Веселые истории

0
Схватка с оборотнем
Решила сделать из старых джинсов модные – драные. Порезала их так, будто подралась со зверем, сделала почти похожие «следы от когтей». Пришла в вуз и лоб в лоб столкнулась с деканом, который посмотрел на меня и спросил: «Кто же это вас так потрепал?» Декан у нас великолепный, поэтому я решила подшутить: «Понимаете, учила вчера латынь, неожиданно вызвала дьявола, а он на меня волка-оборотня спустил, он джинсы и поцарапал. Но я его усмирила, теперь сидит дома на цепи, молочко пьет». Декан посмеялся. А зачет по латыни мне поставили автоматом.
Тонкая месть
Работал официантом. Один постоянный гость был очень придирчивый. Например, мог съесть почти весь стейк и, когда останется маленький кусочек, сказать, чтобы сделали прожарку побольше, мол, не дожарили. Пиво ему наливали исключительно в дамский бокал 0,33 объема. Был он другом директора, все его хотелки исполняли.
Вот как-то сидит он с директором, кушает. Официантка их обслуживающая была не из терпеливых. Принесли ему огурцов, очищенных от кожуры. А он:
– Зачем очистили? В кожуре самые витамины!
А официантка с серьезным лицом:
– Ну, кожура еще осталась. Вам ее отдельно принести?
Директор ржал, гость молчал.
Блеснуть остроумием в приличной компании
Какой был класс, точно не помню – второй или первый? Мы ехали куда-то на школьном автобусе. Куда ехали, не помню тоже, зато хорошо помню, что при посадке прощёлкал клювом, остался без места, и наша классная руководительница, Марина Владимировна, посадила меня к себе на колени. Сидели когда-нибудь на коленях у пышногрудой 25-летней блондинки? Нет? А я сидел. Не сказать, что сперва удобно, но потом поёрзаешь – и порядок. Тепло, мягко. Марина Владимировна крепко прижимала меня к себе, чтобы не свалился. Едем, значит, и водитель наш, дядя Серёжа, выглянув из-за своей загородки, говорит:
– Вы чего скучные такие? Хоть бы песню спели!
Марине Владимировне эта идея очень понравилась:
– Точно! Дети, давайте споём песню!
И мы запели. Если кто-то бывал в деревне и слышал, как мычит деревенское стадо, тот может представить вокальные особенности нашего хора… Короче, песня не задались. Мы снова какое-то время ехали в тишине, но дядя Серёжа опять выглянул в салон и говорит:
– Ну, раз песен не поёте, тогда анекдоты хоть рассказывайте! А то я усну!
– Ой-ой-ой! – сказала Марина Владимировна. – Расскажите скорей дяде Серёже анекдот! Знает кто-нибудь?
– Я знаю! – сказала Танечка, которая сидела рядом с нами.
– Очень хорошо! – обрадовалась Марина Владимировна. – Рассказывай!
И Танечка рассказала детский анекдот про колобка. Никто, конечно, не смеялся, потому что этот анекдот про колобка все знали.
– Ну что? – спросила наивная Марина Владимировна. – Неужели больше никто не знает анекдотов?
Все молчали. Наверное, больше анекдотов действительно никто не знал. Нет, я-то знал! Просто я не был до конца уверен в уместности тех анекдотов, которые я знал, для данной аудитории. Дело в том, что по ту пору отец мой работал на лесопилке и частенько брал меня с собой. В жарко натопленной дежурке вкусно пахло соляркой, дымом папирос и пиленым деревом. За большим столом сидели раскрасневшиеся с мороза мужики, они курили, пили крепкий чай, играли в домино и травили анекдоты. Поначалу они делали скидку на моё присутствие, но я тихонько сидел в уголке, строгал ножиком палочку, и постепенно про меня забывали. Тогда и начиналось самое интересное…
Смысл не каждого анекдота до меня доходил, но видя, как веселятся взрослые, я запоминал искрометные короткие истории в надежде когда-нибудь тоже блеснуть остроумием в приличной компании. И вот такая возможность представилась. Жажда славы и восхищения, в конце концов, одолела сомнения. Слегка выпроставшись из-под груди Марины Владимировны, я протянул руку и сказал:
– Я! Я знаю анекдот!
– Рассказывай! – разрешила Марина Владимировна.
– Попали как-то на остров к людоедам еврей, американец и француз, – начал я бодро и четко.
Все навострили уши. Марина Владимировна одобрительно заулыбалась своей восхитительной белоснежной улыбкой и покрепче прижала меня к животу. А дядя Серёжа выглянул из-за своей водительской перегородки и ободряюще подмигнул, мол, давай, пацан, врежь фольклором по бездорожью!
