Смерть Моцарта: было ли отравление?

0

5 декабря 1791 г. скончался величайший композитор всех времен Вольфганг Моцарт. Но гордость Австрии, императорский и королевский капельмейстер даже не удостоился отдельной могилы. А его смерть покрыта тайной.

Ни могилы, ни креста

Сегодня на кладбище св. Марка в Вене невозможно точно определить то место, где композитора опустили в яму с двумя десятками несчастных – бродяг, бесприютных нищих, без роду и племени. Официальное объяснение похоронам в общей могиле – отсутствие денег в связи с крайней бедностью музыканта. Погребение по третьему разряду стоимостью в 8 гульденов организовал и оплатил барон ван Свитен, венский меценат, которому Моцарт по дружбе бесплатно отдал немало своих произведений. И именно ван Свитен уговорил жену композитора не принимать участия в похоронах.

Хоронили Моцарта с непонятной торопливостью и официального объявления о смерти (оно было сделано только после похорон). После отпевания лишь несколько человек – в том числе барон ван Свитен, композитор Антонио Сальери и ученик Моцарта Франц Зюсмайр – пошли проводить покойного в последний путь. Но никто из них до кладбища не дошел. Как объясняли ван Свитен и Сальери, помешал сильный дождь, перешедший в снег. Однако их объяснение опровергается свидетельствами людей, хорошо помнивших этот день. Температура в тот день была плюсовая, осадков и ветра не было, лишь легкий туман.

Между тем еще летом, во время работы над оперой «Волшебная флейта», Моцарт чувствовал недомогание и все более укреплялся в подозрении, что кто-то посягает на его жизнь. Официально великий композитор скончался от «острой просовидной лихорадки», а первое осторожное упоминание об отравлении появилось в берлинском «Музыкальном еженедельнике» 12 декабря 1791 г.: «Так как после смерти тело Моцарта распухло, то утверждают даже, что он был отравлен».

В поисках диагноза

Анализ различных свидетельств и исследования десятков специалистов позволяют составить примерную картину имевшихся у Моцарта симптомов болезни. С лета по осень 1791 г. композитор жаловался на слабость, потерю веса, головные боли, головокружения. Он падал в обмороки, у него отекали руки, его часто рвало. Позже появились металлический привкус во рту, озноб, рези в животе, лихорадка, общий отек и сыпь. Умирал Моцарт при мучительной головной боли, но его сознание оставалось ясным вплоть до самой кончины.

Количество диагнозов по делу Моцарта внушительно, но, по мнению ученых, ни один из них не выдерживает серьезной критики. Под «острой просовидной лихорадкой», обозначенной в качестве официального диагноза, медицина XVII в. понимала инфекционное заболевание, протекающее остро, сопровождающееся сыпью, жаром и ознобом. Но недуг Моцарта протекал медленно, изнуряюще, а опухание тела вообще не вписывается в клинику такой лихорадки. Диагноз «сердечная недостаточность» также несостоятелен хотя бы потому, что незадолго до смерти Моцарт дирижировал продолжительной кантатой, что требует большой физической нагрузки, а несколько ранее – оперой «Волшебная флейта». И главное: нет ни одного свидетельства о наличии основного признака этого заболевания – одышки. Опухали бы ноги, а не руки и тело.

Предположение о почечной недостаточности наиболее близко к истинной картине заболевания. Однако почечная недостаточность исключается, так как почечные больные на последней стадии болезни теряют работоспособность и последние дни проводят без сознания. Невозможно, чтобы такой больной за три последних месяца жизни написал две оперы, две кантаты, концерт для кларнета и свободно передвигался из города в город!

В свою очередь, профессор-терапевт Ефрем Лихтенштейн отметил, что музыкальный гений мог мучиться от ревматизма с поражением сердца, мозга, почек, суставов, который развился в результате перенесенных в детстве многочисленных ангин и лихорадок. Доктор Лихтенштейн считает, что последующий изнурительный труд и психологические проблемы могли привести к нарушению кровообращения с развитием обширных отеков.

Это была ртуть?

По мнению же токсикологов, смерть Моцарта произошла вследствие хронического отравления двухлористой ртутью – сулемой. Все симптомы, наблюдавшиеся у композитора в начале заболевания, очень похожи на острое ртутное отравление (головная боль, металлический привкус во рту, рвота, потеря веса, неврозы, депрессия и др.). В пользу медленного отравления сулемой говорит и то, что музыкант сохранял ясное сознание и был трудоспособен, что характерно для такого отравления.

Однако и в этом вопросе не все очевидно. В случае отравления ртутью сразу отказывают почки, а у Моцарта этого не было. Если же предположить, что в данном случае имело место хроническое отравление, то должны были бы наблюдаться симптомы так называемого ртутного эретизма, а также характерный тремор (дрожание рук), сказывающийся в резком изменении почерка. Между тем, сохранившиеся после смерти композитора партитуры его последних произведений — «Волшебной флейты» и «Реквиема» — не несли в себе, по свидетельству доктора Кернера, признаков ртутного тремора.

Тем не менее, теоретически отравить композитора ртутью все же могли. О том, кто и как это мог сделать, тоже есть предположения. Яд мог поступать через Готфрида ван Свитена, отец которого был лейб-медиком. Кроме того, Моцарт часто бывал в доме фон Свитенов. Снабжать убийц ядом имел возможность и владелец ртутных приисков, граф Вальсегцу-Штуппах – таинственный заказчик «Реквиема», человек, склонный к мистификациям и интригам.

Сальери и Зюсмайер

Так что версия с отравлением все еще сильна. Существует два основных подозреваемых. Почти все исследователи сходятся во мнении, что, если и Моцарта убили, то вряд ли это было под силу одному человеку. Самый известный подозреваемый в этом деле – Антонио Сальери, о котором остались самые противоречивые свидетельства. Например, такие, что чужие творческие удачи вызывали у него глубокое раздражение и стремление противодействия. Достаточно упомянуть письмо Бетховена, в котором он жаловался издателю на происки врагов, «из которых первым является господин Сальери». Биографы Шуберта описывают, как Сальери всеми силами старался помешать королю песен получить всего-навсего место скромного учителя музыки в далеком Лайбахе.

Между тем, ряд исследователей говорит о том, что у Сальери не было никаких причин завидовать Моцарту, поскольку последний был в гораздо менее выгодном материальном и общественном положении. Сальери же был знаменит, уважаем (в том числе императором), ему поклонялась вся образованная Вена. Кстати, после кончины Моцарта его вдова Констанца отдала своего сына в обучение именно к Сальери. Трудно представить, что она бы доверила сына отравителю!

Второй вероятный отравитель – Франц Зюсмайр, ученик Моцарта и любовник его жены Констанцы, после смерти учителя перешедший в обучение к Сальери, отличался большими амбициями и тяжело переживал насмешки Моцарта. Учитывая близость Зюсмайра к Сальери и его карьерные устремления в сочетании с завышенной оценкой собственных талантов, а также его роман с Констанцей, многие полагают, что он мог быть причастен к отравлению скорее как исполнитель, поскольку жил в семье композитора.

Подготовила Анна Попенко,
по материалам «Зеркало недели» , Istorya.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты