Поль Сезанн: «отшельник из Экса»

0

При жизни его работы игнорировали и не понимали. Сейчас они украшают лучшие музеи мира и продаются на различных аукционах за баснословные суммы.

Тайная жена

Поль Сезанн родился 19 января 1839 года в Экс-ан-Провансе. Отец будущего художника, Луи-Огюст Сезанн, занимался производством и продажей фетровых шляп, а в 1848 году стал совладельцем единственного в городе банка. С матерью Поля, Элизабет Обер, он обвенчался лишь в 1844 году, когда маленькому сыну исполнилось пять лет.

Поль был воспитанным ребенком, хорошо учился. Отец не считал его увлечение рисованием серьезным и прочил ему карьеру юриста. Однако, видя, сколь неохотно Поль учился на факультете права в университете Экс-ан-Прованса, отец отпустил его в Париж учиться живописи, назначив скромное жалованье. В Париже над творениями Поля многие насмехались, но поддержку юному художнику оказал Камиль Писсарро, один из основоположников импрессионизма, а также его лучший друг детства еще со школы в Экс-ан-Провансе, знаменитый в будущем писатель Эмиль Золя.
Ненадолго вернувшись в Экс поработать в банке отца, Поль вновь уехал в Париж учиться живописи. Там он познакомился со своей будущей женой Ортанс, юной натурщицей. Она родила Сезанну сына, названного в честь отца Полем-младшим, но долгое время художник скрывал эти отношения от отца, боясь лишиться содержания. Открылось все в 1878 году, когда отец вскрыл письмо матери к Полю: она знала о внуке и часто навещала его. Отец требовал отказаться от отношений, но художник был непреклонен, даже ценой потери финансовой поддержки. Долгое время Поль пребывал в бедности, ему помогал только лучший друг Эмиль Золя, ставший тогда уже известным романистом. Примирение отца и сына Сезанна произошло на свадьбе Поля и Ортанс в 1886 году. Тогда же закончилась дружба с Золя, который опубликовал роман о художнике-неудачнике, герой которого был списан с Поля.

Церемония бракосочетания Поля Сезанна прошла в Экс-ан-Провансе. Той же осенью Луи-Огюст умер, оставив большое наследство сыну. Только теперь, в 47 лет, художник наконец-то получил возможность не зависеть от финансовых обстоятельств и полностью погрузиться в живопись.

Равнодушие публики

Картины Сезанна только изредка появлялись на выставках и в галереях. Единственный коллекционер, Виктор Шоке, периодически покупавший его работы, умер, и продажи картин стали совсем редкими. В этот период Поль начинает серьезно заниматься теорией живописи, стараясь осмыслить путь живописца к вершинам мастерства. «Художник обладает двумя вещами: глазами и интеллектом, – писал Поль Сезанн. – Нужно содействовать их обоюдному развитию, упражняя глаз путем наблюдения природы, интеллект путем логики ощущений, создающей выразительные средства. Форма создается точным соотношением тонов. Когда тона сопоставлены гармонически и без упущений, картина создается сама собой».

В конце 1880-х годов Сезанн много и плодотворно работал, писал пейзажи и натюрморты, значительно реже – портреты и небольшие жанровые картины. Он уже привык к спокойной жизни в неизвестности и не ждал подарков от судьбы. Друзья-художники, ставшие к этому времени знаменитыми, всячески пытались его поддержать, помогали хотя бы изредка пристраивать картины на выставки и в галереи, где их смогла бы увидеть и оценить публика. Им даже удалось выставить три его полотна в Брюсселе на выставке в Королевском музее современного искусства. Но зрители к работам Поля были равнодушны.

