Кем был граф Калиостро: масон, фокусник, сутенер

0

Свою комедию «Формула любви» режиссер Марк Захаров снял по повести Алексея Толстого «Граф Калиостро». Писатель подошел к делу серьезно и скрупулезно изучал источники, поэтому многие факты из повести и снятой по ней картине соответствуют истории и рассказывают о периоде жизни знаменитого итальянца. Но описывать всю биографию Калиостро – дело неблагодарное, существует слишком много версий. Вот лишь некоторые факты из нее.

«Золотые» гвозди и «магический» круг

Джузеппе Бальсамо, известный как граф Калиостро, родился в 1743 году в Палермо, в бедной семье не то лавочника, не то мусорщика. Калиостро много путешествовал, возможно, владел гипнозом (искусством животного магнетизма), знал химию настолько, чтобы успешно одурачивать современников. Например, он чертил на полу «магический круг», который начинал светиться таинственным зеленоватым светом, хотя секрет был прост – Бальсамо применял фосфор. На глазах у пораженной публики он во много раз «увеличивал» бриллианты, ловко заменяя настоящие камни на граненые стекляшки.

В книге «От магов древности до иллюзионистов наших дней» А. А. Вадимов и М. А. Тривас рассматривают Калиостро прежде всего как талантливого иллюзиониста, творящего «чудеса» в корыстных целях. «Женщины не могли оставаться равнодушными, видя, с какой легкостью он превращал пеньковую мешковину в драгоценный шелк (трюк из репертуара средневековых ярмарочных фокусников). Он показывал сосуд с магической жидкостью и опускал в него до половины гвоздь, обыкновенный большой железный гвоздь, выбранный одним из зрителей из груды точно таких же, – пишут Вадимов и Тривас. – Несколько таинственных заклинаний – и та часть гвоздя, которая была опущена в жидкость, становилась золотой. Зрители могли взять гвоздь в руки и убедиться: железо превратилось в настоящее золото.

На самом деле к гвоздю заранее аккуратно приделывали золотой колпачок-наконечник. Сверху весь гвоздь покрывали слоем краски, так что обе части выглядели одинаково. Когда же его окунали в жидкость, растворенная в ней кислота быстро разъедала краску, и золото начинало ярко блестеть. А заставить зрителя выбрать гвоздь, нужный для фокуса, – иллюзионный прием, подобный «форсированию» карты. Все исполнители карточных фокусов издавна пользуются им».

Калиостро сам изобретал приборы для фокусов, которые используются иллюзионистами и в наши дни. Однако представлялся Джузеппе Бальсамо не фокусником, а врачом, магом, носителем тайного знания, почерпнутого во время путешествий по Востоку и Египту. Всю свою жизнь Бальсамо постоянно переезжал из одного государства в другое, сам себя награждая титулами и званиями (так он стал «графом») и создавая вокруг себя ореол величия и таинственности. Сначала его превозносили, а распознав обман, гнали, что не мешало Калиостро через какое-то время снова являться в тех же местах в другом образе.

«Во время сна с него слезает кожа»

Прежде всего, он заботился о производимом впечатлении. Его слуги должны были распускать небылицы, например, что служат своему господину несколько сотен лет. Его очаровательная жена Лоренца откровенничала об уникальных талантах мужа уже в светском кругу. Сам же Бальсамо прямо заявлял, что знает секрет философского камня, умеет вызывать души умерших и читать мысли. Он утверждал, что родился в год извержения Везувия, и часть силы вулкана передалась ему. Многие верили.

Вот фрагмент описания процесса омоложения после приема «эликсира бессмертия», сохранившийся после уничтожения инквизицией всех бумаг Калиостро: «…приняв две крупицы этого снадобья, человек теряет сознание и дар речи на целых три дня, в течение которых он часто испытывает судороги, конвульсии, и на теле его выступает испарина. Очнувшись от этого состояния, в котором он, впрочем, не испытывает ни малейшей боли, на тридцать шестой день он принимает третью и последнюю крупицу, после чего впадает в глубокий и спокойный сон. Во время сна с него слезает кожа, выпадают зубы и волосы. Все они вырастают снова в течение нескольких часов. Утром сорокового дня пациент покидает помещение, став новым человеком…»

Судя по всему, Калиостро действительно обладал даром убеждения. Глядя на дошедшие до нас портреты, остается удивляться, почему некоторые современники говорили о его прекрасной и величественной наружности. А вот как описывается его обычный костюм в книге «Замечательные и загадочные личности XVIII и XIX столетий» Е.П. Карновича: «По словам барона Глейхена, Калиостро был небольшого роста, но имел такую наружность, что она могла служить образцом для изображения личности вдохновенного поэта. В тогдашней Gazette de Sant писали, что фигура Калиостро носит на себе отпечаток не только ума, но даже гения.

