Норман Ридус: «Death Stranding – игра про связь между людьми»

0
В прошлом году вышла компьютерная игра Death Stranding от японского гения Хидэо Кодзимы. Норман Ридус исполнил в игре главную роль – курьера в постапокалиптическом мире.
– Как бы вы в двух словах описали Death Stranding?
– Это игра про связи и отношения между людьми в разрушенном и опустошенном мире будущего.
– Насколько сложной для вас была работа над проектом?
– Поначалу это было ужасно. Мы работали 3 года – достаточно времени, чтобы ознакомиться с историей – но все равно остались сложные элементы. Но изначально все казалось странным. После первой сцены у меня был вопрос: «Это что?» Я был очень смущен, но по мере продвижения в историю все более-менее встало на свои места.
– Думали, что после выхода игры вы, возможно, станете символом курьеров, чей труд очень часто невидим для общества?
– В то время, как вы проходите игру, другие игроки делают те же вещи. Вы оказываетесь в непроходимых местах, но другие геймеры оставляют мостики или инструменты, которые вам помогут. Я не думаю, что эти люди невидимы, они пытаются достичь одних и тех же целей, и мы все помогаем друг другу. Так что я не считаю эту игру продвижением службы логистики, она скорее про стремление людей к общению и взаимодействию. Ты доставляешь посылки, ты общаешься, ты двигаешься дальше. Ты плетешь свою паутину в то время, как другие пытаются ее разорвать. И если им это удается, тебе придется создавать все заново.
– Что вам понравилось больше всего в работе над игрой?
– Мне понравился весь творческий процесс. Сотрудничать с Хидэо Кодзимой, иметь возможность проводить с ним время, узнавать, что у него в голове, наблюдать, как рождаются идеи – это было невероятно.
– Как вы изначально попали на проект?
– Мне позвонил Гильермо дель Торо и сказал: «Один человек пригласит тебя поработать над компьютерной игрой, отвечай «да». Я переспросил: «Почему?» Он ответил: «Поверь мне. Просто отвечай «да». А вскоре мы встретились с Хидэо в Сан-Диего, он показал мне, над чем работал, и я ответил «да».
– Работа над игрой сильно отличается от съемок в сериале или кино?
– Да, потому что ты работаешь с зеленым экраном и должен воображать вещи, и это сложно, ты должен просто доверять указаниям режиссера. На телевидении у тебя есть декорации и партнеры.
– В чем главный посыл, заложенный в игре?
– Я думаю, что мы живем во времена, когда политики разделяют страны и людей. И это здорово, что кто-то создает игры, цель которых – объединить человечество снова. До этого я играл в игрушки, в которых ты попадаешь на 1-й уровень, убив кого-то, на 2-й уровень – если все взорвешь, и на 3-й – разрушив все, что осталось. Death Stranding – единственная известная мне игра, которая не призывает к разрушению. Это эмоциональное путешествие, твой герой не выглядит роботом, у него есть чувства. Вообще-то герой – это я со всеми моими повадками, манерами. Он так же чешет голову, убирает волосы со лба. Хидэо говорил: «Сделай это движение еще раз и повернись к камере». Даже самые мелкие движения были зафиксированы, поэтому игроки чувствуют, что играют не с цифровой копией, а с реальным человеком.
– Как думаете, Death Stranding можно назвать новым шагом в компьютерных играх?
– Я уверен, что Хидэо Кодзима – революционер. Однажды я спросил, лишатся ли актеры в будущем работы, а он ответил, что это невозможно, потому что на компьютере нельзя создать душу. Актеры всегда будут нужны, чтобы заселять ими фантастические миры. Я сказал: «Фух, мне стало легче».
Кристина Уррутиа http://metronews.ru
Share.

Comments are closed.