Если где и можно было постоянно увидеть работы Сезанна, то в Париже у папаши Танги. Жюльен Франсуа Танги держал в Париже лавку для художников, где известные импрессионисты и постимпрессионисты (Гоген, Сезанн, Ренуар, Моне, а также Ван Гог) могли взять краски и холст в обмен на свои картины. Со временем Танги собрал неплохую коллекцию картин, которую время от времени выставлял на продажу. Ему нравилась живопись Поля, и он искренне хотел помочь.
Тогда же творчеством Сезанна начали интересоваться молодые художники, ищущие свой путь в искусстве. Они часто захаживали в лавку Танги, с интересом рассматривали картины «отшельника из Экса». Преданным почитателем Сезанна становится Поль Гоген, заявлявший, начиная работать над очередной картиной: «Попробую писать по сезанновски или как Эмиль Бернар». Для молодежи Сезанн стал культовой личностью, причем уединенная жизнь художника добавляла ему загадочности. Поездки к Полю молодые называли между собой паломничеством в Экс.

«Он показался мне похожим на убийцу»

Постепенно Сезанн начинает выходить из забвения. В 1892 году появляются две статьи, в которых, пусть и коротко, анализируется его творчество. При распродаже коллекции работ импрессионистов Теодора Дюре, три картины Сезанна продаются за 650, 660 и 800 франков. Цена неплохая, если не учитывать, что картины других импрессионистов ушли за суммы в 10-20 раз выше.

Очередной аукцион больно задел самолюбие Сезанна. Когда после смерти папаши Танги распродавались картины из его лавки, шесть работ Сезанна купили всего лишь за 902 франка. Единственное, что успокаивало Поля, что за работы Писсарро, Гийомена, Сёра дали еще меньше.
Переломным в отношении к творчеству Сезанна стал 1895 год. Перед этим Поль прервал длительное затворничество и несколько раз приезжал в Париж, где общался с друзьями, молодыми художниками и критиками. В это время он написал несколько интересных портретов, в том числе критика Гюстава Жеффруа, с которым во время сеансов вел беседы о живописи. Критику портрет понравился, естественно, он не мог не упомянуть Сезанна и его мысли об искусстве в своих статьях.
Но главное, в этот год состоялась первая персональная выставка Поля Сезанна в галерее Амбруаза Воллара. Галерея существовала уже несколько лет, но покупателей у Воллара было немного. Работы Сезанна галерист видел раньше в лавке Танги и даже к ним приценивался. Как Писсарро смог уговорить Воллара рискнуть и выставить большую коллекцию Сезанна, история умалчивает. Обрадованный столь необычной просьбой, художник прислал около 150 картин. В галерее для всех его работ даже не хватило места. Первая персональная выставка Поля Сезанна состоялась, когда художнику уже исполнилось 56 лет. Успех выставки превзошел все ожидания.

В жизни Сезанн был обычным буржуа, провинциалом из Прованса. В поздние годы он стал ревностным католиком, который всю жизнь самозабвенно занимался лишь одним делом — живописью. Вот что вспоминает его современница Матильда Льюис, встретившая Сезанна в 1894 году в Живерни: «Месье Сезанн родом из Прованса, он очень напоминает тех южан, которых описывает Альфонс Доде. Когда я увидела его в первый раз, он показался мне похожим на убийцу, с его большими, чуть раскосыми глазами навыкате, с угрожающе заостренной седой бородой и манерой говорить очень возбужденно, так, что дрожали тарелки. Но скоро я убедилась, что его внешность очень обманчива, и Сезанн, напротив, самый мягкий человек на свете.

Сначала его манеры меня шокировали. Он ел с ножа и постоянно размахивал им, зажав в руке в течение всей трапезы. Несмотря на полное презрение к этикету, он был деликатен с нами, как никто другой. Он не хотел, чтобы горничная обслуживала его раньше, чем нас, как того требовали правила этикета, и был очень предупредителен с этой бедной девушкой. Он даже стеснялся старого берета, в котором пришел в гости».