Одевался Калиостро пышно и странно и большею частью носил восточный костюм. В важных случаях он являлся в одежде великого кофта, которая состояла из длинного шелкового платья, схожего по покрою со священническою рясою, вышитого от плеч и до пяток иероглифами красного цвета. При такой одежде он надевал на голову убор из сложенных египетских повязок, концы которых падали вниз. Повязки эти были из золотой парчи и на голове придерживались цветочным венком, осыпанным драгоценными камнями. По груди через плечо шла лента изумрудного цвета с нашитыми на ней буквами и изображениями жуков. На поясе, сотканном из красного шелка, висел широкий рыцарский меч, рукоять которого имела форму креста».

Ложа масонов

После путешествия по Египту и Мальте, Калиостро начал распространять слухи, что встретился внутри пирамид с тысячелетними бессмертными мудрецами, хранителями тайн бога алхимии Гермеса Трисмегиста. Потом в Англии Бальсамо вступил в ряды масонов и основал так называемую египетскую масонскую ложу. Английские масоны утверждали, что Калиостро – Великий Копт, адепт древнего египетского устава, носитель мистических тайн древних египтян и халдеев.

Карнович говорит, что это учение было изложено до Калиостро в рукописи некоего Джорджа Костона: якобы Бальсамо случайно купил эту рукопись у одного лондонского букиниста и воспользовался ею, хотя говорил, что почерпнул концепцию в папирусах египетских пирамид. Для вступления в египетскую ложу соискатели должны были иметь безукоризненную репутацию, высокое положение в обществе и годовой доход не менее 50 тысяч ливров. Скоро туда потянулись богатые и знатные дворяне.

С момента посвящения в масоны Калиостро жил на широкую ногу, занимался благотворительностью и часто демонстративно отказывался от вознаграждения за услуги, давая понять, что обеспечивает себя посредством магии. Многие думали, что Бальсамо действительно владеет тайной философского камня. Позже инквизиция выяснила, что на самом деле деньги поступали из масонских лож. Тем временем Лоренца устраивала магические сеансы для дам.

«Как бы то ни было, но со времени своей вторичной поездки в Лондон Калиостро явился деятельным масоном, понимая ту выгоду, какую он может извлекать из своих познаний, приобретенных им на Востоке, находясь в составе таинственного общества, имевшего ложи во всех частях Европы, – повествует Карнович. – От масонства около этой поры стало веять сильным мистицизмом. Папа Климент XII объявил о нем как о дьявольской секте. Европейские государи, в свою очередь, побаивались козней и скрытной силы масонов».

Любопытно, что одним из фактов, заставляющих многих исследователей верить в сверхспособности этого человека, было его «Письмо к французскому народу», в котором Калиостро предсказал Великую французскую революцию, гибель короля Людовика XVI от рук восставшего народа и разрушение Бастилии. Однако если учесть, что некоторые исследователи связывают переворот непосредственно с масонским влиянием (Сергей Нилус, к примеру, утверждал, что масоны знали о нем заранее), то информация могла быть почерпнута Бальсамо в ложе, чем он и воспользовался, чтобы укрепить свое положение.

Любовница Потемкина и сожжение ребенка

Сведения о пребывании Бальсамо в России содержались в небольшой книжке Aventures de Cagliostro, изданной в Париже в 1855 году. Итак, в 1779 году он прибыл в Петербург с расчетом расширить влияние ложи, но прогадал во всех отношениях. По приезде Калиостро заметил, что его известность в России была не так громка, как он полагал.

