Топ-100

«Отец турок»

0

Со дня рождения Мустафы Кемаля Ататюрка исполняется 140 лет

Полководец, политик, реформатор, Мустафа Ататюрк сумел доказать своему народу и всему миру, что история страны не заканчивается с распадом империи.

«Совершенный»

Говорят, что Ататюрк придумал себе и дату рождения, и имя. По одним источникам, день рождения Мустафы Кемаля – 12 марта 1881 года, повсеместно указываемую дату 19 мая – день начала борьбы за независимость Турции – он позднее выбрал сам.

Мустафа родился в городе Салоники в Греции, которая в то время находилась под контролем Османской империи. Поначалу отец Мустафы Али-Риза служил на таможне, но из-за плохого здоровья уволился и занялся продажей древесины. Эта сфера деятельности еле обеспечивала семью – жили очень скромно. Плохое здоровье отца сказалось на детях – из шести выжили только Мустафа и младшая сестра Макбуле. Нрав у мальчика был крутой: он никого не слушал и всегда поступал так, как считал нужным. Важную роль в его жизни сыграло образование.

В то время Османская империя, прозванная «больным человеком Европы», все безнадежнее отставала от передовых держав, регулярно проигрывая войны и уступая куски своей территории то Англии, то Франции, а Греция, Молдавия и Сербия стали независимыми. Попытки отдельных султанов обновить государство кончались крахом из-за сопротивления знати и исламского духовенства. К концу века младотурки, молодые чиновники и офицеры, решили провести реформы любой ценой, ограничив власть султана и «разобравшись» заодно с нацменьшинствами – армянами, греками, арабами, которые все громче заявляли о своих правах.

Сочувствующий младотуркам Али-Риза хотел отдать сына в светскую школу, но Зюбейде настояла на своем – мальчик должен вырасти благочестивым мусульманином. Однако несколько лет зубрежки Корана в мусульманской начальной школе отбили у Мустафы всякий интерес к религии. Он жадно читал книги об истории и великих людях – особенно о Наполеоне, на которого мечтал быть похожим.

В 12 лет, когда отца уже не было на свете. Мустафа убедил мать отдать его в военную школу в Салониках, где скоро стал первым в классе. Учитель математики, восхищенный успехами юноши, дал ему второе имя Кемаль – «совершенный». Потом было военное училище в Македонии, где 17-летний Мустафа впервые влюбился. Елена Каринти была из семьи богатого греческого купца, который запретил дочери видеться с голодранцем и вскоре выгодно выдал ее замуж.

Военная карьера

Не выдавая никому своей обиды, юноша еще старательнее взялся за учебу. После окончания академии османского Генштаба в Стамбуле его ждала блестящая карьера, но помешал арест по обвинению в принадлежности к запрещенной организации младотурок. Мустафу отправили в отдаленный сирийский гарнизон, но он вновь отличился по службе и был переведен обратно в Македонию. Там он в 1908 году принял участие в младотурецкой революции против султана Абдул-Хамида и был награжден высокой должностью в Генштабе.

Служба предполагала командировки в европейские страны, побывав в которых Мустафа еще сильнее захотел сделать свою родину такой же передовой и процветающей. Но реформы буксовали, и вскоре итальянцы отобрали у империи Ливию. Армия, которой командовал Ататюрк, одерживала победы над врагом, но их сводили на нет трусость и бездарность других командиров. Это повторилось в Балканских войнах с болгарами и сербами, а потом в Первой мировой, где османский режим встал на сторону Германии.

В 1915 году англо-французский десант высадился в проливе Дарданеллы, угрожая столице. Мустафа Кемаль во главе дивизии сумел задержать продвижение противника, а потом и отбросить его. Он не знал жалости ни к врагам, ни к своим. «Я приказываю вам не победить, а умереть, – обращался он к солдатам. – Пока вы сражаетесь, к нам подоспеет помощь». Он делил с подчиненными кров и еду, а часть своего жалованья отправлял семьям погибших. Став полковником, а затем генералом, он заслужил почетный титул «паша» и уважение всей армии. Тем временем младотурки отыгрывались за военные неудачи на нацменьшинствах, устроив массовую резню армян.