«Я стар, болен, и я поклялся умереть за работой»

Сезанн оставил много портретов своей жены, но в последние годы жил отдельно от нее. Его биографы мало упоминали об Ортанс и сходились в одном: она никому не нравилась. Это пошло от отца-основателя «сезанноведения» Джона Ревалда, который в 1930 году предал Ортанс своеобразной анафеме. Последнее издание написанной Ревалдом биографии Сезанна вышло в 1986 году. О ней там всего один абзац: «Сезанн вернулся в Париж в начале 1869 года. Именно тогда он встретил молодую натурщицу Ортанс Фике, которой было девятнадцать лет. Она родилась в Салиньи, в Юра, и жила в Париже с матерью, пока та не умерла. Об ее отце сведений нет, кроме того, что примерно в 1886 году он был владельцем земли в департаменте Ду. Ортанс Фике была высокой, красивой брюнеткой, с большими черными глазами и бледным лицом. Сезанн был старше на одиннадцать лет, он влюбился и уговорил ее жить с ним. Так он перестал быть один, но хранил эту связь в тайне от родителей, а точнее — от отца. Перемена в сфере чувств, как видно, не повлияла на его творчество и отношения с друзьями».

Отношение Ревалда к Ортанс изложено в открытом письме другому ученому, намеревавшемуся оспорить подобную трактовку. Ревалд считал Ортанс «грубой и поверхностной особой, которая ничего для Сезанна не сделала — разве что вела его дела, при жизни и потом (за что ей причитались приличная плата и содержание)».

Нелестный вердикт обрек Ортанс Фике на забвение. Портреты словно ничего не значили. Ревалд не единственный вычеркнул ее из жизни Сезанна: влиятельный Жорж Ривьер, чья дочь Рене вышла замуж за Поля-младшего в 1913, через год после смерти Ортанс опубликовал книгу «Поль Сезанн», где о жене художника не упоминается вовсе, — однако его неприязнь столь велика, что сквозит даже в этом труде.

В 1897 году умерла мать Поля. Он был вынужден продать дом Жас де Буффан, чтобы выплатить долги, а сам перебрался в квартиру на улице Бульгон. В 1901 году он купил небольшой участок земли на окраине Экса, обустроив там свою студию. Теперь там расположен музей художника: нет ни одной его квартиры, но сохранилась «рабочая обстановка» Сезанна. В 1906 году Сезанн писал известному живописцу Эмилю Бернару: «Я стар, болен, и я поклялся умереть за работой».

Летом жара изнуряла художника, страдавшего диабетом, конъюнктивитом и гнойником на правой ноге. В течение десяти лет Сезанн нанимал один и тот же ветхий экипаж, доставлявший его от собственного дома на пленэр, но, когда в октябре 1906 года стало прохладно и самочувствие художника улучшилось, цена на экипаж резко подскочила, и разгневанный Сезанн прогнал возницу. Не в силах носить громоздкие принадлежности для работы маслом, он стал писать акварелью и создал шедевры. Но даже носить на спине этюдник было для художника почти непосильным трудом, и каждый вечер он возвращался домой совершенно измученный.

15 октября 1906 года Сезанн попал в сильную грозу недалеко от горы Сент-Виктуар, где он писал этюды. Совершенно продрогший, художник пошёл домой. Через некоторое время кучер проезжавшего мимо экипажа нашел его лежащим около дороги без сознания и отвёз домой, где домоправительница мадам Бремон сразу же послала за доктором Жильямо. Следующий день был холодным, и, вопреки предписаниям врача, своенравный художник отправился дописывать портрет своего садовника Валье среди лимонных деревьев на холме. Проведя весь день на улице, Сезанн простыл, у него начался жар. Художник всегда испытывал отвращение к чужим прикосновениям, но в тот день он попросил Валье помочь ему спуститься к дому. Заболев пневмонией, осложненной хроническим диабетом, художник лежал, кашляя в постели, в пустой мрачной комнате, находясь под присмотром своей сестры Мари.

У художника начался бред. Временами он бормотал имя своего покойного друга Эмиля Золя и постоянно звал сына. Священник исполнил последние обряды над умирающим. 22 октября 1906 года, когда Мари была в церкви, мадам Бремон обнаружила, что лежащий лицом к стене художник умер. Объявление о смерти отложили до следующего дня, чтобы Ортанс и Поль смогли присутствовать на похоронах Поля Сезанна на кладбище Сен-Пьер в Экс-ан-Прованс.

Подготовила Лина Лисицына,

по материалам Vikent.ru, Frenchtrip.ru, 24smi.org, C-cafe.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты