Топ-100

Григорий Гладков: «Все мы бродячие артисты»

0

Григорию Гладкову некогда скучать, в этом сезоне он уже поучаствовал в жюри шоу «Ну-ка, все вместе!». А заодно рассказал, что думает о других проектах на телевидении.

— Что скажете о программе «Голос. Дети»?
— Я ее смотрел совсем немного, и желания знакомиться ближе, если честно, не возникло. Музыка так разнообразна, а эта программа имеет удивительно узкую направленность — исключительно на эстрадную попсу, еще и сделанную по-быстрому. Особенно мне не понравилось, когда мальчишек и девчонок пытаются превратить во взрослых. У детей свой внутренний мир, от которого и должны отталкиваться те, кто сочиняет для них.

— И где же брать такой репертуар?
— Да только оглянитесь по сторонам. Бывает, молодые мамы сочиняют для своих детей такие чудесные вещи, что продюсеры телеканалов локти себе должны кусать. Сейчас компьютерные программы позволяют делать отличные фонограммы у себя дома. Были бы только талант и упорство. Да послушайте хотя бы 101 интернет-радиостанцию, что вещают. Там и у меня есть канал, где круглосуточно звучат мои песни, сказки с моей музыкой…

— Наверняка среди них знаменитая «Пластилиновая ворона», слова к которой написал Эдуард Успенский? Кстати, как обстоят дела с творческой сменой?
— Когда захожу в книжные магазины, поражаюсь: сколько красивых изданий! А как член жюри премии имени Эдуарда Успенского, имеющий также возможность следить за премией имени Сергея Михалкова, утверждаю: появляются потрясающие новые авторы. Кстати, я сам лауреат премии имени Корнея Чуковского за цикл песен на стихи Александра Кушнера. Вас удивляет, что Кушнер попал в детские поэты? А он им является очень давно: вспомните, ведь и мультфильм «Пластилиновая ворона» начинается с «Песни о картинах» на его стихи.

— Александр Кушнер — поэт петербургский.
— Я несколько лет жил в Ленинграде, там прошла моя юность и впервые случились многие важные для творчества вещи: записана первая пластинка, создана первая программа для оркестра, музыка к спектаклю. Культурная традиция города на Неве во многом сформировала меня. Что впрямую отражено в альбоме «Прогулки по Петербургу» из песен на стихи Кушнера, Бродского и других поэтов. Сейчас я все эти вещи переписал в очень хорошем современном качестве, используя, в традициях романса и шансона, две гитары и контрабас. Записывал не спеша, несколько лет, не привлекая спонсоров. Теперь мечтаю найти режиссера, который бы снял по этому материалу музыкальный фильм.

— И это, насколько знаю, не единственный диск, появившийся у вас в последнее время.
— Не так давно я выпустил альбом романсов, которые люблю с детства. Один американский продюсер сказал мне, что романсы — настоящее русское чудо, сотканное не только из слов, но и из пауз между словами. Правда, сегодня романсы редко звучат в аутентичном виде, поскольку почти полностью ушла в небытие русская семиструнная гитара, все перешли на интернациональную шестиструнку. Но, надеюсь, в будущем традиция вернется. Не исчезло ведь семиструнное банджо, которое, кстати, настраивается так же, как семиструнная гитара.

— Слышу, в вас заговорил большой специалист по кантри-музыке.
— Это хобби еще с детства. Летние каникулы я проводил в деревне, которая представлялась мне настоящим раем: сенокос, рыбалка, друзья, знакомый сельский учитель математики — человек, никогда не куривший и не пивший, зато имевший великолепную библиотеку. Мы вместе слушали голоса птиц, и именно тогда я начал сочинять музыку. И вдруг я узнал, что в Америке существует такая же сельская музыка, песни о ковбоях в шляпах, что-то вроде наших частушек и все такое. Увлекся этой музыкой и люблю до сих пор.

— И на банджо играете?
— Не так хорошо, как на гитаре: банджо — инструмент сложный, требующий интенсивных занятий. Но иногда записываю на нем партии для ансамбля. Так же как на балалайке, флейте, гармошке, ударных…

— Ого, вы мультиинструменталист?
— Да, если еще добавить сюда и компьютер, с помощью которого это все потом сводится. Всего я записал около 100 дисков. Счастлив, что не только сочинял, но и записывал, а это гораздо сложнее, чем поэту выпустить книгу. Надо сделать аранжировку, собрать музыкантов в студии, оплатить эту работу.

— Вы относите себя к «бродячим артистам»?
— И не только я. А кто такие гастролеры, как не бродяги? В пандемию я, можно сказать, перевел дух. Много лет я работал в жестком графике: несколько перелетов в месяц, а тут все остановилось. Зато появилась возможность давать онлайн-концерты.

— Что еще в жизни увлекает, помимо музыки?
— Люблю строить. Построил уже несколько деревянных домов от фундамента до крыши. Теперь с таким же удовольствием по мере необходимости занимаюсь их ремонтом. Увлекают прогулки — Юрий Нагибин недаром утверждал, что творчество рождается из общения с природой.

— Вы грибник или рыбак?
— Ни то, ни другое. Люблю природу, которая просто за то, что ты пришел без злых намерений, дарит тебе громадную радость и успокоение.

Александр Славуцкий
«Труд»

Share.

Comments are closed.