За это время войска Османской империи были окончательно разбиты: англичане были на подступах к Стамбулу и наступали на Сирию. Встав во главе сирийской армии, Кемаль-паша смог остановить их, но после капитуляции осенью 1918 был отозван в Стамбул. Англия, Франция, Италия и Греция решили поделить Османскую империю между собой, отдав часть ее независимым Армении и Курдистану. Кемаль-паша всеми силами сопротивлялся этому, и новый султан Мехмед Вахидеддин, послушный англичанам, отдал приказ о его аресте. Кемаль бежал на восток, где в ноябре 1919 объявил себя командующим новой армией. На его сторону встали генералы, герои войны Исмет-паша и многие другие. Появилась рядом с ним и женщина – его дальняя родственница Фикрие-ханым, на которую он заглядывался еще в Салониках. Фикрие бросила богатого мужа ради Мустафы, а тот мечтал жениться на западной женщине и быть с женой на равных. Фикрия, хотя и не носила чадры, была женщиной до мозга костей восточной – из тех, кто всегда идет позади мужа. Вдобавок Кемалю, как паше, полагалось первый раз жениться на девственнице. А смуглая и стройная Фикрие уже побывала замужем. Как бы то ни было, пока она его вполне устраивала и колесила вместе с Кемалем по фронтам.

«Вот так мы будем обращаться с нашими женщинами»

Воевать пришлось с четырьмя противниками: греками на западе, армянами на востоке, занявшими Стамбул интервентами (английскими, французскими, итальянскими и американскими войсками) и султанским правительством. Оно в 1920 подписало с европейцами Севрский договор, официально оформивший раздел арабских и европейских владений Османской империи, а зона черноморских проливов попадала под контроль европейских держав. Великое национальное собрание Турции, учрежденное в Анкаре в противовес Стамбулу, и Кемаль объявили Севрский договор незаконным. В ответ на просьбу о помощи Москва заключила с Анкарой договор о дружбе и отправила армии Кемаля оружие (винтовки, пулеметы, патроны, орудия и снаряды) и деньги. Кемаль использовал полученное оружие против греческих войск, которые высадились на эгейском побережье и быстро продвигались на восток.

Весной 1921 греков разбили при Инёню, а осенью – на реке Сакарья; после этой битвы Кемаль получил маршальский чин и почетное звание «гази» (борца за веру). Война закончилась сожжением Смирны в 1922 году и резней греческого населения, которое, несмотря на османское правление, вплоть до начала ХХ века составляло большинство города и являлось христианским, – турки-мусульмане Кемаля не щадили никого.
Когда в Смирне находился Ататюрк, в его штаб пришла молодая женщина и попросила о встрече с ним. Он отказался, а затем решил на нее посмотреть. Взглянув, отпустил ординарца и предложил ей присесть.

Звали ее Латифа, и была она дочерью Ушаки-заде Муаммера, богатого смирниота, интересовавшегося грузоперевозками и международной коммерцией. И хотя Латифа была турчанкой с оливковой кожей и большими черными глазами, она изучала в Европе право и говорила по-французски, как француженка. Ее родители проводили лето в Биаррице, а она вернулась в Турцию помочь Кемалю. Она, как и многие турецкие женщины, носила в медальоне его портрет. Кемаль, вообразивший, что она в него влюблена, был очарован этой деталью. Девушка предложила талантливому военному и всему его штабу перебраться к ней в загородный дом, а также организовала прием в его честь. Как потом описывали эту встречу очевидцы, Кемаль, привыкший к тому, что женщины сами прыгают к нему в кровать, очень удивился, когда Латифа постелила ему отдельно. Говорили, что она стремилась стать не очередной любовницей полководца, а его женой. В гостях у Латифы будущий турецкий лидер провел около месяца.

В октябре 1923 года была провозглашена республика, высшим органом государственной власти – меджлис (парламент), а Мустафа Кемаль избран президентом. В 1924 году, после упразднения султаната и халифата, Османская империя прекратила свое существование.

Уже возглавив государство, Мустафа написал Латифе, они вновь встретились и через некоторое время поженились. Свадьба прошла в европейском стиле: жених и невеста, которым по исламским обычаям нельзя было видеть друг друга до конца свадьбы, вместе сидели за богато накрытым столом, где и поклялись друг другу в верности. После этого молодожены отправились в свадебное путешествие. Молодая супруга Мустафы Кемаля повсюду сопровождала мужа. «Вот так мы будем обращаться с нашими женщинами», — обычно говорил он, указывая на свою жену, стоящую рядом в брюках или же в платьях с глубоким декольте.

