Почему Генрих VIII не мог иметь детей?

0
Возможно, проблема в генетической несовместимости
Генрих VIII, как известно, так и не смог произвести жизнеспособного наследника. Причины могут лежать в банальной несовместимости крови.
Екатерина Арагонская: многострадальная жена
Женам Генриха беременности давались чрезвычайно сложно. У его первой супруги, Екатерины Арагонской, случилось несколько выкидышей до рождения Марии Тюдор.
Екатерине было 23 года, когда она забеременела в первый раз. Весь английский двор единодушно признавал испанскую принцессу роскошной красавицей: она была статной девушкой с копной золотистых волос до пояса. Генрих в ранние годы их супружества был невероятно доволен молодой женой. Через несколько месяцев после свадьбы было объявлено, что королева в положении. Генрих и его сторонники надеялись на рождение маленького принца, для укрепления династии. Роды были преждевременными — на восьмом месяце младенец (девочка) появился на свет мертворожденным. Не такая уж редкость для 16 века — потеря новорожденного. Вероятно поэтому ни сам Генрих, ни Екатерина не стали отчаиваться.
Вскоре после первой трагедии супруга короля забеременела вновь и буквально в первый день нового 1511 года родила мальчика. Первенца решили также назвать Генрихом, в честь отца. В Лондоне по этому поводу устроили великое торжество, с винными фонтанами и фейерверками. Однако уже 22 февраля новорожденный принц скончался. И хотя Екатерина и Генрих были оба раздавлены горем, молодой король, которому на тот момент было всего 19 лет, не впадал в отчаяние. После этой неудачи Екатерина, предположительно, перенесла еще один выкидыш, а затем, в 1513 году, преждевременно родила второго мальчика. Но и в этот раз наследник оказался чрезвычайно слабым и умер вскоре после родов. Уже в ноябре 1514 года ситуация повторилась: роды до срока, еще один мальчик и снова не выжил.
К 1515 году отношения между супругами разладились. Помимо отсутствия наследника, этому способствовали дипломатические разногласия между Англией и Испанией, откуда королева была родом. Из-за многочисленных беременностей, а также горестей, которые пришлось вынести Екатерине, королева потеряла былую привлекательность. Тем не менее, в феврале 1516 года она родила еще одного ребенка, девочку, которую назвали Марией. Впоследствии она станет известна как Мария I Тюдор, или Кровавая Мэри. Король выразил чрезвычайную радость по случаю рождения долгожданного здорового младенца, однако также упомянул в своем обращении к послам, что надеется на скорое рождение наследников мужского пола. Впоследствии Арагонская забеременела, предположительно, дважды. Однако первого ребенка она потеряла еще в утробе, а второго — практически сразу после родов. На тот момент ей было 32 года.
Генрих VIII: в погоне за наследником
Хотя король открыто не упрекал супругу в отсутствии наследника мужского пола, эта мысль не давала ему покоя. В 1519 году у Генриха, наконец, появился сын. Генри Фицрой, рожденный от связи короля с придворной дамой Элизабет Блаунт, был официально признан королем, несмотря на статус незаконнорожденного. Многие полагали, что король назначит именно Фицроя своим преемником, в обход Марии, однако молодой человек скончался от чахотки в 1536 году.
Вторая жена Генриха, Анна Болейн, была беременна 4 раза, однако лишь один ребенок, первенец (Елизавета), выжил. Третья супруга, Джейн Сеймур, подарила королю долгожданного законного сына, но он ненадолго пережил своего отца. Все последующие жены короля, Анна Клевская, Кэтрин Говард и Екатерина Парр, не продолжили династию Тюдоров.
Антиген Келл: проблема в крови?
Трудности с деторождением были, в целом, обычным делом во времена Генриха, однако современные ученые и историки задаются вопросом, не прослеживается ли тут закономерность. Возможно ли, что Генрих страдал неким заболеванием? Согласно одной из теорий, выдвинутой специалистом по биоархеологии Катриной Уитли и антропологом Кирой Крамер, Генрих VIII мог быть носителем так называемого положительного антигена Келл. В зависимости от расовой принадлежности, процент обладателей такого гена может значительно варьироваться, для европейцев он составляет примерно 7-10 процентов. Сам по себе положительный антиген не несет угрозы здоровью, однако может входить в конфликт с отрицательным антигеном при беременности или переливании крови. Подобно конфликту с положительным и отрицательным резус-фактором, антиген Келл способен привести к осложнениям во время беременности, а также к развитию заболеваний у ребенка впоследствии.
Это предположение могло бы объяснить, почему супруги Генриха не могли выносить ребенка и почему многие из его детей умерли в младенчестве. Отрицательные антигены матери атакуют Келл-положительный плод, принимая его за инородный объект. При этом несовместимость по показателю Келл редко влияет на первую беременность, так как антитела, вырабатываемые женским организмом, проникают в плаценту не сразу, а вот при повторных беременностях уже присутствуют. Наличие здоровых наследников у Генриха могло бы объясняться тем, что у некоторых из них был также отрицательный антиген Келл, переданный от матери, в случае чего конфликта в утробе не произошло. Первенцы Генриха, за единственным исключением (с Екатериной Арагонской), были достаточно сильными и здоровыми, а вот при повторных беременностях у его жен возникали сложности.
Исследователи также отмечают, что Генрих мог страдать синдромом Маклеода, генетическим заболеванием, которое встречается исключительно у носителей положительного антигена Келл. Болезнь может негативно сказываться на работе мозга, мышц, сердца, нервной системы и крови. Как правило, симптомы развиваются у пациентов среднего возраста и, в числе прочего, могут проявляться в виде значительных изменений в поведении, различной форме деменции, припадков и тиков. Это могло бы объяснить другую особенность Генриха — его вспышки гнева и чрезвычайную подозрительность, которая доходила до паранойи в поздние годы жизни.
Известно, что Генрих в молодости был невероятно далек от своего же образа уже в преклонном возрасте. Юный, атлетический, щедрый, сдержанный и оптимистичный король со временем превратился в грузного, тираничного, вспыльчивого, нетерпеливого и жестокого правителя. Одной из причин таких перемен нрава Генриха называют травму ноги, которая терзала короля до самой смерти. Но, если предположить, что монарх и, правда, страдал от синдрома Маклеода, корни этих патологических изменений могут крыться в тяжелом генетическом заболевании, которое имело прямое отношение и к невозможности Генриха произвести многочисленных здоровых потомков.
Дарья Александрова http://diletant.media
Share.

Comments are closed.