Топ-100

Илья Авербух: «Процесс созидания – интимная вещь»

0

Илья Авербух рассказал о том, как ему и всей ледовой индустрии удалось пережить пандемию, о планах на будущее и своей молодой жене Лизе Арзамасовой.

– Говорят, что ледовая индустрия сильно пострадала в период пандемии. Как вам удалось пережить этот сложный период?
– Коронавирус действительно нанес серьезный удар по всей развлекательной индустрии. В этой сложной ситуации могла помочь только государственная поддержка. Я говорю не о выделении субсидий или траншей, а о мероприятиях, которые проводились на государственном уровне. За счет этого и, конечно, телепроекта «Ледниковый период» нам удалось остаться на плаву.

– Поначалу, наверное, была паника?
– Во время первой волны настроение было даже чересчур паническим. Казалось, что мир остановился. Мое ледовое шоу – это маленький заводик, где работает около 90 человек. Людям нужно было выдавать зарплату, платить за аренду офиса, и поначалу я не понимал, откуда брать деньги. Я имею в виду не фигуристов – они работают у меня на контрактной основе и получают гонорар за выступления. Но за счет кредитов мне удалось сохранить практически всех сотрудников.

А спортсмены просто сидели и ждали, когда начнутся гастроли. Мы все оказались в сложной ситуации, но понимали, что этот момент надо просто пережить, чтобы было как можно меньше смертей и осложнений от коронавируса. Когда на кону стояли человеческие жизни, когда огромное количество людей лежали на больничных койках, говорить о финансовых трудностях и каких-то сложностях было просто некрасиво. Слава богу, что сейчас уже начали проводить мероприятия. Пусть и с ограничениями по заполняемости, но все же. Мы очень соскучились по зрителям.

– Поклонники фигурного катания и проекта «Ледниковый период» отметили, что в десятом сезоне был очень сильный состав участников. Как вам удалось собрать в одном проекте 11 олимпийских чемпионов, 17 чемпионов мира и столько популярных артистов?
– Сложный период пандемии как раз этому поспособствовал, потому что до карантина эти востребованные ребята разрывались между проектами и вряд ли смогли бы в таком составе собраться вместе. А на момент подготовки «Ледникового периода» уже не было привычной занятости, все были более-менее свободны. Развлекательная индустрия в период пандемии пострадала больше всего. Не было ни гастролей, ни концертов, ни спектаклей, ни съемок фильмов. У актеров, певцов и спортсменов появилось много свободного времени. Хотя Слава Чепурченко умудрялся совмещать – на наши репетиции он прилетал со съемок, которые проходили в Калуге.

– Алину Загитову в качестве ведущей шоу выбирали вы или руководство телеканала?
– Всегда ведущих выбирает руководство канала, я же только приглашаю и согласовываю участников. Да, было много критики в адрес Алины. Кто-то говорил, что она была скована, малоэмоциональна, не хватало импровизации. Но не стоит забывать, что Алина – спортсменка. Просто руководство канала решило дать ей шанс попробовать себя в новой ипостаси.

– Многие актеры признавались, что пандемия дала им возможность полноценно отдохнуть и переделать все дела, до которых раньше не доходили руки. Чем занимались вы с Лизой?
– Это было довольно хорошее время для нас. Мы жили за городом, наслаждались природой. Я много общался с сыном и, наконец, смог его понять в каких-то моментах. Я много читал, слушал различные лекции. А еще работал над новым спектаклем «Анна Каренина», премьера которого состоится в Сочи 9 июля.

– В одном интервью вы рассказывали, что во время карантина Лиза часто приезжала на съемки «Ледникового периода» и, сидя тихонько в уголке, делала пометки. А потом говорила вам, где можно было сделать лучше. Часто ли вы даете друг другу советы в плане работы?
– Лиза чаще приезжала на съемки, чем на репетиции. Она просто говорила, когда уже был отснят эпизод, удачный ли получился на ее взгляд танец, что понравилось, что не очень. На репетициях она вела себя очень деликатно. Несмотря на то, что мы с Лизой объединили свои жизни, творческая работа каждого из нас развивается независимо. Я вообще люблю показывать только законченный результат. Когда идет процесс, критика только мешает. Я в это время должен находиться наедине с собой или с участником. Процесс созидания должен быть личным. Это настолько интимная вещь, что советчики там не нужны.

– Десять лет назад Лиза участвовала в проекте «Лед и пламень» – тогда они с фигуристом Максимом Стависким взяли «серебро». Почему вы больше не задействуете ее в своих ледовых проектах?
– Лиза прекрасно катается, очень любит выступать, но пока на лед не рвется. Хотя все возможно, зарекаться не буду.

Марина Хоружая
«Берег»

Share.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.