Ну, я и врезал. Уж чего-чего, а рассказывать я всегда умел и любил:
– А вождь людоедов им и говорит: «Мы вас съедим, а из вашей кожи сделаем отличные лодки! Но поскольку мы добрые людоеды, то даем вам право выбрать оружие, от которого вы примете смерть!» Американец выхватил кольт 45-го калибра и с криком «Да здравствует Америка!» выстрелил себе в голову. Француз взял в руки флакончик с ядом и тихо выпил эту отраву. А еврей вытащил из рюкзака обычную столовую вилку и стал тыкать себя в разные места. «Зачем ты так себя мучаешь?!» – спросили изумлённые людоеды…
На этом месте я спрыгнул с колен Марины Владимировны, и, протыкая себя воображаемой вилкой, громко и с выражением выкрикнул:
– А вот х… вам, а не лодка! Ничего вы из меня не сделаете!
Когда я закончил, в салоне вместо гомерического хохота повисла нехорошая тишина. Дети, похоже, ничего не поняли. Зато Марина Владимировна захлопала глазами и начала краснеть. Она краснела от кончиков ушей, всё ниже, ниже… И мне показалось, что даже её коленки у меня под попой горят от возмущения.
– Это где же ты наслушался таких анекдотов?! – спросила она тоном, не предвещавшим ничего хорошего.
– В леспромхозе! – честно ответил я.
Как отреагировал на анекдот дядя Серёжа, из-за перегородки видно не было, но автобус вдруг пошел накатом, постепенно замедляя ход. В конце концов, он выкатился на обочину и встал. Из-за загородки водителя раздался стон. Мы туда заглянули. Дядя Серёжа лежал на руле, и плечи его вздрагивали от хохота.
– Что случилось? – с тревогой спросила Марина Владимировна.
– Ох! – стонал в ответ дядя Серёжа.
Потом он взял себя в руки, утёр рукавом слёзы, и, продолжая всхлипывать, сказал:
– Всё, Марина Владимировна! Завтра увольняюсь к чертовой матери!
– Это почему это?! – удивлённо спросила Марина Владимировна.
– Ухожу на новую работу!
– Куда?!
– Как куда, – ответил дядя Серёжа, заводя двигатель, – в леспромхоз!
Доброе сердце
Раз в полгода нас инспектирует одна контора. Традиционно приезжает очень толстый и придирчивый дядька, Дэнни, которому я показываю отчеты.
Так получилось, что сегодня я встретился с ним впервые за год. Он еще больше обрюзг и стал вылазить из древнего костюма, сменил очки на более мощные и стал еще сварливее. Одышка и потливость тоже не исчезли. А вот на голове… Вместо обычной старческой щетинки там красовались длинные, почти до плеч, ухоженные волосы!
Разительный его переход на образ рокера реально заинтриговал, и я, уже прощаясь, сделал ему комплимент насчет прически. И тут Дэнни вдруг оживился  и стал взахлеб рассказывать, как он за ней ухаживает, и какие масла, притирки и сеточки использует для большей сохранности. Меня уже стало мутить от этой хрени, когда тот добавил: «Хотя, конечно, это нелегко. Жарко. Люди вон смеются. Но мне осталось отрастить только сантиметр. И тогда мои волосы примут на парик для раковых детей».
Самый страшный момент
Смотрели в кинотеатре фильм ужасов «Тихое место», в котором кровожадные слепые монстры охотятся на людей, вычисляя их по звуку. Фильм, соответственно, очень тихий, все герои ведут себя максимально бесшумно, чтобы не быть пойманными. Самый напряжённый момент, самая зловещая и звенящая тишина, весь зал затаил дыхание. И тут я ка-а-ак чихну. Вот прямо на весь зал, все аж подпрыгнули. Муж потом сказал, что мой чих был самым страшным моментом за весь фильм.
Как развеселить женщину
Неделю назад, идя в магазин за хорошим настроением, увидел стройную, но грустную женщину и – чёрт меня дёрнул, что ли? – встал у неё поперёк дороги и сказанул: «Когда я вас увидел, то у меня поднялось не только настроение!» Сперва она замахнулась, но потом рассмеялась и пошла дальше, от бедра.
Ибо принцесса!
Аниматоры отеля проводят международный конкурс красоты среди девушек-подростков. Один из конкурсов – кто быстрее съест кучку горошин игрушечной вилочкой. Быстрее всех съела немка, а победительницей единодушно признали москвичку Аллу, которая успела съесть за это время лишь одну горошину. Но как! Она расстелила салфетку, протерла вилку, поглядела в зеркало, поправила прическу и, оттопырив мизинчик, наколола горошину. Ибо принцесса!
Спасибо чужой крови
В феврале я попал в больничку. Деталей не хочу рассказывать. Суть в следующем: после операции в меня перелили столько крови, что своей почти не осталось (со слов врача). Вы не поверите, но после операции курить не хотелось. Хирург сказал, что это «бонус такой». И если специально не начну снова курить, то даже тянуть не будет. И не обманул — действительно не тянет.
Share.

Comments are closed.