Гражданин убийца. Как развивалось дело Ефремова

0
Потеря памяти, аварию устроили хакеры, за рулем был не Ефремов, слепой свидетель и стихи – самые интересные повороты в суде над актером

В деле о смертельном ДТП с участием Михаила Ефремова наконец поставлена точка. 8 сентября актеру огласили приговор: 8 лет колонии общего режима. Ранее прокурор запрашивала для артиста 11 лет.

Как менялось поведение актера от заседания к заседанию и какими громкими высказываниями запомнилось это дело?

Трагедия 8 июня

Смертельное ДТП с участием заслуженного артиста Михаила Ефремова произошло 8 июня. Актер на своем черном Jeep Grand Cherokee спровоцировал аварию, выехав на встречку в центре Москвы у дома №3 на Смоленской площади. Он врезался в фургон Lada, за рулем которого сидел 57-летний Сергей Захаров. От полученных при столкновении травм мужчина скончался следующим утром, 9 июня, в больнице. Захаров работал водителем в интернет-магазине. У него остались жена и двое совершеннолетних сыновей. Их и брата погибшего признали потерпевшими.

По результатам экспертизы выяснилось, что Ефремов был пьян в момент ДТП. Более того, в его крови также обнаружили следы кокаина и марихуаны. Артиста отправили под домашний арест.

После трагедии Ефремов записал видеообращение. В ролике артист обратился к родственникам погибшего с просьбой простить его. «Нет, отмазываться, включая какие-то свои связи или знакомства, я не собираюсь и не буду. Да и как тут отмажешься, когда все всё видели», – заявил он. Однако в суде Ефремов поменял показания и не признал вину, апеллируя к тому, что ничего не помнит.

В итоге на заседании 3 сентября он вновь изменил решение и все же согласился, что является виновником ДТП. Прокурор запросила для артиста срок – 11 лет с отбыванием их в колонии общего режима, а также запрет на вождение автомобиля в течение трех лет.

8 сентября Пресненский суд Москвы признал Ефремова виновным. Судья Елена Абрамова подчеркнула, что доводы свидетелей защиты в пользу того, что Ефремов в момент ДТП сидел на пассажирском сиденье, не нашли объективного подтверждения. Судом было установлено, что актер находился за рулем в момент аварии. Также судья обратилась к артисту с вопросом, находился ли тот за рулем в момент аварии. Ефремов в ответ утвердительно кивнул. Кроме того, судом была отвергнута версия, согласно которой Захаров погиб по вине очевидцев или врачей.

По решению суда артиста приговорили к 8 годам колонии общего режима. Кроме того, его обязали выплатить 800 тысяч рублей компенсации старшему сыну погибшего Захарова. Также Ефремова лишили водительских прав на три года.

Судья Абрамова сообщила, что при вынесении приговора были учтены признание Ефремовым своей вины, а также положительные характеристики артиста.

До вступления приговора в силу Ефремов будет находиться в СИЗО, после будет принято решение о том, в какую колонию его отправить.

В колонии общего режима заключенные носят спецодежду и проживают в общежитии. Они могут тратить заработанные в колонии деньги без ограничений. Что касается личных средств, то заключенные могут потратить до 9 тысяч рублей в месяц. Кроме того, пребывающим в колонии могут организовать шесть краткосрочных и четыре длительных свидания в год. Также заключенным могут послать шесть посылок и шесть бандеролей за аналогичный срок.

Время, проведенное актером Михаилом Ефремовым под домашним арестом, будет включено в срок, объявила судья Пресненского суда Елена Абрамова. «Срок наказания исчислять с момента оглашения приговора. С 10 июня по 7 сентября зачесть срок лишения свободы из расчета два дня домашнего ареста за день содержания под стражей», – сообщила Абрамова. Таким образом, согласно нынешнему приговору, Ефремов должен отбыть 7 лет и 10,5 месяцев в колонии общего режима. В то же время приговор нельзя назвать окончательным, поскольку его можно обжаловать.

К слову, в 2019 году за совершение аварий, в которых имеется погибший, были осуждены 848 человек. Из них 720 подсудимых (85 процентов) получили реальный срок с отбыванием наказания в колонии, но никто не получил больше восьми лет. Подавляющее большинство — 590 человек — были приговорены на сроки от двух до пяти лет. От одного до двух лет получили 102 виновника ДТП, на сроки от пяти до восьми лет осуждены 21 человек. Еще семерым суд назначил наказание меньше года. 125 человек отделались условным сроком, трое — заплатили уголовный штраф. Девять обвиняемых избежали уголовной ответственности: дела против них были прекращены после выплаты судебного штрафа.

