Топ-100

Пушкин и Ньютон на карантине

0
Во время самоизоляции был написан «Евгений Онегин» и открыт закон всемирного тяготения

Человечество пережило немало эпидемий. Но даже в Средние века люди практиковали социальное дистанцирование, чтобы не заразиться самим и избежать массового распространения болезни. А некоторые одаренные личности не только спасались с помощью самоизоляции, но и приносили пользу в это время всему человечеству.

Эксперименты под присмотром мамы

Англия, 1665 год. В стране бушует эпидемия чумы. Занятия в кембриджском Тринити-колледже Кембриджского университета отменены. Преподаватели и студенты отправляются на карантин на неопределенный срок. Среди них — молодой студент по имени Исаак Ньютон. Покидая колледж, он берет с собой книги, записи и набор инструментов. В родовом поместье Вулсторп в графстве Линкольншир его ждет мать.

Там в продолжительной самоизоляции во время чумных лет он совершит свои главные открытия: например, закон всемирного тяготения был создан Ньютоном именно в самоизоляции! Кроме того, Ньютону удалось поставить несколько важных экспериментов и сделать значимые теоретические обобщения. Биографы назовут этот период в жизнь Ньютона годами чудес.

В вынужденном уединении он стал больше думать о силе тяготения, «действие коей простирается вплоть до орбиты Луны». Ньютон постепенно приоткрывал тайны света и гравитации. Ученый писал: «В те дни я был в расцвете изобретательского возраста и уделял математике и философии больше умственного внимания, нежели когда-либо после».

А как же знаменитая история с яблоком? Есть несколько свидетельств о том, что факт падения яблока все-таки повлиял на мыслительные процессы самоизолированного Ньютона. Биограф и друг Ньютона Уильям Стакли рассказывал: «После обеда установилась теплая погода, мы вышли в сад и пили чай в тени яблонь. Он [Ньютон] сказал мне, что мысль о гравитации пришла ему в голову, когда он точно так же сидел под деревом. Он находился в созерцательном настроении, когда неожиданно с ветки упало яблоко. «Почему яблоки всегда падают перпендикулярно земле?» — подумал он». Весной 1667 года, вскоре после возобновления работы Кембриджского университета, Ньютон благополучно вернулся в Тринити-колледж.

Подобный пир разума во время чумы состоялся не только в Англии. В болдинскую осень, в 1830 году, когда обе столицы России были закрыты на карантины, Александр Пушкин написал почти половину своего собрания сочинений, в частности, все сказки, 30 малых стихотворений, «Повести Белкина» и большую часть «Евгения Онегина». А ещё развлекал себя в вынужденной изоляции письмами к друзьям и к молодой невесте, ведь из-за карантина свадьбу с Натальей Гончаровой пришлось отложить на полгода.
Из письма Александра Пушкина, написанного 9 сентября 1830 года критику и поэту, ректору Императорского Санкт-Петербургского университета Петру Плетневу: «Ты не можешь вообразить, как весело удрать от невесты, да и засесть стихи писать. Жена не то, что невеста. Куда! Жена свой брат. При ней пиши сколько хошь. А невеста пуще цензора Щеглова, язык и руки связывает».

Чехов: «Холеру я презираю»

Таких карантинов было немало. Но литераторы в большинстве случаев относились к ним неоправданно равнодушно. Тютчев, например, сетовал из карантинного Мюнхена, что его лишили развлечений, а Гончаров наслаждался купанием во французском графстве Булонь, где жители болели холерой. Неудобства, связанные с карантином, испытывал только Антон Павлович Чехов. Осенью 1890 года его назначили холерным врачом от уездного земства. В письмах он жаловался на отсутствие заработка и времени на литературное творчество.

