Василий Копейкин: «Меня часто берут на роли гопников»

0

Мелодрама «Серебряные коньки» о любви сына фонарщика и дочери министра получила признание и зрителей, и кинокритиков. Одним из ярких героев фильма стал обаятельный хулиган Муха, член банды карманников, ускользающих от правосудия на коньках.

Кинодебют Василия Копейкина состоялся в картине «Вечный холод», где он сыграл хоккеиста. Тогда парень учился на третьем курсе ГИТИСа. Однако фильм по ряду причин не вышел. Сам актер к этому относится философски: мол, пусть те съёмки останутся как репетиция работы в кино, введение в курс дела. Но ничего не происходит зря. Ледовая подготовка и тот киноопыт помогли ему воплотить образ бесстрашного Мухи в «Серебряных коньках».

— В детстве, как и многие другие мальчишки, я катался на коньках, мы играли в хоккей с друзьями, — рассказывает Василий. — Так что база была. Плюс тренировки для «Вечного холода» не прошли даром. Но потрудиться пришлось: тренировались мы в хоккейных коньках, где стопа зафиксирована и нагретая кожа принимает форму ноги. Так кататься, конечно, легче. А непосредственно в кадре скользить по льду в старинной обуви с лезвиями намного труднее.

– Для режиссёра была важна ледовая подготовка актеров?
— Нет. На первый план всё-таки выходили актёрские способности, органика персонажей. Кто-то из ребят вообще не стоял на коньках до этого. Все тренировались, подтянулись к съёмкам. В самых сложных сценах нас заменяли каскадёры.

– Режиссёр картины Михаил Локшин раньше снимал рекламу, «Серебряные коньки» — его первый опыт полнометражного фильма и сразу такой удачный. Как вам работалось?
— Михаил — дебютант в художественном кино, и он собрал практически всю команду таких же дебютантов. Это помогло выстроить съёмочную систему нужным образом. Конечно, если бы в фильме снимались именитые актёры, взаимодействие с режиссёром было бы другим: к титулованным артистам ведь нужен особый подход! А Миша вёл себя очень достойно, принимал наши идеи к сведению. Он слышал нас и воспринимал как самостоятельных творческих единиц. Нам хорошо работалось!

– Как ты дорабатывал образ своего персонажа?
— Многие сцены с нашей бандой вырезали, иначе хронометраж был бы слишком велик. Но вот в вырезанном отрезке у Мухи заметен шрам на спине — его сделали по моему настоянию. Я выстроил бэкграунд моего героя так: он жил в интернате, где его били, поэтому он вырос недоверчивым к людям. Он предан другу детства Алексу (главарю банды карманников), очень его любит и поэтому к Матвею относится с недоверием. К тому же, он по-детски ревнует Алекса к новенькому. Его часто обижали в детстве, поэтому сейчас он сам всех обижает. Муха не знает слов благодарности, и после погони его «спасибо», произнесенное в адрес Матвея, — первое в жизни. Это честный по отношению к себе и другим человек, пусть он вор и хулиган.

– Как снимались экшн-сцены на горящем корабле? Было ли страшно?
— Наоборот, меня это заводило! Горящие газовые трубы придавали ощущение подлинности происходящему, искренность момента. В сценарии было прописано, что всех членов банды, в том числе и Муху, просто ловят, когда они спрыгивают с корабля. А я подумал: не может быть, чтобы мой герой так просто сдался, он должен стоять насмерть! Меня услышали и дописали в сценарии, как Муха, выпрыгивая, борется в огне с полицейскими.

– Что-то взял на память из съёмочного реквизита?
— Гримёры мне подарили золотой зуб Мухи! Еще нам отдали коньки — но не старинные, а тренировочные, хоккейные.

– В родной Иркутск часто приезжаешь?
— Примерно раз в два года. Очень тёплые воспоминания остались от учёбы в Иркутском театральном училище, люблю иркутских педагогов, своих однокурсников. Мне есть с чем сравнить: уже после учебы в ГИТИСе я понял, что в нашем училище как раз делают всё для студента.

– Как ты вообще решил стать артистом? Семья у вас творческая?
— Нет. Отец работает на Иркутском алюминиевом заводе, мама — косметолог. Но папа — человек обаятельный, харизматичный, принимает участие в творческих представлениях на заводе, играет в КВН. У меня с детства была предрасположенность к сцене, я посещал различные кружки, а после школы решил поступать в театральное училище.

– Где ты больше себя видишь, в театре или кино?
— Конечно, хочется поработать в театре. И именно в Театре Наций, где художественным руководителем является Евгений Миронов. Для меня это идеальный театр! Там нет труппы, только приглашённые для конкретных проектов артисты.

– Насколько образ Мухи близок тебе самому? Ты в жизни такой же хулиган?
— Нет! Я скромный парень. Могу хулиганить только в своей компании хорошо знакомых людей. Но часто меня приглашают именно на роли гопников: видимо, внешне я кажусь таким персонажем. А после живого общения открывается, что я совсем не такой.

– Этот твой типаж мешает в работе? Может, мечтаешь о роли Ромео или Чацкого?
— А я ещё сыграю эти роли! Я против шаблонов, особенно внешних. Всё может быть. Сейчас я играю спортсмена в сериале «Регби». Также недавно сняли пилотные серии нового сериала Петра Буслова и Семена Слепакова «Неприличные деньги». Посмотрим, что из этого выйдет, даст бог, проект дойдёт до зрителя. Там я, кстати, опять играю бандита (смеется). Хочется, конечно, поработать над разноплановыми персонажами, главными ролями, чтобы покопаться в характере героя, выстроить цельный образ.

Элина Германова, “Твой Иркутск”

Share.

Comments are closed.