Топ-100

Невозможное счастье Василия Жуковского

0

В одной из своих статей в «Вестнике Европы» Жуковский задавался вопросом «Кто истинно добрый и счастливый человек?» И сам отвечал: семьянин. «Где же сие счастие, как не в семействе? И что его источник, как не спокойное, невинное, доброе сердце?»

Незаконнорожденный

О рождении Василия Жуковского слагают легенды. Он появился на свет 9 февраля 1783 года. Известно, что родителями талантливого поэта были секунд-майор и помещик Орловской, Тульской, Калужской губерний Афанасий Иванович Бунин и турчанка Сальха, которая после крещения получила имя Елизавета Дементьевна Турчанинова.

В исторических справках сказано, что мужчина состоял в браке с Марией Григорьевной Буниной. Елизавета Дементьевна с почтением относилась к хозяевам усадьбы, нянчила их младших детей, потом стала домоправительницей. Ей отвели отдельный домик в поместье, женщина была уверена, что обычай позволяет ее барину взять вторую жену. Одна за другой у Елизаветы Дементьевны родились и умерли во младенчестве три дочери, а потом, в январе 1783 года, родился мальчик. Марья Григорьевна велела Елизавету Дементьевну в дом не пускать, дочерям запретила с ней общаться. Бунин попросил жившего в доме бедного беспоместного дворянина Андрея Григорьевича Жуковского стать мальчику крестным отцом и усыновить его – так Василий получил отчество и фамилию.

Однажды Елизавета Дементьевна вошла в дом, куда ей было запрещено приходить, и молча положила мальчика к ногам Марьи Григорьевны. Та двумя годами ранее потеряла единственного сына Ивана – и малыш Васенька стал ей утешением. Марья Григорьевна обещала воспитать мальчика как родного. Афанасий Иванович записал его в полк, как полагалось: к 6 годам Вася Жуковский дослужился до прапорщика, получил вместе с офицерством дворянство и был записан в родословную книгу дворян. Приемный отец Андрей Жуковский любил крестника и сам учил его. Мальчик был окружен заботливыми людьми – но писал потом о детстве, что настоящей любви не знал.

Когда Бунина по службе перевели в Тулу, вся семья переехала туда. В Туле мальчика отдали в пансион Христофора Роде. Афанасий Бунин умер, когда сыну его было 8 лет. Ни Василию, ни Елизавете Дементьевне он ничего не оставил – только попросил жену позаботиться о них. Жена обещала, и обещание сдержала: взяла из денег, выделенных каждой из четырех дочерей, по равной доле, всего 10 тысяч, и отдала Елизавете Дементьевне для Васи. Еще год после кончины отца Василий посещал пансион Роде, затем сдал экзамены для поступления в Главное народное училище. Спустя несколько месяцев учебы в заведении Жуковского выгнали за неспособность постичь науки.

Сестры Протасовы

Василий принял решение о переезде к сводной сестре Варваре Юшковой. На территории усадьбы молодой женщины располагался домашний театр. Здесь Жуковский впервые осознал, что хочет стать драматургом. В 1794 году он создал первую трагедию по сюжету Плутарха «Камилл, или Освобожденный Рим». Позже из-под пера Василия появляется мелодрама, в основе которой лежит роман «Поль и Виргиния».

Домашнее образование не могло дать необходимых знаний Жуковскому, поэтому сводная сестра определяет Василия в Московский университетский пансион. На экзамене поэт продемонстрировал высокий уровень владения французским и отчасти немецким языками. Комиссия пансиона оценила по достоинству знания литературы. В университете Жуковский подружился с Андреем Тургеневым. Молодой человек значительно повлиял на дальнейшее творчество писателя. В пансионе Василий Андреевич пишет первые стихотворения, в числе которых «Майское утро».

Творческий путь Василия Жуковского был тернист и непрост. Зарабатывать на жизнь поэзией или прозой писатель не мог, поэтому брался за переводы. Талант Жуковского на этом поприще высоко оценивали современники, в том числе Платон Бекетов, владелец крупнейшей типографии. Еще в Московском университетском пансионе Василий Андреевич познакомился с Николаем Карамзиным, который стал учителем и наставником для Жуковского на долгие годы.