Оркестр, шаман и Джигурда

Заседания по делу Михаила Ефремова всегда собирали большое количество людей у здания Пресненского суда. Помимо журналистов, у входа дежурили фанаты артиста, периодически приходили блогеры, желающие высказать свое мнение о смертельном ДТП. В частности, против актера выступали Кирилл Терешин, больше известный как Руки-Базуки, бывшая участница реалити-шоу «Дом-2» Олеся Малибу. Чаще всех к Пресненскому суду приезжал Никита Джигурда. Актер рассказывал всем, кто готов был слушать, что Ефремов не виноват, а дело сфабриковано.

Однако 8 сентября стало самым оживленным из всех предыдущих дней. Пока Ефремов в зале суда заслушивал приговор, под окнами здания появился целый оркестр. Барабанщицы в красных мундирах выступали против актера и благодарили журналистов за долгую работу по делу.

Следом за девушками у здания появились чародеи в черных костюмах. Прямо у порога суда они разложили «магические» принадлежности и пытались нашаманить Ефремову свободу. Во время процесса молодые люди предприняли попытку сжечь куклу вуду защитника потерпевшей стороны Александра Добровинского. В итоге сотрудникам правоохранительных органов пришлось задержать двух человек.
Также у Пресненского суда был замечен шаман. Мужчина в костюме с перьями стучал в бубен и пел песни. Правда, понять, кого именно он пришел поддержать, так и не удалось. У шамана случился конфликт с колдуном Иваном Кулебякиным из-за дождя, вызванного песнями.

Все действо сопровождалось громкими речами Никиты Джигурды, который заявил, что за рулем автомобиля Ефремова в момент ДТП якобы сидела актриса театра «Современник» Дарья Белоусова.

Слуховой аппарат

На первых заседаниях по делу Ефремов не отличался активностью. На реплики адвокатов и судьи не реагировал, на вопросы журналистов не отвечал. Актер даже говорил в суде тихо. Из-за этого случилась и первая маленькая стычка между ним и адвокатами потерпевших.

На обсуждении порядка опроса свидетелей защиты Ефремов стал объяснять, почему на допрос не может оперативно явиться его жена. При этом адвокаты потерпевшей стороны сказали, что не слышат артиста. «Купите себе слуховой аппарат», – отреагировал Ефремов на просьбу защитников. Адвокат старшего сына погибшего в ДТП Сергей Аверцев попросил занести ответ Ефремова в протокол.

«Ничего не исследовано»

Однако позже актер начал активнее принимать участие в судебных заседаниях. Например, во время допроса свидетеля, приведенного защитником Ефремова Эльманом Пашаевым, наконец, стала более-менее понятна позиция актера по поводу доказательств его вины.

Независимый эксперт Юрий Фиалко, приглашенный в суд адвокатом Ефремова, заявил, что автотехническая экспертиза по уголовному делу о смертельном ДТП сразу после аварии была проведена не в полном объеме в силу недостаточной материально-технической базы экспертов МВД. По его словам, машину могло занести или она внезапно ускорилась из-за неисправности оборудования джипа, что и привело к ДТП. Вывод допрошенного свидетеля был следующим: если бы он лично делал экспертизу, то привлек ряд дополнительных специалистов, чтобы в исследовании ДТП не осталось белых пятен. «Надо исследовать, уважаемые, надо исследовать! Ничего не исследовали!» – впервые вмешался в допрос Ефремов.

При этом ранее другой эксперт, допрошенный в качестве свидетеля обвинения, подтвердил, что обе машины (Ефремова и погибшего Захарова) были исправны до столкновения.

Также Эльман Пашаев предложил еще одну версию случившегося смертельного ДТП – аварию устроили хакеры. Такое заявление адвокат Ефремова сделал, предоставив Пресненскому суду отзыв на автотехническую экспертизу и указав на большое количество недостатков в ней. Пашаев отметил, что хакеры могли повлиять на управление транспортным средством: ослепление лазером, выброс отравляющих веществ через кондиционер, неожиданный звонок.

Инсульта не было, за рулем был не он

11 августа Ефремова госпитализировали из здания суда. На следующий день, 12 августа, его адвокат Эльман Пашаев сообщил, что врачи поставили актеру предварительный диагноз «инсульт» и об этом сказано в медицинских документах, которые он видел. «Врачи подтвердили, что у Ефремова инсульт. Его состояние оценивается как средней тяжести, угрозы жизни нет», – рассказал адвокат в диалоге с ТАСС. Но уже 19 августа Пашаев отказался от своего заявления о том, что у его подзащитного был инсульт. Во время перерыва в судебном заседании журналистка спросила у Пашаева, почему он соврал об инсульте у артиста. На что тот ответил, что такое не заявлял. «Я такого не говорил. У вас вообще где эта запись, можете показать?» – заявил Эльман Пашаев.

20 августа адвокат Ефремова сделал сразу два заявления.

1. Установлена личность водителя, находившегося за рулем в день аварии. «Этот человек установлен, это весьма известный, непростой человек. Позже все узнаете», – заявил Пашаев.

2. За свидетелем Александром Кобцом, который дал показания в суде, следят неизвестные оперативники, которые хотят его выкрасть.

Все расходы свидетеля, связанные с поездками в Москву, адвокат Пашаев взял на себя. Он же оплатил Александру Кобцу проживание в хостеле у своего адвокатского бюро на время судебных заседаний. Сторона потерпевших утверждала, что Эльман Пашаев подкупает свидетелей. Сам Пашаев счел обвинение в подкупе свидетелей смешным.

В суде Кобец рассказал, что в тот вечер, когда произошло ДТП, он выпивал с приятелем в одном из московских дворов. Позже они решили прогуляться и застали момент аварии. По его словам, в машине Ефремова было два человека, при этом за рулем находился темноволосый молодой человек. Кобец также заявил, что этот молодой человек угрожал ему после ДТП на расстоянии вытянутой руки. При этом в суде Кобец признался, что слеп на один глаз, а на втором у него близорукость, поэтому он плохо видит гособвинителя, который сидит на расстоянии двух метров от него: «Я ничего не вижу правым глазом, а на левом у меня близорукость – минус три».

«Добросвинский» и цирк

Также во время судебных заседаний Ефремов ярко выражал недовольство, можно сказать, главным адвокатом потерпевшей стороны – Александром Добровинским. Актер неоднократно вступал с ним в перепалки, самой популярной причиной для этого стали насмешки адвоката над свидетелями защиты Ефремова.

В частности, после выступления в суде Александра Кобца – мужчина, слепой на один глаз, утверждал, что за рулем черного джипа в день аварии сидел не Ефремов, – Добровинский позволил себе комментарий: «Это полный Кобец». Ефремов в долгу не остался и назвал адвоката Добросвинским, за что получил замечание от судьи, которое было занесено в протокол.

Позже, уже во время последнего слова, Ефремов намекнет, что «цирк и шоу», устроенные вокруг его дела, – это вина не адвоката Эльмана Пашаева и самого актера, а юриста Добровинского.

Отказ от адвокатов

Особенно запомнилось судебное заседание от 21 августа.

Эльман Пашаев заявил о том, что его подзащитный Михаил Ефремов мог давать недостоверные показания, так как страдает алкоголизмом: «В материалах дела сказано, что Ефремов страдает от синдрома зависимости от алкоголя. Он сразу после ДТП признал себя виновным, но понимал ли он, что делал и говорил?»

Жена Ефремова сообщила, что артист терял контроль над собой после того, как выпивал более 200-300 граммов спиртного. Свидетель, актер Никита Высоцкий заявил в суде, что обвиняемый часто не помнил события после употребления алкоголя. «Я скажу честно. Действительно, когда мы крепко выпивали, порой Михаил меня спрашивал: «Никита, а что вообще вчера происходило?» – сообщил Высоцкий.

Обычно немногословный актер отвлекся от мобильного телефона и чтения молитвенника и активно комментировал показания свидетелей, слова адвокатов. А потом и вовсе сказал, что в момент смертельного ДТП мог находиться на пассажирском сиденье своей машины. По его словам, об этом может свидетельствовать шрам на шее. «Может, об этом шрам на шее говорит. Если я садился на пассажирское сиденье, то я просто перекидывал ремень безопасности и накинул его себе на шею. Он всегда был пристегнут», – сказал Ефремов. Михаил сообщил, что из-за неправильно пристегнутого ремня безопасности он мог разбить лобовое стекло. Также актер добавил, что, выйдя из бара в тот вечер, он не стремился сесть за руль машины, а только шел к автомобилю, чтобы забрать банковскую карту, лежащую между сиденьями. «Я не стремился сесть за руль. Как показывали, как я разворачиваюсь (возле паба. – Прим. ред.), – это не я. Либо другой день», – заявил Ефремов.

А в конце дня актер выступил с собственным громким заявлением. Ефремов отказался от адвоката Эльмана Пашаева и его партнера Елизаветы Шаргородской. «Я хочу поменять адвоката, но чтобы мои адвокаты остались в качестве консультантов», – сказал Михаил Ефремов. По словам актера, защитники уверяли его в честности суда, но на практике он убедился в обратном. Ефремов обратил внимание на предубеждение в отношении свидетелей со стороны защиты. «Мои защитники меня убеждали, что у нас самый справедливый суд. А когда приходили люди с нашей стороны, больные и слабые, их обхихикивали. Такое же было в сторону моего адвоката Пашаева – и эти улыбочки от Добровинского, и в зале я вижу смешки», – подчеркнул Ефремов и добавил, что найдет адвокатов «посильнее».

Суд удовлетворил ходатайство актера. Адвокаты были освобождены от защиты Ефремова. В свою очередь, защитник потерпевших Александр Добровинский в интервью прессе поставил под сомнение то, что актер найдет адвокатов посильнее, назвал это затягиванием дела и отметил, что в итоге в суде увидит те же лица. Так и случилось – Пашаев и Шаргородская продолжили выступать адвокатами Михаила Ефремова.

Очевидец из Анапы

31 августа на судебное заседание Эльман Пашаев привел еще одного свидетеля, который, по собственным словам, одним из первых оказался на месте аварии и видел, что из водительской двери черного джипа в день ДТП выходил не Ефремов. Этим свидетелем стал Андрей Гаев – тот самый очевидец, который находился в Анапе и изначально должен был выступить по видеосвязи, но в итоге смог лично прибыть в Москву. Он же является другом слепого на один глаз Александра Кобца, который ранее свидетельствовал в суде.

Гаев повторил историю, ранее рассказанную товарищем: гуляли в центре, пили пиво и как раз в этот момент стали очевидцами ДТП. Пока друг Гаева Кобец подбежал к водительскому сиденью черного джипа, мужчине открылся отличный обзор на пассажирскую дверь. Гаев заявил, что в пассажире он узнал Ефремова, однако фамилию актера сразу вспомнить не смог. Водителя автомобиля свидетель не видел, но мужчина уверен: за рулем машины актера после ДТП кто-то находился. «При мне водительская дверь автомобиля не открывалась. Выходящего водителя я не видел», – пояснил мужчина.

«Я ничего не помню»

Долгожданный допрос Ефремова начался в суде лишь 31 августа – спустя две недели судебных заседаний. Поднималось очень много вопросов, но главный среди них был на тему того, что помнит сам актер о злополучном дне 8 июня.

«У меня могут быть какие-то предположения, но я боюсь их делать. Из-за своего состояния могу подумать, что я там был, а на самом деле я там не был. Я мог подумать, что что-то было, на самом деле этого не было. Так что я вынужден предположений делать чем меньше, тем лучше», – заявил Ефремов.
Актер утверждал, что помнит день вспышками, не все и неточно. Кое-какими крупицами информации он поделился. Например, Ефремов сказал, что был пьян 8 июня с самого утра. «Где-то с 3-4 часов дня» артист помнит обрывками.

При этом о самом ДТП, о моменте удара никаких воспоминаний у актера не осталось. «Начинается моя память где-то с того момента, когда я сижу у дознавателя. Потом я помню, что вышел оттуда, меня встретили друзья, предложили поехать к ним, потому что там как-то поспокойнее было. Мы поехали. А уже утром, я так понимаю, умер несчастный Захаров», – рассказал Ефремов.

Кроме того, актер вновь напомнил суду свое мнение по поводу видео, которые показывали свидетелям и тиражировали СМИ. «Эти кадры, которые вы показывали и Кобцу, и Гаеву, это тоже обрезанные кадры. Это можно проверить на экспертизе, но я так понимаю, что ходатайство об экспертизе вы нам все равно отклоните. Вырезано от 3 до 15 секунд», – сказал Михаил Ефремов.

И наконец уже с участием актера затронули еще один не менее интересный вопрос – о признании своей вины, которое Ефремов сделал и в день аварии, и в видеообращении, которое вышло несколько позже.

