Мария-Антуанетта: шаг с трона на эшафот

0
Со дня рождения королевы Франции исполняется 265 лет

У этой яркой женщины было все: красота, богатство, власть. Вот только любовь народа, которым правила, она заслужить не сумела.

«Она хорошо усваивает лишь то, что развлекает ее»

Будущая королева появилась на свет 2 ноября 1755 года. Рождение младшей дочери австрийского императора Франца I омрачилось дурным знамением. Когда короля и королеву Португалии пригласили стать ее крестными, в Лиссабоне случилось землетрясение с массой жертв. Вдобавок в родах едва не умерла мать малышки, императрица Мария-Терезия. К счастью, тогда все обошлось, и про знамения на время забыли. Новорожденную назвали Мария-Антуанетта – в честь святой Девы Марии и святого Антония Падуанского.

Программу обучения для дочери составила сама Мария-Терезия. История, живопись, правописание, теория управления государством, музыка, иностранные языки, математика – все это давалось девочке с трудом. Зато танцы, рукоделие и искусство ведения светской беседы доставляли удовольствие. Наставник принцессы аббат Вермон был полон оптимизма: «У нее больше интеллекта, чем можно было предполагать, но, к сожалению, из-за разбросанности в свои двенадцать лет она не привыкла его концентрировать. Шесть недель я преподавал ей основы изящной словесности, она хорошо воспринимает предмет, но мне пока не удалось заставить её глубже заинтересоваться преподанным материалом, хотя я и чувствую, что способности к этому у неё имеются. Хорошо усваивает лишь то, что одновременно и развлекает ее».

У родителей была цель: обвенчать своих детей с представителями династии Бурбонов, правившими в Европе. Посредством этих браков Габсбурги планировали предотвратить конфликты Австрии с другими государствами. Заключение брака между австрийской эрцгерцогиней Марией-Антуанеттой и дофином Франции должно было стать последним и самым грандиозным брачным союзом. Мария-Терезия настойчиво добивалась от французского короля официального предложения. Оно было получено в 1769 году. После подписания брачного договора обнаружились значительные пробелы в общих знаниях Марии-Антуанетты и недостаточное владение ею французским языком. Императрицей были приглашены воспитатели, преподаватели танцев и иностранных языков, которые в кратчайшие сроки должны были подготовить юную эрцгерцогиню к исполнению обязанностей в качестве будущей королевы Франции. С этого момента и до самого отъезда Мария-Антуанетта спала в покоях своей матери.

Бракосочетание

В 14 лет девушка покинула любимую Вену и в сопровождении эскорта отправилась в неизвестность. Впереди были Париж, слава и суженый, которого она никогда не видела. На границе на безлюдном рейнском острове их уже ждал ритуальный шатер. Девушка вошла в него на австрийской земле. По правилам, невесте не разрешалось ничего брать с собой на новую родину – пришлось отдать даже любимую собачку. Внутри шатра прислуга сняла с Марии-Антуанетты всю одежду, после чего принцесса сделала символический шаг вперед. Обряд означал: всё, что она имела ранее, остается в прошлой жизни. На французской половине ее облачили в дорогое платье из Парижа. Отныне будущая королева Франции должна быть француженкой во всем.

Увидев суженого, Мария-Антуанетта испытала разочарование. Прыщавый толстый подросток, к тому же говоривший на языке, который она плохо понимала. Сам дофин также не пришел в восторг от предстоящего бракосочетания. Его родители были настроены против австриячки, как потом будут в Версале за глаза называть Марию-Антуанетту. Не все французы простили Австрии недавнее участие в Семилетней войне на стороне держав-победительниц. Мария-Терезия обращалась в письме к Людовику: «Моя дочь полюбит вас, я в этом уверена, ибо я ее знаю; но, уверенная в ее любви к вам и в ее заботливости, я прошу вас не лишать ее нежной своей привязанности. Прощайте, дорогой дофин, будьте счастливы и сделайте счастливой ее. Я вся в слезах. Ваша матушка Мария-Терезия».

16 мая 1770 года в Версале состоялось бракосочетание. Один праздник сменялся другим. Кульминацией должны были стать народные гуляния 30 мая 1770 года на сегодняшней площади Согласия с музыкой, фейерверком, вином, хлебом и мясом за счёт казны. Народ толпился на площади и на подходах к ней. Ситуация осложнялась находящимися на площади строительными котлованами. Пиротехнические ракеты, с треском и шипением взрывавшиеся в толпе, вызвали панику. Люди, пришедшие на праздник, бросились врассыпную, сталкиваясь друг c другом и толкаясь, многие попадали в котлованы или были затоптаны толпой. В результате плохо организованного праздника погибли 139 человек и сотни были ранены. Погибших захоронили на кладбище святой Мадлены. 23 года спустя труп Марии-Антуанетты сбросят на этом же кладбище в общую могилу.

Законодательница мод

Двор оказался несильно добр к иностранке. Всему виной – мадам Дюбарри, фаворитка монарха, сместившая саму маркизу де Помпадур. Удивительно, но молодая девушка, еще не став королевой, словно не замечала ту, чьего расположения искали все вельможи. Мария-Антуанетта попросту игнорировала её! Напрасно мать убеждала ее в письмах: пока не родился наследник, положение твое шаткое, и ты не должна наживать себе врагов. Только после уговоров мужа и упреков короля Мария-Антуанетта смилостивилась сказать Дюбарри: «Не правда ли, в Версале сегодня чересчур многолюдно?» Это была первая и последняя фраза, обращенная к всесильной фаворитке.

Принцесса вела роскошную и вольготную жизнь. Увлечение Марии-Антуанетты балами многие историки объясняют сложным браком. У ее супруга Луи был фимоз (слишком узкая крайняя плоть), при котором половой акт становился затруднительным и болезненным. Она долго не понимала, почему муж спит с ней как с сестрой. А тем временем злые языки шептали о бесплодии австрийской красавицы. Мария-Антуанетта старалась забыться в бесконечных кутежах, а Луи не считал нужным что-либо предпринимать.
Когда же, поддавшись уговорам, он согласился на операцию, его жена уже не могла отказаться от дорогих развлечений, азартных игр и маскарадов. К тому же Луи не был склонен к ночным пиршествам, предпочитая ложиться и вставать рано. Но супругу он любил, а потому потакал ее капризам. Его восшествие на престол 10 мая 1774 года было встречено с энтузиазмом: все восприняли его как окончание долгой эпохи фаворитизма и ожидали перемен к лучшему. Супруга короля имела репутацию доброй, милосердной, щедрой и великодушной женщины.

Став королевой, Мария-Антуанетта освободилась от мелочной опеки тёток Людовика XVI и своих гувернанток. «Я очень всем этим взволнована и ещё более озабочена судьбой моей дочери. Судьба её будет либо блистательной, либо глубоко несчастной. Король, министры находятся в крайне трудном положении, дела государства запутаны и расстроены, а она так молода! У неё никогда не было и, пожалуй, никогда не будет серьёзных стремлений», — писала Мария-Терезия послу Австрии во Франции Мерси д’Аржанто.

Мать призывала Марию-Антуанетту вести «спокойную и непредосудительную жизнь» и «прилагать все усилия на благо государства» и надеялась на продолжение дружественных отношений между Францией и Австрией, залога европейского мира, но характер молодой, свободолюбивой женщины не давал ей смириться с золотой клеткой.

Мария-Антуанетта увлеклась ролью законодательницы мод. Король увеличил ее содержание, но средств на оплату нарядов и украшений все равно не хватало. Королева обратилась к азартным играм. В салон допускались все, кто был в состоянии вести крупную игру, в том числе люди с дурной репутацией. Тем не менее, она и не подозревала, что в её салоне ведётся нечистая игра. Ещё одной дорогой игрушкой для неё стал дворец Трианон. Мария-Антуанетта сделала его своей резиденцией, куда удалилась от душившего её версальского этикета с немногими избранными. Этим она вызвала ненависть тех придворных, которые не были допущены в её общество. Образ жизни молодой, неопытной, мало что знавшей о реалиях жизни женщины, часто нарушавшей этикет версальского двора, — давал повод к многочисленным клеветническим измышлениям.

Казнь

И катастрофа все-таки разразилась с началом революции. Неизвестно, чем руководствовалась королева – привязанностью к мужу, долгом, прежней самоуверенностью, но, имея возможность спастись бегством, она предпочла остаться с королем, хотя все приближенные покинули венценосных пленников. 5 октября разъяренная парижская чернь ворвалась в Версаль, и на следующий день королевская семья была привезена под арестом во дворец Тюильри.

Почти два года провели здесь в заточении Людовик и его семья. Вначале с ними обращались лояльно: дети жили с родителями и, наконец, королева получила возможность проводить с ними большую часть времени. 20 июня 1791 года королевская чета предприняла отчаянную попытку спастись бегством, но она закончилась неудачей, что и подтолкнуло революционеров заняться участью арестованных безотлагательно.

Королевская семья была переведена в мрачное здание в центре Парижа. Людовик ХVI все никак не мог поверить, что подданные могут лишить его трона. В январе 1793 года начался судебный процесс, который привел короля в недоумение: по приговору его лишали не трона – жизни. Перед смертью Людовик провел последние два часа с семьей. После казни Мария-Антуанетта еще какое-то время продолжала прежнее существование, но однажды ночью к ней пришли трое мужчин, чтобы увести сына. Через несколько дней королеву перевели в тюрьму Консьержери. В маленькой сырой камере ее ни на минуту не оставляли одну, даже во время утреннего и вечернего туалета, у нее отобрали все вещи, в том числе маленькие золотые часики – ее талисман. Кое-как удалось отвоевать гребешок и пудру.

Конвент и Комитет общественного спасения использовали членов королевской семьи как разменную карту, чтобы ликвидировать опасность интервенции – все-таки Мария-Антуанетта была иностранкой. Некоторое время велись переговоры, но 15 октября 1793 года начался судебный процесс. Полемист Жак Эбер обвинил Марию-Антуанетту в инцесте, но она не стала отвечать ему. Когда один из судей спросил, почему она не отвечает на предъявленные обвинения, королева сказала взволнованным голосом: «Если я не отвечаю, то лишь потому, что сама природа отказывается отвечать на подобные гнусные обвинения в адрес матери. Я призываю всех, кто может, явиться сюда». По залу прокатился ропот, и заседание суда было прервано. А вскоре с показаниями выступил сорок один свидетель. В конце концов, королеву обвинили в том, что она поддерживала связи с государствами, враждебными Франции, и предала интересы страны.

На следующий день, 16 октября в 4 часа утра был зачитан приговор к смертной казни, принятый единогласно. С помощью служанки королева надела белое платье. Охрана следила за каждым ее шагом, и, наконец, осужденная воскликнула: «Во имя господа и приличия, прошу вас, оставьте меня хотя бы на минуту!» Вошедший в камеру палач отстриг роскошные волосы Марии-Антуанетты. Ее посадили в грязную телегу и повезли по улицам Парижа. Толпа грозно и оскорбительно улюлюкала ей вслед.

Гильотина находилась неподалеку от дворца Тюильри, на площади Революции. Когда Марию-Антуанетту подвели к плахе, она неосторожно наступила на ногу палачу: «Простите меня, мсье, я не нарочно», – это были ее последние слова.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам “Музей Фелицына” , «Википедия»

Share.

Comments are closed.