аномалий. С 2013 г. к американцам присоединилась небольшая российская поисковая группа, которая побывала на островах Тэтис и Спай и узнала, что глубина шельфа там всего 6 м. Но в 2013 г. поисковики прилетели слишком поздно: начиналась зима – подули сильные ветры, а молодой лёд очень опасен для резиновых лодок геофизиков. Возобновить поиски удалось только в 2015 г. Полярники побывали в Барроу и в инуитской деревне Нюксут, чтобы встретиться с родственниками тех охотников, которые видели падение большого самолёта в 1937 г. Внук одного из свидетелей рассказал, что в 1998 г. он с братом отправился охотиться на кита. Неожиданно лодка налетела на подводное препятствие, и мотор заглох. Осмотр показал, что винт был повреждён. Лодку отбуксировали к берегу. Винт заменили. Больше столкновений не происходило.

В США и Канаде члены поисковой группы объявили сбор добровольных пожертвований. Разгадка трагической «мистерии Леваневского» сейчас стоит, по утверждению американцев, всего 30-40 тысяч долларов. Доктор Стоун хранит карту, где обозначено место каждой аномалии – их надо извлечь с глубины 6 м и идентифицировать находки в Сиэтле на «Боинге» или в Москве в Космическом Центре. Так что самолет Леваневского все еще ждет своего часа.

Татьяна Корсакова
«Столетие»

Share.

Comments are closed.