Павел Кадочников: повесть о настоящем человеке

0
Со дня рождения актера исполняется 105 лет

Павел Кадочников почти до самой старости отказывался играть отрицательные роли. И не скрывал этого, даже шутку придумал: «Однажды став героем в кино, я не имею права предать это амплуа и в жизни».

«Ай, Кадочников, ты вообще!»

Родился Павел Петрович в Петрограде 29 июля 1915 года. Ребенком его увезли на родину отца в село Бикбарда Пермской области. Там он пристрастился бегать на ярмарку. По возвращении мать спрашивала, что там видел Павлик. Мальчик показывал в лицах и очень похоже: вот мужичонка корову на продажу привел, а это – торговец лезвиями, бритвами. «Вырастет Павлуша – артистом будет!» – отметил его наблюдательность и способности один из родственников. «И мне так обидно стало, что я заплакал! – посмеивался впоследствии Кадочников, вспоминая свое босоногое детство. – Я же слышал, как о человеке, ловко что-то укравшем, говорили: во артист!»

Вернувшись в город на Неве, Павел занимался в детской художественной школе на изобразительном отделении, но не пропускал ни одной репетиции на актерском, куда его по каким-то причинам не приняли. Примелькался, даже осветителем стал. И когда заболел исполнитель роли деревенского парня, режиссер кликнул Кадочникова, попросив пропеть частушки, где была такая фраза: «Денег нет, зато хмелен!» Павел спел даже с еще сохранившимся приуральским оканьем.
Педагог из художественной школы привел Кадочникова-подростка в студию при ТЮЗе. В тот момент там уже шли занятия. «Очень способный мальчик, надо бы принять», – сказал учитель Борису Вольфовичу Зону, режиссеру и выдающемуся театральному педагогу. Тот предложил абитуриенту что-нибудь почитать, а выслушав, удивился: «Что за чепуху ты читал?!» Кадочников смутился, но признался: «Это мои стихи».

Зон отправил Павла в аудиторию, там актер и познакомился со своей будущей женой. «Сразу у нас отношения как-то не заладились, – рассказывала супруга Кадочникова Розалия Ивановна. – Подойду к нему с каким-нибудь поручением, а он отмахивается. Ну, и я на него махнула рукой: «Ай, Кадочников, ты вообще!» После подружки иронизировали: «Говорила: «Кадочников, вообще!» А сама вышла за него замуж!»

«Давай распишемся»

Прожили Павел Петрович и Розалия Ивановна вместе пятьдесят три года. Роспись была без торжеств. Да и золотую свадьбу отмечали по-семейному, на даче, не приглашали никого. В застолье, правда, участвовали рабочие, ремонтировавшие дачу. А в день бракосочетания, 16 июля 1935 года, они должны были выступать в какой-то концертной программе. Кадочников зашел за Розалией в общежитие, на пути к трамвайной остановке неожиданно предложил: «Давай распишемся». И девушка ответила согласием. «К тому времени нам уже стало ясно, что жить мы друг без друга не сможем, – признавалась Розалия Ивановна. – А проходили мы как раз мимо административного здания, что на углу Невского и Фонтанки, там был загс.

Во время войны свидетельство о браке потерялось. Пошла в загс, чтобы восстановить. «О, – говорят мне, – это же надо искать! Какой, вы сказали, год – тридцать пятый?» – «А что тут искать?! – говорю. – Свидетельство №3099 от такого-то числа». У служащей глаза на лоб полезли: вот так посетительница! Вы меня и теперь ночью разбудите, и я назову номер: 3099. Это потому, что мне любая мелочь из того дня была дорога!»

В кино Павел дебютировал в эпизодической роли Михася в картине «Несовершеннолетние». Молодой актер настолько не понравился самому себе на экране, что принял максималистское решение больше никогда не сниматься. Но так вышло, что спектакль «Снегурочка» посмотрел кинорежиссер Сергей Юткевич, предложивший Кадочникову роль солдата в картине «Человек с ружьем». Только уступая авторитету Юткевича, Павел Петрович согласился. В следующем фильме «Яков Свердлов» тот же режиссер предложил Кадочникову сразу две роли – рабочего паренька Леньку и Максима Горького. «Да вы что! Неужели мы настолько обеднели талантами?!» – возмутился худсовет. Но Юткевич снял Кадочникова в роли Горького тайно. Показал пробу начальству. «Совсем другое дело, Сергей Иосифович, – закивало начальство. – Есть же артисты, кроме вашего любимца!» Роль писателя принесла Кадочникову большую популярность.

Подкосила артиста смерть сына. «Талантливейший был человек! – вспоминала Розалия Ивановна. – Это не потому, что он мой сын. Петенька школу окончил с золотой медалью, окончил два института – Политехнический и Театральный, не актерское – театроведческое отделение. Как актер он только-только начал раскрываться – успел сняться в четырех картинах. Петенька погиб в результате несчастного случая. Он часто на пикниках забавлялся тем, что пригибал березки и, держась за макушку, совершал полеты. В тот роковой день попробовал «полетать» на сосне. Сосна – дерево не гнущееся, а ломающееся».

Был у Кадочникова еще один сын Костя, о существовании которого актер долгое время даже не знал. По каким причинам Павел Петрович не зарегистрировал свои отношения с матерью Константина, неизвестно. Когда он родился, Кадочникову исполнилось 17 лет. Мать Кости запрещала сыну встречаться с отцом. В 14 лет мальчик, каким-то образом прознавший, кто его папа, заявил: «Я уже взрослый! И хочу с отцом не только встречаться, но и общаться!» Когда пришло время Константину Никитину – так его тогда звали – получать паспорт, Павел Петрович сказал сыну: «Я хочу, чтобы ты носил мою фамилию».

Костя Кадочников по окончании Театрального института работал в Театре имени В. Ф. Комиссаржевской. У него были незначительные роли в кинофильмах «Летят журавли», «Музыканты одного полка», «Я тебя никогда не забуду», «Серебряные струны». Умер он совсем еще молодым. А 2 мая 1988 года из-за острой сердечной недостаточности на 73-м году жизни не стало и самого Кадочникова.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Смена» (smena.ru), «Невское время» , sb.by

Share.

Comments are closed.