Топ-100

Николай Ге в будущую жену влюбился по переписке

0
Со дня рождения художника исполняется 190 лет

Его творческое наследие состоит из портретов, полотен на религиозную и историческую тематику, а также скульптур.

Прилежный ученик

Происхождение фамилии Ге объясняется довольно тривиально: ещё дедушка Николая, носивший фамилию Gay, эмигрировал в Россию из Франции в конце XVIII века. Предки Ге, благодаря своему высокому происхождению, практически сразу же получили звание потомственных дворян Российской империи.
Николай родился в Воронеже 27 февраля 1831 года, увы, мать умерла от холеры, когда мальчику было всего три месяца. С того момента и до самого поступления Ге в Первую киевскую гимназию, то есть, на протяжении десяти лет, воспитанием Николая занималась нянька из крепостных, выбранная отцом будущего художника.

Способности молодого Николая к рисованию проявились рано: «Я начал рисовать не помню когда; помню только, что нарисовал на полу мелом лошадей и архимандрита в мантии, что мне ужасно нравилось. Бабушка заметила, что рисовать лошадей можно на полу, а архимандрита нельзя». Первые уроки живописи Ге брал у учителя рисования Федора Беляева. Сначала пробовал акварель, позже — масляные краски. Ге часто ходил к учителю домой и разглядывал его картины, эскизы и слепки гипсовых голов, а также литографии полотен других художников. Однако все же по настоянию отца Николай поступил в физико-математический факультет Киевского университета.

Природная тяга к искусству буквально вынудила Николая переехать к брату в Петербург, где он, правда, и дальше был вынужден учиться на математическом факультете, но уже Петербургского университета. Жизнь подарила Николаю возможность чуть ли не каждый день ходить в Эрмитаж и изучать лучшие образцы живописи тех лет. После двух лет таких походов Николай не выдержал — бросил университет и поступил в Императорскую Академию художеств.

Там Николай Ге стал одним из самых прилежных учеников: день за днем он рисовал, пытаясь скопировать стили разных художников, в особенности Карла Брюллова. Через семь лет старания Ге были оценены по достоинству: в 1857 году Николай получил за работу «Саул у Аэндорской волшебницы» Большую золотую медаль, которая давала право отправиться за границу за счёт академии. Николай не преминул воспользоваться этим шансом и в скором времени уже колесил по Германии, Франции и Италии. Таких путешественников от академии называли тогда «пенсионерами», потому что в течение шести лет, пока художники или скульпторы совершенствовали своё ремесло, академия выплачивала им пенсион, или пособие.

«Торжество материализма и нигилизма» – именно такой характеристики среди русских критиков удостоилась картина «Тайная вечеря», над которой Ге долгое время работал во Флоренции. С картиной произошла очень странная ситуация: цензура официально запретила воспроизводить ее в копиях (из-за неубедительности образа Христа), но сам оригинал был приобретен Александром II в личную коллекцию. За «Тайную вечерю» академия присвоила Николаю Ге звание профессора, минуя звание академика.

«Моя барыня не желает жить просто»

Со своей будущей женой Анной Петровной Ге познакомился заочно. Это случилось в середине 1850-х годов, когда студент Императорской Академии художеств Ге делил квартиру в Петербурге со своим другом, студентом-скульптором Парменом Забелло. Довольно часто Пармену приходили письма от сестры Анны, жившей в родительском поместье в Черниговкой губернии. Случилось так, что Ге прочёл одно из её писем к брату. Потом второе, третье. Письма восхитили его своим возвышенным стилем и зрелостью мыслей. Вскоре Ге и сам вступил в переписку с незнакомой девушкой и обнаружил, что их вкусы и убеждения во многом сходны – например, оба считали своим любимым автором Александра Герцена. К слову, Ге познакомится с Герценом в бытностью свою во Флоренции и напишет его портрет.

Еще через несколько писем Ге обнаружил, что решительно влюблён в «божественную Анну Петровну» и даже уверил друга, что ни на ком, кроме его сестры, никогда не женится. Самое удивительное, что это была правда. В 1856 году 25-летний Николай и 24-летняя Анна повенчались в церкви черниговского села Монастырище.

Всю жизнь Анна была верной спутницей художника: 13 лет чета Ге прожила в Италии, там родились их сыновья Пётр и Николай («беленький и чёрненький», как называл их Ге), потом они вернулись в Россию и после четырех лет, проведённых в Петербурге, супруги навсегда перебрались на хутор Ивановское в Черниговской губернии. Вскоре Ге заразился идеями Льва Толстого, стал вегетарианцем, бросил курить, раздал многие из принадлежащих ему земельных наделов крестьянам, научился работать в поле и выкладывать печи, стремясь жить так, чтобы это приносило пользу ближнему. Его «опрощение» давалось супруге нелегко: они иногда ссорились, но до такой конфронтации, как у самого Толстого и его жены Софьи Андреевны, всё же не доходило. «Моя барыня не желает жить просто», – шутя жаловался в письме Толстому Ге.

Дочка Толстого Татьяна Львовна вспоминает, что за решительность и бескомпромиссность в суждениях Ге называл любимую жену «прокурором», и, работая над картинами, часто приглашал её оценить сделанное: «А ну-ка, Анечка, посмотри-ка, что здесь не так». Анна Петровна, намётанным глазом безошибочно видя огрехи, ровным голосом озвучивала свои суждения, и почти всегда Ге оказывался с нею согласен.

Жена Толстого Софья Андреевна в мемуарах «Моя жизнь» тоже оставила несколько строк об Анне Петровне. Они не блещут особым тактом: «Жена Николая Николаевича была маленького роста белокурая и некрасивая женщина с большой головой и приятной улыбкой. Она как-то покровительственно относилась к мужу, подчёркивая его легкомыслие, рассеянность, и более похоже было, что она его мать, чем жена». Еще Толстая называет Анну «совсем не грациозной натурой и мало подходящей художнику».
А вот Николай Ге относился к жене с благоговением и трепетом. Анна Петровна умерла в 1891 году, и Ге похоронил её в Ивановском, прямо в саду их усадьбы. Он переживёт жену всего на три года и будет погребён рядом с ней.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Diletant.media, Artchive.ru

Share.

Comments are closed.