«И как человек чрезвычайно сметливый, он понял, что при подобном условии ему невыгодно было выставлять себя напоказ с первого же раза. Он повел себя чрезвычайно скромно, без всякого шума, выдавая себя за чудотворца, не за пророка, а только за медика и химика, – пишет Карнович. – Жизнь он вел уединенную и таинственную, а между тем это самое еще более обращало на него внимание в Петербурге, где известные по чему-либо иностранцы являлись постоянно на первом плане, не только в высшем обществе, но и при дворе. В то же время он распускал слух о чудесных исцелениях, совершенных им в Германии никому еще неизвестными способами, и вскоре в Петербурге заговорили о нем как о необыкновенном враче».

Тем временем прекрасная Лоренца вызвала слишком живой интерес князя Потемкина! Жена Калиостро Лоренца Феличиане отличалась красотой, она описывается как статная стройная молодая женщина с белой кожей, черными волосами, круглым лицом и блестящими глазами. Жизнь с Бальсамо не была сладкой. Когда у Калиостро заканчивались средства на существование, он фактически торговал женой. Тем не менее, женщина продолжала следовать за мужем и ассистировать ему в любых начинаниях.

Лоренца говорила, что ей более 40 лет и ее старший сын давно служит капитаном в голландской службе. Когда русские дамы изумлялись ее необыкновенной моложавости, та рассказывала, что ее внешность сохранена благодаря чудесному снадобью против старости, изготовленному ее мужем. Доверчивые аристократки тратили огромные деньги на склянки чудодейственной воды, предлагаемой Калиостро.

Однако связь Потемкина с итальянкой не могла радовать императрицу, и спустя 9 месяцев после прибытия Калиостро пришлось выехать из России. Конечно, дело было не в шалостях Потемкина, успевшего осыпать свою любовницу драгоценностями. Мистификации подозрительного итальянца не вызвали интереса в среде образованной русской знати. Так, статс-секретарь императрицы Иван Перфильевич Елагин однажды дал итальянцу пощечину, когда понял, что в своих рассказах Бальсамо допускал множество исторических и географических ошибок и порой просто вешал лапшу на уши.

Были и другие сложности. Так, через некоторое время после «излечения» новорожденного ребенка князя Гагарина его мать заподозрила подмену. «И весь Петербург заговорил об этом. Когда же началось по поводу этого говора следствие, то Калиостро не отпирался от сделанного им подмена, заявляя, что так как отданный ему на излечение ребенок действительно умер, то он решился на обман для того только, чтобы хотя на некоторое время замедлить отчаяние матери. Когда же его спросили, что он сделал с трупом умершего ребенка, то Калиостро отвечал, что, желая сделать опыт возрождения (палингенезиса), он сжег его», – пишет Карнович.

Инквизиция и смерть

Великая французская революция напугала католическое духовенство, священнослужители стали покидать ложи, вовлечение в масонство каралось смертью. В 1789 году Калиостро арестовали по обвинению во франкмасонстве. Следствие изъяло все бумаги Бальсамо и обвинило его в чернокнижничестве и мошенничестве. Лоренца дала показания против мужа, но это не спасло от наказания – ее приговорили к пожизненному заключению в монастыре, где она вскоре умерла.
Самого Калиостро приговорили к публичному сожжению, однако папа Пий VI вдруг заменил казнь на пожизненное заключение. 7 апреля 1791 года Калиостро совершил торжественный ритуал покаяния. В рубахе и босиком, стоя на коленях со свечой в руках, он молил Бога о прощении, в то время как палач сжигал на площади перед церковью «магические» книги и «волшебный» инвентарь. После этого Калиостро водворили в камеру замка Сан-Лео с единственным отверстием – в потолке. Через четыре года Джузеппе Бальсамо умер.

Мнения исследователей о личности Джузеппе Бальсамо неоднозначны. Мистики действительно считают его магом, а скептики и рационалисты – только авантюристом. Так или иначе, но Калиостро удалось оставить след не столько в истории, сколько в культуре. Помимо Алексея Толстого, он вдохновил на создание произведений Гете («Великий Кофта»), Дюма-отца («Граф Калиостро»), Томаса Карлейля («Граф Калиостро»), Иоганна Штрауса («Калиостро»).

Мария Аль-Сальхани, «Мир 24»

Поделиться.

Комментарии закрыты