Корабль, выдержавший удар атомной бомбы

1
Сначала бушевал огненный шторм, а потом поднялся столб из миллионов литров воды на много километров в высоту

В Тихом океане 1 июля 1946 года был сосредоточен огромный флот ВМС США. Около 100 кораблей пришвартованы у атолла Бикини — авианосцы и линкоры, крейсеры и подводные лодки, эсминцы и броненосцы. На борту нет ни одного человека, но есть тысячи коз, свиней, крыс, мышей и морских свинок.

Около 9 часов бомбардировщик сбрасывает с высоты более 8 тысяч метров на флот атомную бомбу под названием «Джильда», на которой нацарапано изображение кинозвезды Риты Хейворт. Менее чем в 150 метрах над водой бомба детонирует, разжигает огненный шторм с температурой около 100 тысяч градусов по Цельсию и создает мощную взрывную волну. Разрушительная сила швыряет военный корабль «Джиллиам» на морское дно. Другие корабли горят, их конструкции деформированы.

А единственный корабль, который пережил ядерное пекло почти без ущерба — это «Принц Ойген». Тяжелый немецкий крейсер, спущенный на воду в 1938 году, когда-то должен был способствовать победе военно-морских сил Гитлера, а после окончания Второй мировой войны служил США в качестве подопытного объекта для испытаний ядерного оружия. Эту послевоенную историю рассказывает Инго Бауернфайнд в своей книге «Принц Ойген».

Забрали американцы

В 1938 году Гитлер лично присутствовал в немецком городе Киле на крещении военного корабля, названного в честь габсбургского военачальника принца Ойгена Савойского, который нанес в 1697 году Османской империи сокрушительное поражение. В 1941 году «Принц Ойген» вместе с линкором «Бисмарк» вышли в Атлантику. С их длиной более 210 метров и орудиями калибра 20,3 см они должны были атаковать британские торговые суда.

«Ойген» называли счастливым кораблем. Незадолго до того, как в конце мая 1941 года «Бисмарк» с более чем двумя тысячами человек на борту был потоплен в бою с британским флотом, «Принц Ойген» отправился в путь один. Неоднократно крейсер противостоял авиаударам и торпедам, прорывал в 1942 году британскую блокаду Ла-Манша и позже служил в качестве учебного корабля, а в последние месяцы войны сопровождал корабли с беженцами в Балтийском море.

В конце войны «Принц Ойген» встал на якорь в датской столице Копенгагене. А с начала 1946 года над крейсером уже развевался звездно-полосатый флаг США, в то время как около 600 оставшихся немецких моряков инструктировали американских офицеров и матросов по управлению корабельной техникой.

Тем временем американцы подготовили для «Принца Ойгена» «рандеву с бомбой», так озаглавил статью американский военно-морской журнал All Hands в апреле 1946 года. В конце января 1946 года «Принц Ойген» вышел в последнее плавание. На причале в американском Бостоне ждала армия журналистов. «Крейсер еще не полностью пришвартовался, как один репортер попытался запрыгнуть на борт», — вспоминал прежний член экипажа Франц Капала.

Ученые работали без защитных костюмов

Через Панамский канал крейсер достиг Тихого океана, 1 мая 1946 года борт покинули последние немецкие матросы. Чисто американский экипаж держал курс на атолл Бикини. Там 1 июля 1946 года над испытательным флотом взорвалась «Джильда». Взрывная сила соответствовала примерно 23 килотоннам в тротиловом эквиваленте.

Ученые хотели задокументировать с помощью камер и измерительных приборов на кораблях, островах и самолетах, как атомная бомбардировка отразится на живых существах и материалах. Радиоуправляемые лодки взяли пробы воды, чтобы определить степень радиоактивного загрязнения, в то время как корабли наблюдающего флота ждали на большом расстоянии. Наконец, люди также направились к испытательному флоту после того, как уровень радиации был признан приемлемым.

Несмотря на это, людям было не по себе. «Мы с некоторым трепетом плыли в лагуну», — рассказывал будущий контр-адмирал Роберт Конард. На большинстве людей не было защитных костюмов. Они тушили пожары, собирали измерительные приборы, а также живых и мертвых подопытных животных.

«Принц Ойген» казался невредимым. Он находился вне зоны уничтожения, потому что пилот бомбардировщика промахнулся от реальной цели, корабля «Невада», на целых 600 метров. Конструкцию японской «Сакавы», которая оказалась значительно ближе к месту взрыва, буквально разнесло на части. Но ожидаемого массового уничтожения кораблей не состоялось. Поэтому многие журналисты попросту уехали. И пропустили второе испытание, которое ожидало «Принца Ойгена» и другие отремонтированные корабли.

Угроза для моря

На этот раз атомная бомба была взорвана на глубине 27 метров. 25 июля 1946 года поднялся столб из миллионов литров воды на много километров в высоту. Десантный корабль, бросивший якорь прямо над местом взрыва, разнесло в секунды. Волны высотой до 30 метров накрыли острова, в США взрыв был зарегистрирован как землетрясение магнитудой пять с половиной баллов. Ударная волна расколола корпус линкора «Арканзас», авианосец «Саратога» также затонул с тяжелейшими повреждениями. Все корабли в непосредственной близости получили серьезные повреждения. «Рандеву» закончилось «страстным поцелуем».

«Принц Ойген», который стоял на якоре примерно в двух километрах от эпицентра взрыва, остался и на этот раз невредимым, не считая нескольких вмятин на радиолокаторе, конечно, он был заражен радиацией, как и другие корабли и атолл Бикини. Кратер, который образовался в земле при испытании, оказался шириной 600 метров и 9 метров в глубину.

Американцы пытались обеззаразить корабли. Пять тысяч человек должны были чистить их водой, щелоком и мылом. Водолазы, меж тем, поднимали со дна измерительные приборы с затонувших кораблей.

Тем временем, полным ходом шла подготовка к третьему тесту, которому не суждено было состояться. Сокращения бюджета и сомнения в смысле продолжения испытаний завершили операцию. «Принца Ойгена» отбуксировали к соседнему атоллу Кваджалейн, чтобы там дальше наблюдать за его радиоактивностью.

Незадолго до рождества 1946 года «Принц Ойген» получил крен, возможно, вызванный негерметичными вентилями. Несмотря на все попытки спасения, крейсер затонул 22 декабря 1946 года. До сегодняшнего дня его киль возвышается над водой. И, несмотря на стихшее излучение, сохраняется опасность: до трех миллионов литров топлива остается в топливных танках разрушающегося корабля, что является угрозой для человека и окружающего мира.

Марк фон Люпке, Der Spiegel (перевод «Иносми»)

Share.

1 комментарий

  1. Испытывать бомбу нужно было с немецким экипажем на борту.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.