Топ-100

Леонард Эйлер внес огромный вклад в развитие науки

0
Его перу принадлежит множество фундаментальных работ в области математики, астрономии, физики, медицины, морской навигации и музыкальной теории.
Начало пути
Леонард родился в Базеле 15 апреля 1707 года. Его отцом был протестантский пастор Пауль Эйлер. Под его руководством Леонард получил начальное образование. Отцовское воспитание сыграло большую роль в формировании мировоззрения сына. Несмотря на строго научный склад ума, ученый до конца своей жизни оставался чрезвычайно религиозным человеком, что удивляло многих его современников. Например, прусский король Фридрих II, хорошо знавший Леонарда, относился к нему по ряду причин довольно противоречиво и как-то раз заметил, что от академика «сильно попахивает священником».
Но именно влияние отца послужило и тому, что Леонард избрал для себя стезю исследователя. Пастор Пауль состоял в дружеских отношениях со знаменитым родом Бернулли, среди представителей которого было множество высочайших умов эпохи. Именно постоянное общение с ними заронило в душу юного Леонарда любовь к точным наукам. Гений Эйлера ярко проявился еще в ранние годы. Достаточно сказать, что в возрасте 13 лет молодой человек уже поступил в Базельский университет на факультет искусств, в 17 лет защитил степень магистра, а год спустя его кандидатура всерьез рассматривалась на соискание профессорской кафедры физики, и только слишком юный возраст не позволил Леонарду занять столь высокую должность. Тогда Эйлер решил сделать карьеру за рубежом. Перспективный вариант подсказали все те же Бернулли, а именно – братья Николаус и Даниэль, в 1725 году получившие приглашение от президента петербургской Академии наук Лаурентиуса Блюментроста.
Когда друзья Эйлера уехали в Петербург, «у меня, – вспоминал он впоследствии, – явилось неописуемое желание отправиться вместе с ними. Дело, однако, не могло так скоро осуществиться, а между тем названные молодые Бернулли крепко обещали мне по прибытии своем в Петербург похлопотать о пристойном для меня месте, что скоро и действительно случилось с тем, чтобы я свои математические знания применял к медицине». В конце 1726 года известие о принятии адъюнктом Петербургской академии дошло до Эйлера, и весной следующего года он отправился в Россию.
Поражал своей работоспособностью
Идея пригласить Эйлера на кафедру физиологии принадлежала Даниэлю Бернулли, который хотел основать в Петербурге новую физиологическую школу, где эта описательная наука была бы переведена на математический язык. Одной из первых работ Эйлера стал трактат «Основы движения крови по артериям». Но задача, поставленная Бернулли, не соответствовала возможностям науки XVIII века, от нее пришлось отказаться. Эйлер всё своё время стал уделять математике и её приложениям к задачам физики и астрономии, механики и техники. В 1731 году он становится профессором физики, а в 1733, после отъезда занимавшего эту должность Даниэля Бернулли в Базель, – профессором математики.
Его работоспособность порой поражала – однажды в 1735 году Эйлер за три дня произвел объем сложных математических вычислений, на которые до него группа из нескольких академиков запросила три месяца. И при этом ученый находил еще время на личную жизнь – в декабре 1733 года он женился на своей соотечественнице Катарине Гзелль, отец которой был живописцем и с 1727 года являлся преподавателем петербургской Академической гимназии. Брак оказался счастливым, и Леонард с Катариной прожили вместе 39 лет.
Однако жизнь Эйлера была не только стремительным взлетом к вершинам научной мысли. Фанатичная преданность своему делу и работа на износ не могли не отразиться на здоровье швейцарца. Подолгу трудясь над составлением карт в географическом департаменте, ученый перенапряг свое зрение и к концу 30-х годов полностью ослеп на правый глаз. А в 1740 году Леонард со своей семьей принял решение уехать из России и поступить на службу к прусскому королю.
Фридрих II предложил Эйлеру весьма выгодные условия, а в 1759 году назначил главой берлинской Академии наук. И все же отношения между королем и ученым были прохладными, Леонард, постоянно погруженный в свои изыскания, был недостаточно светским человеком. Не отличался он и общительностью в больших компаниях. Однажды на одном из светских приемов мать Фридриха, королева София Доротея спросила Эйлера, отчего тот столь молчалив. Ученый отшутился: «Там, откуда я прибыл, тех, кто много говорит, обычно вешают». Но в общении один на один или в узком кругу друзей ученый был очень добродушным, жизнерадостным и веселым человеком.
После разногласий, возникших у Эйлера с Фридрихом II по вопросам работы берлинской Академии наук, он принял предложение Екатерины II и вместе с семьей вернулся в Петербург. Здесь Эйлер провел последние 17 лет своей жизни, но, увы, из-за своей безалаберности потерял зрение. Началось все с того, что на левом глазу ученого образовалась катаракта, которую в 1771 году успешно удалил знаменитый хирург Михаэль Вентцель. После операции больному строго рекомендовалось на время воздержаться от работы и беречь глаз от яркого света, однако Леонард не послушал указаний врача. Он снял повязку уже спустя несколько дней и сел за составление очередной научной работы, что сказалось на зрении роковым образом. Через несколько недель Эйлер полностью ослеп. Но, даже лишившись способности видеть, он продолжал свой труд, диктуя свои сочинения секретарям. А 18 сентября 1783 года Эйлера не стало, в возрасте 76 лет гениальный математик умер вследствие апоплексического удара.
Подготовила Лина Лисицына,
Share.

Comments are closed.