Дарья Белодед: «Пальцы у меня выбиты, некоторые сломаны»

0

Дзюдоистка Дарья Белодед к 19 годам выиграла все самые крупные турниры, за исключением Олимпиады. Но мало кто знает, чем девушке приходится жертвовать ради таких результатов.

– В этом году в Японии вы стали самой молодой двукратной чемпионкой мира. В следующем там пройдет Олимпиада. У вас там тоже есть свои фанаты. Как они себя проявляют? Например, в фигурном катании болельщики выбрасывают мягкие игрушки на лед.
– Когда я выходила из спорткомплекса, ко мне подходили японцы и дарили подарки – какие-то мои фотографии или маленькие игрушки. Ну и, соответственно, берут автографы, фотографируются.

– Подготовка к Олимпийским играм в Токио-2020 чем-то будет отличаться?
– Подготовка будет абсолютно такая же, как и ко всем соревнованиям. Я так себя программирую, что Олимпиада – это такие же соревнования, как и чемпионат мира или Европы. Не хочу его никак выделять.

– Была информация, что в Японии под вас готовят новую соперницу. Расскажите немножко конкретнее?
– Японку, с которой я встречалась в финале чемпионата мира-2019, Фуну Тонаки, я обыграла уже в четвертый раз. И для японцев – это большое поражение, и они хотят найти человека, который сможет у меня выиграть – того, кто будет мне неудобный во время схватки. И ходят такие слухи, что они хотят попробовать новую девочку – из категории 52 кг. Чтобы она согнала вес до 48 кг и посмотреть, как у нее получится бороться в этом весе со мной и другими соперниками. Она повыше, чем Тонаки, и техника отличается. То есть, все работают, ищут ключики, и, конечно, нужно быть очень осторожным и также готовиться к ним.

– Вас это раззадоривает или заставляет переживать?
– Вы знаете, смешанные чувства. Потому что Тонаки тоже очень сильная духом, и у меня в связи с этим тоже бывает страх. И на этом чемпионате мира был страх, потому что я видела ее настрой. И соответственно новая соперница – это что-то новое для меня, что-то, с чем я еще не сталкивалась. И я не могу сказать, кто для меня лучше, потому что две сильные соперницы и к двоим нужно готовиться конкретно.

– Вы говорите о страхе. Но, кажется, что вы выходите такая уверенная. Чего все-таки боитесь?
– Боюсь допустить какие-то ошибки, хотя мы работаем над ними так много в зале. Но они все равно случаются, и хочется допустить поменьше, чтобы все прошло так, как запланировано.

– Напряжение перед соревнованиями и лишний адреналин вы снимаете физическими упражнениями. Какими?
– Называются учикоми – это как заход на бросок. Либо броски какие-то или спарринг – в общем, нужны любые физические упражнения, чтобы чуть-чуть дыхание успокоилось и адреналин вышел. По крайней мере, мне легче становится.

– Вы практически постоянно побеждаете, и когда случается такая осечка, как второе место на Гран-при, как потом вернуть прежнюю уверенность?
– Для меня с детства только первое место имеет значение. И когда я становлюсь второй, у меня пару дней истерика, не хочу ни с кем разговаривать.

– Бьете посуду?
– Ну, до такого еще не доходило (улыбается), но тяжело это пережить. Правда, это длится только пару дней, а потом нужно собраться и идти дальше. Иногда это даже мотивирует. Если все время выигрываешь, это тебя расслабляет, проигрыши должны быть. Конечно, не хочется, но я сама понимаю, что должны.

– После Олимпиады вы собираетесь подняться на категорию выше, потому что сейчас вам трудно держать вес. В чем приходится себя ограничивать?
– Мой обычный вес – 51 килограмм, а я выступаю в 48 кг. Я все время его держу, плюс нужно сгонять за пару дней до соревнований. Я не могу сказать, что не ем сладкое или мучное. Нет. У меня такая диета по граммам – я ем все по граммам, а не контролирую калории. Перед соревнованиями приходится ограничивать себя в воде, в жидкости. За долгое время я изучила свой организм и сама пытаюсь подобрать, что мне лучше съесть.

– На какое бы мероприятие вы ни пришли, всегда выглядите безукоризненно. В кого вы такая стильная? Кто вам помогает с образами?
– Безусловно, мама. Она с самого детства прививала мне этот стиль, учила подбирать одежду. И сейчас тоже, когда хожу по магазинам, я сразу маме сбрасываю фотографии, она мне помогает подобрать образы. И я ей за это очень благодарна. Своих дизайнеров у меня нет, но есть различные магазины, шоурумы и в Киеве, и за границей.

– У вас много пар обуви?
– Да. Больше десяти точно (улыбается). Конечно, больше кроссовок, кед. Каблуков мало, потому что особо выгуливать их некуда.

– Занято ли сейчас сердце Дарьи Белодед?
– Это уже личное.

– Ну, вы очень эффектная девушка, и к вам, наверное, часто проявляют интерес мужчины? Как отбиваетесь?
– Проявляют, но я не посещаю такие места, чтобы сильно приставали. Конечно, пишут много, но я, кроме зала и дома, в принципе нигде не бываю.

– В одном интервью слышала, что борца выдают руки.
– Ну вот, например, на пальцах у меня мозоли. Да, по рукам можно понять – за счет мозолей и выбитых пальцев, они у меня не очень ровные. Не такие, как у обычных женственных девушек – тоненькие и аккуратненькие.

– Пройдя такой пусть и не очень длинный, но непростой и насыщенный путь в спорте, вы бы советовали девочкам идти по вашим стопам в дзюдо?
– Конечно, потому что это очень интересно. Где-то на любителя, но в моей ситуации я очень благодарна, что попала в дзюдо и благодаря ему много добилась в жизни. Конечно, если у них есть к этому интерес, то пусть идут. Да, это нелегкий путь, приходится себя ограничивать и чем-то жертвовать, много трудиться, но человек должен сам выбирать, чего он хочет. Я выбрала такой путь и не жалею.

Катерина Макаревская
«Сегодня»

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.