«Я вину признал, потому что, когда с похмелья у человека нервы, я был с похмелья дня 2-3, даже не с похмелья, а отравлен, – и со всех телевизоров, со всех сайтов, радио, чайников и утюгов говорили, что я убийца, я это сделал (признал вину. – Прим. ред.). И на видео (снятого вскоре после аварии. – Прим. ред.) видно, я говорю, что виноват. Но на самом деле я говорил, что я не виноват, там «не» вырезано. Это видно любому глухому человеку, он прочтет, что я сказал, что я не виноват по губам», – заявил Ефремов.
В конце допроса актер признал вину, однако не там, где требовали того прокурор и защита потерпевших. «Тут моя вина, несомненно, есть. Она в пьянстве. Но всю вину за Великую Отечественную войну я брать не хочу, не собираюсь», – заявил Ефремов.

По мнению актера, в деле много белых пятен – это он понял по прошествии некоторого времени после ДТП, когда окончательно «отошел». По словам Ефремова, никто стопроцентно не смог доказать, что из-за руля черного джипа выводили именно его. Видео, представленные обвинением, – подделка, а слова свидетелей оппонентов расходятся, заявил артист.

Свидетели обвинения

В суде также выступили еще два дополнительных свидетеля обвинения. Они в противовес свидетелям Пашаева поддержали версию о том, что за рулем в момент ДТП находился все-таки сам актер.

Первым в суде появился Илья Бабиков. Он утверждал, что вместе с другом был первым, кто попытался оказать помощь пострадавшим в ДТП. «Мы побежали помочь пострадавшим, друг проверил двери, там был один водитель, я подхватил его за руку, увел с проезжей части и посадил на клумбу», – сказал Бабиков. По словам Бабикова, это был именно Михаил Ефремов, актер находился в машине один и был в очень странном состоянии. После на видео, которые также показывали Гаеву и Кобцу, Бабиков сразу нашел и себя, и своего друга.

Свидетель рассказал, что сначала обратился к адвокату потерпевшей стороны Александру Добровинскому – увидел в соцсетях, что защитник разыскивает человека, первым оказавшегося у черного джипа актера. После беседы с юристом мужчина обратился с заявлением в органы, затем его допросил следователь и вызвал в суд.

Вторым дополнительным свидетелем стала Надежда Набокина – женщина работает в бистро прямо напротив места, где произошло ДТП. Она рассказала, что снимала видео с места ДТП и выкладывала в соцсети. «Мы работали на вынос из-за карантина. Я была на рабочем месте: большие окна выходят на Садовое кольцо. Было 21:38, и мы с коллегой начали собираться домой, я забрала телефон с зарядки и услышала хлопок», – вспоминала события Надежда Набокина.

Видеозаписей не было в материалах дела, однако свидетельница принесла с собой диск и продемонстрировала записи в зале суда. «После того как Ефремов стал отрицать свою вину, я стала пересматривать видео, и силуэт был именно человека, который находится здесь», – отметила свидетель. Набокина уточнила, что в фильме «День выборов» Ефремов использовал такую же жестикуляцию. Однако самого актера она видела лишь со стороны спины. В то же время свидетельница утверждала, что в черном джипе находился только один человек.

В этот момент вновь оживился Михаил Ефремов. Он назвал видео фейком, а также пригрозил адвокату потерпевших Александру Добровинскому. «Эксперты уже разобрались с этим видео и подали на Добровинского иск. Это фейковое видео, как и все, что с вами связано, господин Добровинский», – сказал актер.

Судебное заседание 1 сентября было не слишком богатым на события. Сначала выступили адвокаты потерпевших и заявили, что трое родственников погибшего Захарова отказались брать компенсацию в 200 тысяч рублей, ранее отправленную от имени Ефремова им на счета. Однако четвертый, старший сын водителя Виталий, деньги принял, при этом потребовал для актера сурового наказания: приговорить Ефремова к 7 годам лишения свободы.

Затем в суде допросили эксперта Алексея Глушенкова, который брал образцы эпителия с подушки безопасности водителя черного джипа. Он заявил, что на пассажирской подушке не увидел никаких следов, поэтому и не проводил её экспертизу, на которой сейчас настаивают Ефремов и его защита.
Далее в суде попытались отследить перемещение автомобиля актера 8 июня. Было просмотрено пять видеозаписей. Некоторые заинтересовали самого актера: Ефремов пытался узнать себя.