В день свадьбы Мустафы Фикрие находилась в Германии, в санатории – во время войны она заболела туберкулезом. О бракосочетании Кемаля узнала из газет. Фикрие вернулась в Турцию летом 1923 года и провела с Кемалем и его юной супругой четыре дня в Чанаккале. Потом вернулась в Анкару и поселилась в гостинице. Через несколько дней решила увидеться с Кемалем в президентском дворце, но ее не пустили. Она вернулась в гостиницу и застрелилась из купленного в Германии пистолета. Выстрел был не слишком удачен – Фикрие умерла лишь некоторое время спустя, в больнице.

Чувство вины совершенно отравило Мустафе супружескую жизнь. Еще два года Кемаль и Латифа провели вместе, но 5 августа 1925 года брак распался. Латифа переселилась в Стамбул, но обязательно уезжала всякий раз, когда Кемаль посещал этот город. Замуж она больше не выходила и никогда не комментировала свои отношения с Ататюрком, умерла в 1975 году. В 2005 семья Латифы отклонила предложения о публикации её дневника и переписки с Кемалем.

«Алкоголь — всего лишь для моего удовольствия»

Добившись власти, Кемаль приступил к решению задач по модернизации экономики и социальной жизни, политического режима и формы правления. В 1924 принята конституция Турецкой республики, действовавшая до 1961 года, и новый Гражданский кодекс, во многом похожий на швейцарский. Турецкое уголовное право взяло основы у итальянского, а коммерческое – у германского. В судопроизводстве запрещено применять законы шариата. В целях развития экономики принят закон о поощрении промышленности. В результате за первые 10 лет существования Турецкой республики создана 201 акционерная компания. В 1930 году основан Центральный банк Турции, в результате чего иностранный капитал перестал играть доминирующую роль в финансовой системе страны.

Ататюрком было введено европейское исчисление времени, суббота и воскресенье объявлены выходными днями. В приказном порядке введены европейские головные уборы и одежда. Арабский алфавит переведен на латинскую основу. Провозглашено равенство мужчин и женщин, хотя на деле мужчина сохранял привилегированное положение. В 1934 году запрещены старые титулы и введены фамилии. Первым такой чести парламент удостоил Мустафу Кемаля, наделив фамилией Ататюрк – «отец турок» или «великий турок».

Гражданство было законодательно отождествлено с этничностью, и все жители страны, включая курдов, составлявших более 20 процентов населения, были объявлены турками. Все языки, кроме турецкого, были запрещены. Вся система просвещения базировалась на воспитании духа турецкого национального единства. Ататюрк последовательно строил моноэтническое государство, силой насаждая турецкую идентичность и подвергая дискриминации национальные меньшинства Турции, которые пытались сохранить свою культуру и традиции. Лозунгом турецкого национализма стала фраза Ататюрка: «Как счастлив говорящий: «Я турок!» Была начата кампания по насаждению турецкого языка в быту национальных меньшинств под лозунгом: «Гражданин, говори по-турецки!» На национальные восстания курдов (в 1925, 1927 и 1936) Ататюрк неизменно отвечал террором.

Мустафа Ататюрк еще трижды – в 1927, 1931 и 1935 – переизбирался президентом. Родных детей у него не было, зато он взял восемь приёмных дочерей и двух сыновей. Всем им Ататюрк обеспечил хорошее будущее. Одна из приёмных дочерей стала историком, другая — первой турецкой женщиной-лётчиком. Карьера дочерей Ататюрка служила широко пропагандируемым примером для эмансипации турецкой женщины.

Мустафа любил чтение, музыку, верховую езду и плавание, питал чрезвычайный интерес к танцам, борьбе и народным песням, получал большое удовольствие от игры в нарды и бильярд. Он был очень привязан к своим питомцам — коню Сакарья и псу по кличке Фокс.

Погубили Ататюрка его кутежи. Сам Ататюрк заявлял: «Про меня говорят: он алкоголик. На самом деле — да, я пил всегда. Однако, я могу это остановить, когда захочу; не спутаю. Алкоголь — всего лишь для моего удовольствия. Я ни разу не оставлял свою работу, чтобы выпить». Тем не менее, первый президент Турецкой Республики умер в 1938 году от цирроза печени.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Obrmos.ru, 24smi.org, Diletant.media

Share.

Comments are closed.