Лео Бокерия: «Минер рискует своей жизнью, а врач – чужой»

0

Он никогда не боялся браться за самые сложные операции

Лео Бокерия – личность в кардиологии легендарная. Это знаменитый врач, который спас тысячи человеческих жизней.

«В Поти, где я рос, были свои понятия о профессии врача»

Он родился 22 декабря 1939 года в городе Очамчира (Абхазия) в интеллигентной семье, где очень ценилось хорошее образование. Его отец Антон Иванович был инженером, мама Ольга Ивановна работала учительницей младших классов. В семье уже подрастали две дочки, и новая беременность поначалу совсем не обрадовала женщину. Она даже попыталась прервать ее: пила горькую луковую настойку и прыгала с высокой лестницы. Считалось, что так можно спровоцировать выкидыш на ранних сроках беременности. Но, к счастью, ничего у нее не получилось, и в семье родился мальчик, которому суждено было стать врачом.

Когда началась война, Лео было полтора года. Продуктов стало мало, и мама в эти голодные годы не стала отлучать сына от грудного вскармливания. Чтобы спасти малыша от голода, она кормила его грудью почти до пяти лет. В 1943 году в возрасте трех лет Лео потерял отца, который скоропостижно умер в свои неполные 43 года. В интервью Бокерия рассказывал, что хорошо запомнил этот день, хотя был совсем маленьким ребенком и, конечно, не осознавал всего трагизма. В доме в тот день было много людей, ребенок бегал и шалил, а взрослые ему говорили: «Перестань баловаться, веди себя тихо! Сегодня умер твой папа».

Своей малой Родиной Лео Бокерия считает грузинский город Поти. Туда, поближе к родственникам, вернулась осиротевшая семья после смерти отца. Сын много времени проводил во дворе, в компании мальчишек-ровесников. «О детстве у меня осталось много хороших воспоминаний, – говорил Лео Бокерия. – Для меня город Поти на берегу Черного моря – самый любимый. Там я вырос, прожил очень много лет, играл в футбол и шахматы. У меня по обеим дисциплинам были первые разряды».

О том, чтобы стать врачом, Лео задумался за два года до окончания школы. «На въезде в Очамчиру, где я родился, стояла гипсовая скульптура женщины, которая держит ребенка. Мы проезжали туда-сюда, туда-сюда, ну и все, не обращали внимания. А потом я совершенно неожиданно прочитал рассказ Горького «Рождение человека». В нем есть описание этого места. И так я узнал, что несколько раз в год проезжал место, посвященное великому событию в жизни любого человека – рождению ребенка. Ну, а рассказ я прочитал совершенно случайно. Я был потрясен точностью, которая характеризует этот момент. Потому что я бы не смог так описать, как он это описал – до мельчайших деталей. Это меня лишний раз убедило, что это не просто одаренный и очень талантливый человек, но еще и энциклопедически образованный, начитанный. Вообще эта плеяда людей была совсем другая». «Рождение человека» стало одним из любимых произведений Бокерии. Также решению стать врачом поспособствовал пример старшей сестры, которая в то время уже училась в медицинском вузе. Причем уже тогда мальчику было ясно, что он должен стать только оперирующим хирургом: «В Поти, где я рос, бытовали свои понятия о профессии врача. Она ценилась у нас очень высоко, и при этом считалось, что если мужчина становится врачом, то он обязательно должен быть хирургом».

Лео принял решение отправиться в Москву и в 1959 году поступил в Первый медицинский институт имени Сеченова. О том, что можно совершать операции на открытом сердце, он тогда еще не знал.

«Не люблю хвалить людей»

Сердечно-сосудистая хирургия очень привлекала студента Бокерию. На четвертом курсе института он стал посещать научный студенческий кружок кафедры оперативной хирургии, которым руководил будущий академик Владимир Кованов. Там студенты были включены в большую и «взрослую» научно-практическую работу, в том числе связанную с сердечно-сосудистой системой. За институтом последовала аспирантура. Упорства и терпения Бокерии было не занимать. Так что его успех стал результатом осознанного труда. К тому же он всегда учился и не боялся экспериментировать, применять самые новые методики и изобретать свои собственные.

Лео Бокерия одним из первых начал проводить операции в условиях повышенного кислородного давления, в специальных барокамерах, где больной находится под воздействием повышенной концентрации кислорода. Это позволяет замедлить работу сердца пациента и выиграть время для операции. Бокерия оперировал под повышенным кислородным давлением суммарно много сотен часов. По гипербарической оксигенации в кардиохирургии (так называется этот метод) он защитил сперва кандидатскую, а потом и докторскую диссертацию. А в 1976 году, будучи еще довольно молодым врачом, получил государственную премию за разработку этой технологии.

С 1968 года Лео Бокерия работает в Институте сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева. Здесь он прошел весь свой профессиональный путь: стал старшим научным сотрудником, затем возглавил лабораторию гипербарической оксигенации. В 1977 году был назначен заместителем директора по научной работе и проработал в этой должности вплоть до 1993 года. Затем он был назначен директором Национального медицинского исследовательского центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева. Эту должность занимал 25 лет, пока в ноябре 2019 года в возрасте 79 лет не перешел в статус почетного президента учреждения. Но у него до сих пор очень плотный график работы. «К сожалению, я сплю мало – не больше шести часов. Правда, по субботам стал теперь немного больше спать. А так я ложусь в 12 – но ведь в 12 сразу не заснешь. А встаю я без 15 шесть.

А правила здоровой жизни касаются, прежде всего, сна. Крайне важно, чтобы человек ложился в одно и то же время. Второе – это, конечно, день нужно начинать с позитивного настроения. С утра я могу открыть книгу анекдотов, чтобы прочесть что-нибудь жене Ольге. От того, что у нее поднялось настроение, у меня тоже. Потом, когда я прихожу на работу, я очень люблю подначивать, но не обидно. Мое любимое занятие – сплетничать с операционными сестрами. Я поэтому и говорю: нужно создавать атмосферу, в которой приятно жить. И тогда и дела идут легче, и идеи приходят, и желания приходят».

Случаются, конечно, и трагедии, и смерти на операционном столе. Жена кардиохирурга Ольга Бокерия, с которой он живет уже больше полувека, говорит, что она сразу понимает, если это происходит. Просто по тому, как он входит в дом, как снимает пальто. К этому привыкнуть нельзя, хотя Лео Бокерия находится в постоянном поединке со смертью всю свою профессиональную жизнь, начиная с первых самостоятельных операций: «Цену приходится платить разную. Минер рискует своей жизнью, а врач – чужой.

Надо чувствовать грань, за которую нельзя переступать. Никогда не боялся ответственности, брался за самые сложные операции. Знаете, я продолжал дежурить в реанимации, будучи заместителем директора института по науке и лауреатом премии. Никто меня, разумеется, не заставлял. Считал, что имею право спрашивать с других, если работаю наравне с ними. И еще: не люблю хвалить людей. Могу восхищаться удачно проведенной операцией, верно поставленным диагнозом, но расточать комплименты… Не понимаю! Многие укоряют меня за подобную позицию, но себя не переделаешь. Я и в свой адрес панегириков не терплю. Это от лукавого!»

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Мир» , «Итоги»

Share.

Comments are closed.