Признание вины и прения сторон

И, тем не менее, уже 3 сентября Михаил Ефремов все-таки признал вину в ДТП – с такого заявления и начались прения сторон.

Первым выступила государственный обвинитель. «Ефремов 8 июня с обеда находился пьяным. В девять часов вечера он сел за руль, будучи нетрезвым. Автомобиль был исправен. Позднее он совершил столкновение с автомобилем Lada на Смоленской площади. В результате столкновения потерпевший получил многочисленные травмы, в результате которых Захаров скончался. Считаю, что вина Ефремова полностью доказана». Прокурор отметила признательные показания Ефремова в день аварии, а также позже, на допросе 17 июня. Тогда актер заявлял, что в автомобиле был один, что в пьяном состоянии он направлялся в НИИ скорой помощи имени Склифосовского к матери своего друга. Кроме того, показания свидетелей обвинения совпадают, тогда как словам свидетелей защиты, которые уверяли, что Ефремов был лишь пассажиром своего джипа, доверять не стоит.

Более того, гособвинитель обратила внимание на смену позиции Ефремова, а также на избирательную потерю памяти актера. Но, тем не менее, она отметила и смягчающие обстоятельства в деле. «Отягчающих обстоятельств не установлено. Смягчающими прошу признать наличие несовершеннолетних детей, участие в благотворительности, наличие заболеваний у Ефремова и его детей, возмещение им ущерба, наличие госнаград и положительных характеристик».

Однако одним из решающих факторов в выборе наказания стал отказ Ефремова в суде признать свою вину. «По глубокому убеждению обвинения, первыми шагами к осознанию своей вины и раскаянию является признание вины, чего мы, к сожалению, от подсудимого на судебных заседаниях не услышали. При наличии неопровержимых доказательств Ефремов лишил себя права получить это смягчающее обстоятельство. (…) Полагаю, что исправление подсудимого без изоляции от общества невозможно», – заключила прокурор.

Выступление стороны защиты потерпевших началось с речи адвоката Ирины Хайруллиной. Юрист особое внимание уделила поведению Ефремова во время судебных заседаний. «Обратим внимание на отсутствие смягчающих обстоятельств, а именно: на отсутствие раскаяния по отношению к потерпевшим, недостойные высказывания подсудимого, касаемые личной интимной сферы переживания потерпевших, а также тот факт, что потерпевшим в зале суда приходилось доказывать, что они действительно переживают потерю близкого человека».

Вслед за Хайруллиной слово взяла адвокат потерпевших Анна Бутырина. Она, как и прокурор, попросила 11 лет колонии общего режима в качестве наказания для Ефремова, а также попросила проверить факт дачи ложных показаний со стороны свидетелей защиты актера.

Закрывал выступление защитников потерпевших адвокат Александр Добровинский. Большую часть своей речи он уделил моральным качествам актера. «Человек, опьяненный не только алкоголем и наркотиками, но и полной вседозволенностью… Мы видим на суде человека, который не хочет взять на себя ни вину, ни ответственность, – подчеркнул Добровинский. – «Пашаев уговорил меня пойти в Пресненский суд за правосудием», – говорил Ефремов. Но я напомню, что у него не было выбора, ведь он, как я надеюсь, всем очевидно, совершил преступление. Очень жаль, что большой актер оказался маленьким человеком», – заключил адвокат потерпевших.

Защитник Ефремова сначала рассказал, с какими трудностями столкнулась сторона актера в вопросах контакта с потерпевшими, а также возмещения морального ущерба. «В прошлый раз Ефремов говорил, что трижды просил извинений. Неоднократно говорили, что сочувствуем, приносим свои соболезнования, просим извинения. Это я сам делал неоднократно как защитник Ефремова по его просьбе. Что нам говорят? Пашаев это специально делал, чтобы смягчить вину. Что-то мы хотим сделать – хотите подкупить нас, не делаем – плохие», – возмущался Эльман Пашаев. Он отметил, что не раз предлагал родственникам погибшего Захарова материальную помощь от лица Ефремова. Маме погибшего водителя адвокат от лица Ефремова предлагал купить дом в Рязанской области. А сумму в 500 тысяч рублей, затребованную прокурором в адрес Виталия Захарова, Пашаев задолго до прений предлагал старшему сыну лично «в коридоре». Однако теперь сторона обвиняемого не готова платить такие деньги. «В случае признания виновным моего подзащитного считаю возможным взыскать в пользу Виталия Захарова 200 тысяч рублей. Хочу подчеркнуть, что Виталий – взрослый человек, на иждивении Сергея Захарова не состоял», – заявил адвокат Михаила Ефремова.

Кроме того, Пашаев упомянул и непризнание актером вины во время судебных заседаний. По словам юриста, это была лично его, Пашаева, идея, мол, «признать вину мы всегда успеем, давайте дадим возможность следователю исследовать доказательства полностью».

Также Пашаев в своей речи возмутился сроком, заявленным прокурором. «11 лет? Вы что делаете? Приведите мне практику по таким же делам, где запрашивали срок 11 лет, где запрашивали по максимуму». В этом вопросе адвокат указал суду на общественный резонанс, вызванный делом Ефремова не только в России, но и за рубежом. Мол, за границей не очень довольны таким обращением с известным актером, считают это политической игрой против Ефремова, который ранее высказывал оппозиционные взгляды, читая сатирические стихи Дмитрия Быкова на злобу дня в проекте «Гражданин поэт». «Зачем внутри страны создаете дестабилизацию? Зачем хотите создать ангажированность в этом деле?» – вопрошал Пашаев. В конце Пашаев отметил, что вместе с подзащитным пришел за честным правосудием, которого, по всей видимости, в стенах Пресненского суда не наблюдает. Однако все же попросил не лишать Ефремова свободы.

Стихотворение

На последнем судебном заседании по закону Ефремову дали возможность сказать последнее слово в суде. Актер вновь признал вину, но с оговоркой. «Я понимаю, что я неправ во всем. Ваша честь, я признаю свою вину и искренне раскаиваюсь во всем, что я сделал, если это сделал я», – заявил артист.

Он также выразил сожаление о гибели Сергея Захарова и зачитал посвященное ему стихотворение собственного сочинения.

Сергей, мы не были знакомы.
Наше знакомство стало ужасным:
Я был в состоянии алкогольной комы,
А ты погиб совершенно напрасно.
Если, Сергей, я смогу пережить твою смерть,
Все, что будет потом, – только во имя твое.
Я буду молиться, если смогу дотерпеть
До того времени, когда мы станем вдвоем.
Там никто не сдает и никто не злится,
На том свете нет таких понятий.
Там у всех, как у тебя, светлые лица.
Меня туда не возьмут, там нет никаких демократий.
Сергей, я не прошу у тебя снисхождения,
Я омерзительный, пьяный, ужасный нечеловек.
Ты, к сожалению, не слышишь моего к тебе обращения.
Мне, к сожалению, не удастся вернуть тебя в этот век.
Господи, дай мне немного сил, а Сергею – рая!
Вот бы поговорить с ним, увидеть его, помолчать…
Я же дошел до ручки, как в жизни дошел до края.
Есть на кого поставить Каинову печать.

Ефремов добавил, что никаких негативных чувств к потерпевшим не испытывает – лишь к их защитникам. Актер пояснил, что не принес соболезнования родственникам Захарова лишь потому, что считал, что за этим последуют обвинения в его адрес в попытке подкупа потерпевшей стороны.

«Смертельный приговор»

Речь актера длилась почти десять минут. Сказано было многое. В том числе Ефремов признал свою алкогольную зависимость, назвал спиртное настоящим злом.

Он также напомнил, что не воспользовался «телефонным правом» в самом начале уголовного дела. Другими словами, Ефремов не стал звонить высокопоставленным друзьям с просьбой отмазаться, он «пошел за правосудием» в Пресненский суд. «Я просто хотел услышать, увидеть доказательства», – пояснил актер.

Однако срок, запрошенный прокурором, Ефремову не понравился, он назвал потенциальный приговор смертельным. «Я не доживу до освобождения, если мне 11 лет дадут», – заявил в конце артист.

Услуги адвокатов

По неофициальной информации, за адвокатские услуги Михаилу Ефремову придется заплатить Эльману Пашаеву 10 миллионов рублей.

Адвокаты потерпевшей стороны Анна Бутырина и Александр Добровинский в разных интервью подчеркивали, что, вопреки всем слухам, они оказывают свои услуги семье погибшего в ДТП, устроенном Михаилом Ефремовым, бесплатно.

Анастасия Павелко, Наталья Лоскутникова, m24.ru

Share.

Comments are closed.