Из письма Ивана Гончарова к Ивану Тургеневу, написанного 29 сентября 1866 года в Париже: «…я никак понять не мог, отчего на меня с таким ужасом смотрят прохожие, когда я возвращаюсь с рынка с ежедневной своей порцией винограду и двух больших груш, несомых мною в руках открыто. Я думал, что им странно, что барин сам ходит с фруктами по улицам. Узнавши о холере, я стал завертывать груши в бумагу, совестно стало. Погода была такая, что по утрам три-четыре человека только приходило купаться — конечно, англичане и я. А в одно утро — один я, ей-богу».

Из письма Антона Чехова к близкой подруге, актрисе и певице Лике Мизиновой:
«Уехать я никуда не могу, так как уже назначен холерным врачом от уездного земства (без жалованья). Работы у меня больше чем по горло. Разъезжаю по деревням и фабрикам и проповедую там холеру. Завтра санитарный съезд в Серпухове. Холеру я презираю, но почему-то обязан бояться ее вместе с другими. Конечно, о литературе и подумать некогда. Утомлен и раздражен я адски. Денег нет, и зарабатывать их нет ни времени, ни настроения. Собаки неистово воют».

Из письма Федора Тютчева родителям: «Болезнь, досаждающая нам вот уже три месяца, правда, в значительной мере утратила силу, но по какой-то непонятной причуде последними ее избранниками оказались большей частью люди из общества. Конечно, в большинстве это были пожилые или немощные люди, все же смертные случаи, столь частые и столь внезапные, не могли не вызывать тягостного ощущения, и траур охватил все общество. К этому присоединился и придворный траур, так что мы по уши в черном. Вот в какой мрачной обстановке вступили мы в католический новый год и завершаем наш. Поистине сейчас, как никогда, уместно выразить добрые пожелания на наступающий год, и я от всего сердца шлю вам свои».

«Я – изобрёл тако с арахисовым маслом и желе»

Известно, что во время чумы в 1606 году Уильям Шекспир сочинил пьесу-трагедию «Король Лир». Во времена Шекспира эпидемия была частым явлением. Она разрушала привычную жизнь, сеяла смерть и страх. Однозначно можно сказать, что эпидемия чумы значительно повлияла на карьеру Шекспира.
Литератору везло с самого раннего детства – он пережил вспышку болезни, которая опустошила его родной городок Стратфорд-на-Эйвоне через несколько месяцев после рождения будущего гения летом 1564 года. Тогда умерла четверть населения города.

Чума догнала Шекспира, когда он стал профессиональным актером, а позже драматургом и совладельцем труппы лондонского театра. Во времена вспышек заболевания, которые часто случались весной или летом, в разгар театрального сезона, власть запрещала массовые собрания. Между 1603 и 1613 годами, когда Шекспир был на вершине своего писательского таланта, «Глобус» и другие лондонские театры были закрыты в общей сложности 78 месяцев. «Короля Лира» показали на сцене после Рождества в 1606 году, а уже летом в Лондоне была очередная вспышка чумы, театры вновь временно закрыли, и в пьесе есть немало образов смерти, хаоса и отчаяния. Интересно, что во время предыдущей вспышки чумы в июне 1592 года, когда театры закрыли почти на 6 месяцев, Шекспир начал писать поэзию, вероятно, чтобы обеспечить себе более надежный источник дохода. Если бы театры так и остались закрытыми, возможно, мир бы не увидел ни «Короля Лира», ни «Гамлета», «Ромео и Джульетты» и других выдающихся произведений драматурга.

А наших современников эпохи коронавируса все вышеупомянутые исторические факты удивили, ведь во время карантина они собирались заниматься не сочинением пьес и открытием законов физики, которые изменили мир, а более приземлёнными вещами. Например, некий Боб Вулфов пишет в соцсетях: «Невероятные достижения во время карантина: Шекспир – написал «Король Лир», Ньютон – заложил основы своих законов. Я – изобрёл тако с арахисовым маслом и желе».

По материалам scientificrussia.ru, «Медиаликс»

Share.

Comments are closed.