Также Василий Жуковский смог сделать карьеру при дворе, став сначала чтецом императрицы Марии Федоровны, а потом и учителем принцессы Шарлотты. Именно она стала позже женой Николая I, императрицей Александрой Федоровной. Василию Андреевичу доверили воспитание Александра II. Также он был наставником Александра Сергеевича Пушкина.

Вроде бы у поэта было все для счастливой жизни: слава, успех, деньги, он занимался любимым делом. Но ему не повезло в любви. Однажды он вернулся в свою деревню, чтобы заниматься со своими племянницами, дочками младшей дочери Бунина, Екатерины Афанасьевны. Недавно умерший супруг оставил ее без денег и надежды, что их девочки – Мария и Александра – получат достойное образование. А тут – Жуковский, брат по отцовской крови, прекрасный педагог, приехал с сундуком книг и без промедления приступил к учительству. Просто подарок судьбы!

Сестры Протасовы отличались, как луна и солнце. Младшая Саша – яркая, жизнерадостная, озорная – обещала вырасти в красавицу. Маша, напротив, чертами была простовата, всегда тиха и послушна. Но было в ее сдержанности такое ласковое очарование, такая умиротворенность, что Жуковский терял себя и любовался девочкой. Он видел Машу не такой, какой она была в тот момент, а той, кем она может стать. Родной душой, верной покладистой супругой. А большего ему для счастья и не надо. Тем более, Василий знал, что девушка тоже его любит.

Однако ее мать решительно воспротивилась браку. Писала к старшей сестре: «Тут Василий Андреевич сделался поэтом, уже несколько известным в свете. Надобно было ему влюбиться, чтобы было кого воспевать в своих стихотворениях. Жребий пал на мою бедную Машу». Екатерина Афанасьевна была настроена решительно. Однако раздраженный и обиженный Жуковский надежды не терял. Пусть пройдет время. Сестра успокоится, а он поговорит со священниками, спросит позволение церкви, и все уладится.

Разрешение на брак ему дал даже петербургский архимандрит Филарет: Василий Андреевич и Маша слишком дальние родственники, чтобы возможно было в их союзе усмотреть кровосмешение. Окрыленный Жуковский решил, что непременно настоит на своем, вот только сперва повоюет против Наполеона. Вскоре он заболел тифом и еле выжил. Маша чуть с ума не сошла от волнения и неизвестности.

«Пусть буду счастлив тобою!»

В январе 1813 года Жуковский снова появился на пороге ее дома. Но Екатерина Афанасьева Протасова, поджав губы, и слышать ничего не хочет: ни о взаимном чувстве молодых людей, ни о дозволении Филарета, ни о своей необоснованной черствости. Жуковский пребывал в таком отчаянии, что перестал писать – какое тут вдохновение, если лишают самого дорогого.

Вскоре выходит замуж очаровательная Саша Протасова – за друга Жуковского, Александра Воейкова, и вся семья переезжает в Дерпт, где служит новоиспеченный зять. Жуковский всячески способствовал этому браку: вовсю рекламировал приятеля, поощрял робкие чувства Саши и даже продал свою деревеньку Холх, чтобы обеспечить невесте приданое. Растроганный Воейков обещал похлопотать за Жуковского перед упрямицей Протасовой.

Когда Екатерина Афанасьевна в очередной раз отказалась даже обсуждать вопрос об этом «ужасном браке» и стало понятно, что это навсегда, что вместе им не быть, – Жуковский в письме освобождает Машу от всяких обязательств перед ним и просит ее думать прежде всего о себе, заботясь о своем счастье: «Как ранее я от тебя одной ждал и утешения, и твердости, так и теперь жду твердости в добре. Нам надо знать и осуществить то, на что мы отважились. Речь идет не только о том, чтобы быть вместе, но и о том, чтобы быть этого достойными. Чего я желал? Быть счастливым с тобой! Из этого теперь должен выбросить только одно слово, чтобы все изменить. Пусть буду счастлив тобою! Возьми себе за правило все ограничивать только собой, поверь, что тогда все будешь делать и для меня. Моя склонность к тебе теперь словно бы без примеси собственного “я”, и от этого она живее и прекраснее. Думай беззаботно о себе, все делай для себя — чего мне больше? Я буду знать, что я участник этого милого счастья».

14 января 1817 года она «по рассудку» вышла замуж за профессора-медика Ивана Мойера, человека порядочного, широко образованного; но ни о каком чувстве и речи быть не могло. Мойер позволял даже влюбленным переписываться. Вот стиль писем Маши: «Жуковский, мне часто случается такая необходимость написать тебе, что ничто не может ни утешить, ни заменить этого занятия; я пишу к тебе верно два раза в неделю, но в минуту разума деру письма. Пиши только иногда, ангел! Ты мне этим должен! Душенька, не рассердись за это письмо! Крепилась, крепилась, да и прорвалась, как дурная плотина, вода и бушует, не остановишь!».

Маша стала помогать мужу, изучала акушерское дело, солила капусту и пекла пироги для больных в общественной больнице. Родила дочку Катю. И все это время была тихо, смиренно, невыразимо несчастна. Она писала Василию: «Когда мне случится без ума грустно, то я заберусь в свою горницу и скажу громко: “Жуковский!” – и всегда станет легче».

Вторые роды оказались для Марии Андреевны Протасовой роковыми: в июне 1823 года она умерла всего в 26 лет. На ее могиле был установлен крест с распятием, выполненный по эскизу Жуковского с двумя изречениями из Евангелия, которые она любила повторять при жизни.

Поздняя женитьба

В 56-летнем возрасте Василий Жуковский познакомился с 17-летней Елизаветой Евграфовной Рейтерн. Он задумывается о свадьбе, но отец девушки, который был другом Василия Андреевича, высказал протест женитьбе. Жуковский не желал отступать, поэтому через год вновь сделал предложение Елизавете. Влюбленная дама дала положительный ответ.

В 1841 году в Дюссельдорфе состоялось заключение союза. К сожалению, брак оказался непростым. Елизавета постоянно болела, была подвержена нервным срывам. Выкидыши не позволяли исполнить мечту Жуковского о детях. Но через год после свадьбы в семье появилась девочка Александра. Еще через три года – мальчик Павел. Из-за недомоганий супруги пожилому мужчине пришлось взвалить на себя все обязанности по дому и воспитанию детей.

Дети Жуковского не стали писателями. Александра Васильевна состояла в морганатическом браке с князем Алексеем Александровичем, но позже союз распался. Жуковская подарила ему единственного сына. Позже девушка вышла замуж за барона и стала баронессой Верман. О Павле Васильевиче известно немало. Он стал художником, но полотна были не единственной страстью сына Жуковского. Мужчина стал инициатором организации Белевского краеведческого музея, разрабатывал проект здания Музея изобразительных искусств.

Василий Андреевич Жуковский долгое время проживал в Баден-Бадене. В 1851 году к нему пришла болезнь. Один глаз поэта перестал видеть, поэтому Жуковскому рекомендовали проводить больше времени в темной комнате. Несмотря на проблемы со здоровьем, Василий Андреевич решил вернуться домой.

14 июля 1851 года семья Жуковских должна была отправиться в путь, но этого не произошло, так как у мужчины воспалился глаз. Самостоятельно писать и читать Василий Андреевич не мог. Литератору помогали супруга и камердинер. Состояние здоровья Жуковского стремительно ухудшалось, поэтому поэт просит приехать в Баден Вяземского. Окончательно слег Василий Андреевич после смерти Гоголя. А 12 апреля 1852 года не стало самого Жуковского. Автор сказок «О царе Берендее» и «Спящей царевне» был похоронен в специальном склепе, на стенах которого высекли строчки его стихотворений.

Подготовила Лина Лисицына,

по материалам 24smi.org, Culture.ru, Iledebeaute.ru

Share.

Comments are closed.